Ленин в КИМе

22 декабря практически параллельно с подведением итогов года Главой города в том же здании на первом этаже Королёвского исторического музея проходило открытие экспозиции настенной росписи художника-авангардиста Василия Маслова. Настенную роспись Маслов оставил на стенах клуба дома Стройбюро ещё в 1930-х годах. Старожилы рассказывали об этих росписях городским краеведам, но проверить помещения дома Стройбюро не было никакой возможности — там уже был не клуб, а жилые комнаты.

В 2013 году начались поджоги дома. Прибывшие на место пожарные заливали Стройбюро водой, чтобы справиться с огнем. А так как жильцов Стройбюро на этот момент уже расселили, а доступ в квартиры был открыт, то создалась уникальная ситуация. В этот момент городской краевед и фотограф Евгенй Рыбак вместе с сыном отправился в Стройбюро, где отслоившиеся влажные обои открыли миру пропавшие много лет назад шедевры авангардной живописи – Электрификация, Индустриализация и Индеец!


Далее из статьи Анастасии Кузиной "В разрушенном застройщиками «Доме Стройбюро» обнаружили шедевры, считавшиеся утраченными"; от 17 декабря 2014 года, Фото Евгения Рыбака:

Реставратор Константин Маслов о художнике Василии Маслове: «Он был русским самородком. Родись Маслов в Петровскую эпоху, он мог быть Андреем Матвеевым или Иваном Никитиным, в XIX веке из него мог бы получиться Солнцев или Васнецов. Но время его совпало со временем авангарда. Он принадлежал к поколению, следовавшему за Кандинским, Малевичем, Хлебниковым. Он не получил систематического образования. Послереволюционная эпоха не располагала к этому. Уйдя в 15 лет из дома, он много лет вел жизнь беспризорника. Потом недолго учился в художественной школе в Баку, Нижегородском техникуме и во ВХУТЕМАСе и наконец попал по рекомендации Горького в Болшевскую трудкоммуну.

Живопись художника Василия Маслова долгие годы считалась утраченной. Его росписи обнаружили на стенах Дома Стройбюро случайно и совсем недавно. Искусствоведы называют работы художника исторической ценностью. Однако это не помешало властям города отдать здание застройщику, который начал расчищать участок под многоэтажку.

Дом Стройбюро крушили экскаватором под видом тушения пожара. Большая часть здания была уничтожена за несколько дней. Но комнаты с росписями уцелели благодаря тому, что множество людей вышло на его защиту. В результате, когда Дом поставили на госохрану, от него осталось всего несколько стен, а живопись оказалась погребенной под руинами.

Одну фреску сняли и увезли на реставрацию. Вторая же год провела под снегом и дождем, и лишь недавно при помощи областного Минкультуры над ней был сооружен навес.

— Росписи Василия Маслова в Доме Стройбюро были обнаружены осенью прошлого года одним из членов королевского ВООПИК Евгением Рыбаком после тушения последнего, восьмого, кажется, по счету пожара в выселенном здании, — рассказывает реставратор Константин Маслов. — В двух смежных комнатах на первом этаже, которые ранее составляли помещение красного уголка Болшевской трудкоммуны. Бумажные обои отстали от стен, упали и обнажили живопись. Расписаны были по периметру четыре стены помещения. На западной стене сохранилась композиция «Электрификация», на восточной – «Индустриализация».

Когда мы с сотрудником Строгановской академии Филиппом Гузановым приехали в Королев, там как раз работал экскаватор, методично разбивая стены и перекрытия. На короткое время он был остановлен, и мы имели возможность с фонариком – уже было темно, — взглянуть на живопись. Мы сразу поняли, что она уникальна. Авангард 20-х, ничего подобного мы раньше не встречали.


Первый кадр настенной росписи Евгения Рыбака от 2.11.13

И так как разрушение Дома Стройбюро, несмотря на протесты ВООПИиК продолжалось, а помещение с композицией «Индустриализация» уже было завалено обрушенными перекрытиями и фрагментами кладки стен, мы решили спасти хотя бы «Электрификацию» и обратились за соответствующим разрешением к главе города. Нам разрешили и дали на снятие две недели. Мы справились за три.

Я хотел бы подчеркнуть, что мы решились на снятие росписи лишь потому, что здание Стройбюро, как нам тогда казалось, было обречено на разрушение. Операции по демонтажу настенных росписей проводятся только в тех случаях, когда здание, элементом которого они являются, разрушается. Если нет угрозы для здания, настенные росписи необходимо сохранять, как неотъемлемую составляющую памятника, определяющую его историческое и культурное значение. Они являются неотчуждаемым от него элементом предмета охраны! Росписи Василия Маслова и являются таким элементом Дома Стройбюро, историческим свидетельством Болшевской трудовой коммуны.

Процесс снятия живописи Дома Стройбюро был непростым, потому что его пришлось проводить при низких температурах. Когда мы заканчивали работы, уже стояли морозы, поэтому нам пришлось использовать раствор синтетического консолиданта в ксилоле, вода бы замерзла. Работали в масках химзащиты.

Помогали нам и члены Королевского ВООПИиК, которые обеспечивали нас материалами и инструментами, и Королевский музей, в котором у нас была база, и храм Рождества Пр. Богородицы, куда мы ходили на трапезу. Непосредственно в работах по снятию живописи принимали участие волонтеры, все люди замечательные, творческие — будущие реставраторы, студенты Строгановки Игнат Редечкин и Антон Максименко, будущий архитектор Сергей Турчин, историк Владимир Сергеев, искусствовед Владислав Поленов, поэт Алексей Демский и художники Павел Шупленков и Алексей Спиренков. Всем им хотелось бы выразить нашу огромную благодарность.

Знакомые кадры, правда?

"Ветхий" дом ломали несколько дней.

В 2014 году Министерство культуры помогло законсервировать оставшуюся роспись. В марте 2015 года за несколько дней до приезда Дмитрия Анатольевича Медведева была снесена оставшаяся часть фасада здания.

Дипломники Кафедры реставрации монументально-декоративной живописи Московской Государственной Художественно-Промышленной Академии им. С.Г.Строганова проведли работу по реставрации росписи художника БТК Василия Маслова "Ленин", спасенной из Дома Стройбюро после первого сноса. За прошедший год была проделана большая работа. Как сказали преподаватели кафедры, работа с этой росписью оказалась даже сложнее реставрации древнерусских фресок. Поскольку студентам в процессе работы приходилось пользоваться сильными химикатами, то специально по распоряжению ректора над рабочими столами была сделана вытяжка. Фрагменты росписи смонтированы на подготовленную многослойную фанерную основу, которую подготовили студенты Кафедры художественной реставрации мебели.

И вот, роспись привезли в музей!

01. Экспозицию открывала новый директор Королёвского исторического музея Елена Владимировна Куценко.

02. Константин Ильич Маслов (однофамилец) рассказал о процессе снятия росписи со стены

03. Следом выступила Ольга Мельникова — зампред Королёвского отделения ВООПИК

04. На мероприятии собрались как активные жители города, так и краеведы. Что интересно, на открытие выставки (без преувеличения международного значения) никто из лиц, обремененных властью не пришел. Меня это очень неприятно удивило. Действительно, кому нужна выставка с фуршетом из конфет, печенья и пластиковых стаканчиков с шампанским, когда есть большущий банкет на втором этаже ДК Калинина?

05. Подписали соглашение о сотрудничестве музея с Институтом туризма и сервиса

06. Владимир Ильич Малых — председатель Королёвского краеведческого общества. Владимир Ильич рассказал, что недавно нашли место дислокации зенитной установки, защищавшей город во время войны — Бурковские поля!

07. Евгений Рыбак на фото справа. За ним Мария Миронова — председатель королёвского отделения ВООПИК, она принимала непосредственное участие в процессе сохранения культурного наследия. Роспись выставили в фойе (теперь это выставочный зал) музея.

08. Важнейшим гостем мероприятия была Раиса Дмитриевна Позамантир — журналист, краевед, автор книг Калининград-Королёв, почётный житель города. Знакомством с Раисой Дмитриевной можно гордиться всю жизнь.

09. Небольшой фуршет в музее куда приятнее банкета в соседних помещениях ДК Калинина

10.

11. Слева направо: Ольга Мельникова — зампред ВООПИК, Марина Васильена Черезова — старший научный сотрудник музея, Константин Ильич Маслов — реставратор, Раиса Дмитриевна Позамантир — историк, краевед, журналист, Мария Миронова — председатель Королёвского отделения ВООПИК, Евгений Рыбак — фотограф, краевед.

12. А это Владимир Ильич Малых — председатель краеведческого общества им. Б.Я. Ежова и Галина Ивановна Маношкина — член Союза краеведов России, зампредседатель краеведческого общества.

13. Три известные настенные росписи Маслова, выполненные в Стройбюро. Сейчас они находятся под завалами, которые никак не могут расчистить. Эти росписи ещё необходимо спасти. На фото — роспись «Индеец»

14. «Индустриализация»

15. «Электрификация». Эту роспись Вы можете увидеть в музее, ежедневно с 10:00 до 18:00 кроме понедельника и вторника.

Королёв-тв




Читайте также:

комментария 2

  1. Игорь Гришин:

    Владимир, я не могу удалить Ваш комментарий, хоть и хотел бы. На сайте каждый пользователь рискует только своей личной репутацией, так что прошу прощения у почтенных пользователей сайта.

    • Игорь, моя инетовская репутация давно уже подмочена, готов рискнуть ее остатками для привлечения внимания к этой теме почтенных пользователей сайта. Сам я из Вашего поста ничего нового не вынес, все эти слова давно уже десятки раз повторены в пятых и десятых производных. А поговорить есть о чем. К примеру такой вопрос: можно ли было спасти все росписи? Думаю, что да, и не только саму живопись, но и дом в целом. Вы правильно заметили, что Председатель ВООПиК «принимала непосредственное участие в процессе сохранения культурного наследия». Добавлю: не только принимала участие, но и 2 ноября 2013-го принимала решение о том, как следовало сохранять это наследие. Возможно она расскажет о событиях того дня.
      Главным же сейчас следует считать вопрос по завалам. Возможно отдельные фрагменты второй росписи сохранились (по третьей межоконной надежд уже нет). Уж коли Вы взялись за эту тему, может разместите запросы — ответы, что следует ожидать в дальнейшем. Если, конечно, это не является секретной информацией. Про тайны следствия и неуловимых экскаваторщиков я слышал. Может есть более свежая информация?