Участники испанских событий 1937-38 гг. в нашем городе

Встреча «Участники испанских событий 1937-38 гг. в нашем городе», состоявшаяся 24.04.2018 г. в отделе «Усадьба Костино» музея на ул. Ильича, вновь напомнила нам о детских домах, где провели свои годы испанские дети. Основным докладчиком был Владимир Малых , сделал сообщение о судьбе двух испанцев Леонид Горовой, присоединились позже к нам Ольга Зуева и Татьяна Буслова. 

Вот что рассказал нам председатель общества краеведов  им. Б.Я. Ежова  Владимир Ильич Малых:

Испанские дети у нас в Болшево

В сентябре 2017 года, исполняется 80 лет со дня приезда первой группы испанских детей в СССР и основания в Старых Горках Болшевского  детского дома № 1 для испанских детей.

18 июля 1936 года в Испании вспыхнул мятеж: несколько генералов во главе с генералом Франко подняли бунт против республиканского Правительства, началась Гражданская война, длившаяся три года, с 1936 по 1939 года.

Советский народ одним из первых пришел на помощь. В Испанию доставляли нефть, хлеб, вооружение, тысячи советских добровольцев воевали в Испании. В самый разгар войны, в 1937 году приблизительно три с половиной тысячи испанских детей от двух до четырнадцати лет были вывезены в Советский Союз, чтобы спасти их от ужасов войны.

Маленькие испанцы прибыли в июне 1937 года в Ленинград и были распределены по детским домам страны. Часть испанских детей приехали на станцию Болшево, их сопровождали испанцы-воспитатели. Здесь был организован один из крупных детских домов – «Болшевский детский дом». Детей расселили в двух корпусах с двумя двухэтажными «крыльями» по улице Кирова,  дома № 87 и 91.

Один из корпусов. Фото 2017 г.

В одном здании жили мальчики, в другом девочки. В главном здании (№91) размещалась столовая, рабочие комнаты, учебные классы и администрация. В центре здания находились большой холл, в крыльях – спальни.

Так началась жизнь испанских детей на Болшевской земле. На первых порах возникали проблемы, связанные с питанием, дисциплиной, здоровьем, нужно было освоить русский язык. С 1 сентября испанские дети школьного возраста начали учебный год в Первомайской («Сталинской») школе.

Уезжая от войны, маленькие испанцы не знали, что в 1941 году война придет и на русскую землю. Старшие воспитанники испанского детского дома ушли на фронт. Оставаться в стенах детского дома было тревожно, начались авиационные налеты на Москву и испанский детский дом эвакуировали. После войны, часть ребят вернулась и жили до 1951 года, когда им разрешили вернуться в Испанию, но многие остались в СССР, получили образование, создали свои семьи.

Бывшие воспитанники испанского детского дома не раз приезжали в СССР. Например, 28 июля 1987 г. была организована встреча педагогов и их воспитанников. Хотя удалось собрать только пять бывших работников и семь воспитанников, встреча была незабываемая.

Прошлый 2017 год был наполнен рядом событий:

16 сентября в Обнинске состоялась встреча испанских «детей войны». Приехала большая делегация из Испании, был торжественный митинг в Центральном парке. Музей истории г. Обнинска хранит память о пребывании здесь 500 маленьких испанцев.

Испанская делегация в Обнинске

В ДК «Юбилейный» прошла выставка «Дети войны — о своей жизни, и твоей истории», посвященной 80-летию со дня прибытия испанских детей в СССР. 

Первый день открытия выставки. Окт. 2017 г.

Доклад (лекцию) В.И. Малых дополнил журналист и краевед Леонид Горовой, рассказавший о судьбах двух испанцев, привезенных в Советский Союз и связанных с нашим городом.

Два испанца

Первый из них – Анхель Гутьеррес — оказался в стране Советов в пятилетнем возрасте, воспитывался в Болшевском испанском детдоме, окончил в Болшеве среднюю школу, а затем – режиссёрский факультет ГИТИСа. Работал в театре г. Таганрога, в московских театрах «Ромэн» и на Таганке. Снимался в кино, в частности, в фильме «Салют, Мария!». Впоследствии вернулся в Испанию, основал в Мадриде театр русской драмы имени А.П. Чехова. В изданных в прошлом году в Москве дневниках Анхель Гутьеррес пишет и о Болшеве. Своё 85-летие советский и испанский актёр и режиссёр Гутьеррес отметил в Москве.

Другого испанского мальчика по имени Хосе в возрасте примерно двух лет в Советский Союз в 1936 году привезла гражданская жена советского журналиста и писателя Михаила Ефимовича Кольцова немецкая журналистка Мария Остен (псевдоним; н.ф. Гроссгинер). Здесь он носил имя и фамилию: Юзеф (Иосиф) Грессгенер (Гроссгинер). Известно, что Юзеф служил в армии, женился, стал отцом. По профессии он шофёр, работал водителем такси. В одном из последних писем родному брату М.Е. Кольцова Борису Ефимовичу Ефимову, датированном началом 1981 года, Юзеф писал, что  является инвалидом II группы, и просит денег на ремонт квартиры.


Проживал Юзеф (Иосиф) по адресу: г. Калининград Московской области, улица Строителей, дом 10, кв. 2. К сожалению, этим ограничиваются сведения о нём. Краеведам предстоит установить  его дальнейшую судьбу.

  Когда многие слушатели разошлись, неожиданно вошли Ольга Викентьевна  Зуева и Татьяна Ивановна Буслова, сообщив, что они были на другом мероприятии, но хотели бы поделиться своими впечатлениями об Испании и тех испанских детях, для которых Россия стала вторым домом. 

Вот что рассказала краевед Ольга Викентьевна Зуева:

Бегущие от грозы

Испанские дети, эвакуированные в СССР во время гражданской войны в связи с 80летием прибытия в Советский Союз, подготовили выставку, на которой разместили многочисленные документальные материалы о своей жизни, связанные с историей Советского Союза. В нашем городе эта выставка побывала после демонстрации во многих городах, где размещались  поодиночке или  с братьями и сестрами «дети, бежавшие от грозы»-от войны гражданской, от фашизма. За два года — с 1937 по 1939 годы — из Испании эмигрировало более 34 тысяч детей в возрасте от 3 до 15 лет. Испанских детей  приняли и такие страны, как Франция (20 тысяч человек), Швейцария (800 человек), Бельгия (5 тысяч), Великобритания (около 4 тысяч), Голландия (195 человек), Мексика (455 детей). В Советский Союз всего прибыло 2895 детей (в 1937 году — 2664, в 1938 году — 189, в 1939 году -42 человека).

Большинство из них вскоре вернулось на родину, но на чужбине надолго задержались те из них, кто эмигрировал в Мексику и особенно в Советский Союз.

В детский дом №1, созданный в Правде (в Тишкове), в основном поселили беженцев Арагоны. Группы формировали с конца октября 1938 года. Через границу Франции, на поезде, их привезли в порт Эль-Гавр, где подняли на борт советского судна «Феликс Дзержинский», прибывший 6 декабря 1938 года в Ленинград.

В отличие от других государств, где детей отдавали в семьи, в СССР маленькие колонии испанских детей строились по социалистическому принципу коллективизма, но держали довольно изолированно от остального советского общества. Финансированием детских домов занимался ВЦСПС, а курировали  многие организации: ЦК комсомола, ЦК профсоюза дошкольных учреждений и детдомов,  Наркомздрав и Наркомпрос.

Нормы содержания одного воспитанника «испанского детского дома» до войны были в 2,5–3 раза выше, чем для воспитанников обычного советского детдома. Летом часть детей (в основном, слабых здоровьем) вывозили на юг в пионерские лагеря, в том числе в знаменитый лагерь Артек.

Под грифом секретности в одном из отчетов архива Коминтерна сохранилось: » В силу разных причин, многие испанские дети страдали различными болезнями, некоторые из них были вызваны условиями жизни и климатом. Так, детдом N1 на подмосковной станции Правда (здесь проживало 450 детей) находился в местности, благоприятной для малярии. Больше всего испанские дети болели туберкулезом, вызванным влажным климатом. Власти, несомненно, знали об этом. Было также известно, что специальный детдом для больных туберкулезом был создан в Евпатории.»

Стенд в г. Обнинск о жизни детей в России

Почему о нашем здоровом климате так отзывались некоторые испанцы? Дети  приехали вместе, но из разных социальных слоев, из южной, солнечной страны. Они здесь впервые попробовали картофель и гречку. Продукты в Испании иные. В России меньше фруктов, овощей, масла, а самое главное-холод. Адаптация требовала времени, терпения и от испанцев, и от россиян. Думали, что дети скоро возвратятся в Испанию, но началась Великая Отечественная Война.

В «Калининградской правде» в 1987 в связи с 50-летием прибытия испанских детей  находим статью Марины Штундюк (Татарской ныне) «Дом для испанских детей». Марина входила в группу внештатных корреспондентов «Юный гайдаровец» при редакции. Школьница писала:»Мне посчастливилось познакомиться с Татьяной Филипповной Меркуловой, Еленой Трофимовной Попик, Александрой Григорьевной Дмитриченко. Они работали в детском доме с самого начала его существования, когда он располагался еще в Тишково (ныне Пушкинский район). В конце войны детский дом переехал в Болшево, в Горки. Вторым директором детдома был М.М. Рабинович.»

Вернувшийся из эвакуации в 1944 году детский дом №1 разместился в зданиях фабрики «Парижская коммуна» и дома отдыха обувной  кожевенной фабрики.

Из статьи узнаем, что был создан альбом «Детский дом №1 для испанских детей», на титульном листе которого  значилось: «Фашисты лишили их родины и родителей. СССР заменил им родину, а советские люди-родителей».

Пропал альбом, ушли из жизни многие дети и родители. На выставке были стенды с документами, воспоминаниями, фото и рисунками. Много там горьких слов о несложившихся судьбах, о возникшем охлаждении между родственниками, о противоречивом восприятии испанцами советской действительности.

В Обнинске установили памятник испанским детям , к которому приносят красные гвоздики-цветы, являющиеся символом испанского сопротивления фашизму.

А что у нас?

В Болшево рос фруктовый сад, посаженный испанскими детьми…

Есть улица Кирова, стоят дома №87 и № 91, а…голоса прошлого затихли или совсем пропали…

— Маленькие еще были, а уже понимали, из-за чего война в их стране, -рассказала тогда Т.Ф. Меркулова. — Даже макароны есть отказывались, тарелки на пол бросали, говорили: «Не будем есть фашистскую еду». В Италии ведь любимое блюдо-спагетти.

Первая реэмиграция в Испанию «детей гражданской войны», как их здесь называли, была разрешена лишь после смерти Сталина, в 1956 году. Но тогда, во многом из-за того, что в Испании все еще властвовал диктатор Франко, вернулись на родину немногие. Вторая, и довольно мощная, волна реэмиграции произошла уже после его, начиная с 1976 года. И сейчас многие «советские испанцы» возвращаются в Испанию доживать на родине свой век.

А есть «прикипевшие к России»- так говорит о себе Лев Мелихов — сын испанца, прибывшего в Россию в 1937 году .

-Отец у меня испанец – из тех испанских детей, которых, спасая от фашистского режима Франко, переправили в Россию в конце 30-х, – рассказывает мастер. – И в метрике у меня записано: Лев Хосе Дуке Андреас Мелихов. В конце пятидесятых, когда Долорес Ибаррури добилась амнистии для испанских коммунистов, отец вернулся на родину – мне тогда пять лет всего было. Но мама, конечно, в то время с ним поехать не смогла, это было исключено… От отца письма еще 20 лет потом приходили, но ни он, ни мы ничего не могли сделать. Мы с мамой даже были у Хрущева –  нас сама Ибаррури к нему приводила – я был еще в коротких штанишках, в береточке… Но все было бесполезно: в Испании по-прежнему правил генерал Франко, а СССР был за пресловутым железным занавесом… А мама была родом из Махачкалы. Мелихов – это моя та, хазарская фамилия, от царя Мелиха. Но я православный, меня двухнедельным окрестили. Почему? Маленький подмосковный городок Волоколамск, в котором я явился на свет Божий, – один из крупных православных центров. Говорят, до революции в нем было аж 16 церквей на три тысячи жителей…

Лев Мелихов-фотограф с мировой известностью, по образованию — архитектор, писал стихи, которые одобрила сама Ахматова.

— Я люблю друзей, люблю дружить, кайф ловлю от этого. Люблю давать и ничего не прошу взамен.

Лев Хосе Дуке Андреас Мелихов влюблен в людей, в эпоху, в жизнь. Без влюбленности  не получается портретов… Всё взаимно, поэтому  многих известных людей потомки  будут  представлять  по созданным Мелиховым портретам.

— Чем больше я ездил по другим странам и даже жил в них какое-то время по работе, тем меньше хотел уехать насовсем, очень скучал по родным краям. Прикипел я, даже нет – меня просто пришибло к России!

Актриса Лия Ахеджакова на субботнике

Фото с выставки Мелихова  «Круглосуточная дружба»

Татьяна Ивановна Буслова, краевед, испанист и переводчик рассказала о воспоминаниях испанцев живших в Советском Союзе, опубликованных в испанских книгах и СМИ, о современной Испании и столкновении русской и испанской культур.

 

Слушала, видела, записала Маношкина Галина Ивановна.

Фотографии Цукановой О.Ю, Зуевой О.В.

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: