ЛАЗЕРНОЕ ОРУЖИЕ

Председатель краеведческого общества г. Королев Малых Владимир Ильич делится воспоминаниями об участии в комиссиях по приемке лазерного оружия. Он проработал в 8 Управлении МОП начальником отдела сводного планирования с 1969 г. по 1981 год.

По мере расширения объёма работ по созданию мощных лазеров и увеличения числа участников стало очевидно, что сосредоточение разработчиков на одном полигоне в Сары-Шаган становится узким местом в процессе проведения исследовательско-конструкторских работ. К тому же, отрицательным фактором была определённая удалённость полигона от основных разработчиков, расположенных, как правило, в центральном регионе страны. А с другой стороны, отрабатывать и испытывать мощные лазеры особенно с использованием взрывного способа накачки в условиях обычной институтской лаборатории или заводского стенда было невозможно. Ещё в конце 1960-х годов, когда строились в Москве здания для ЦКБ «Луч», Министр оборонной промышленности С.А.Зверев сказал:

«Для этой тематики нам нужна специальная испытательная база. Я вам не позволю тут по Москве возить ваши здоровенные лазеры!»

Поэтому правительство приняло решение создать новое предприятие, которое включало бы в себя и производственные подразделения (опытное производство), и достаточно большой, оснащённый испытательный полигон (специализированный испытательный центр) с протяжённой испытательной трассой. Для выбора места строительства центра была создана межведомственная комиссия, в результате работы которой было решено использовать территорию заброшенного танкового полигона вблизи города Владимира. В начале 1971 года вышло специальное распоряжение Совета Министров СССР о создании Межведомственного научно-исследовательского испытательного центра (МНИИЦ), в состав которого вошло и ОКБ «Радуга». Начальником этого центра был назначен генерал-майор Иван Сергеевич Косьминов, который был одним из участников работ по созданию ракет семейства «Р» совместно с С.П.Королёвым и долгое время жил в нашем городе.

В самый короткий срок военные строители возвели в глубине Владимирских лесов, в болотистой местности без дорог и коммуникаций, производственный комплекс с современным жилым городком. Комплекс включал в себя изолированные испытательные площадки, трассы со специальной измерительной техникой со всеми видами инженерного обеспечения.

Одна из испытательных площадок ОКБ «Радуга»

И.С.Косьминов в должности начальника вновь созданного Центра и ОКБ «Радуга» проработал с 1971 по 1988 год. А само предприятие существует до настоящего времени и теперь носит наименование Государственный научно-исследовательский испытательный лазерный центр (полигон) Российской Федерации «Радуга» имени И.С.Косьминова.

Помню случай, который произошёл ещё в период геодезических изысканий. По условиям задания на проектирование было необходимо проверить сейсмичность территории будущего полигона, то есть установить, насколько территория будущего городка и полигона устойчива к воздействию взрывных волн – поскольку предполагалось же проводить испытания лазеров с взрывной накачкой! Для этого на территории будущих трасс, на разной глубине в земле были заложены заряды и произведены взрывы. Во время взрывов сейсмические датчики измеряли мощность и распространение взрывной волны. Расшифровка показаний приборов дала положительные результаты, все были довольны, и проектанты спокойно уехали в Москву. На следующий день из Владимира «по ВЧ» (закрытой специальной телефонной линии) поступил звонок. Звонил первый секретарь Владимирского обкома партии (кстати, он очень хорошо и внимательно относился к строительству полигона и много помогал). Оказалось, что на окраине области, на берегу реки Клязьмы, где был расположен старинный стекольный завод (капитальное кирпичное здание, старинной кладки), вдруг днём во всём здании в одно мгновение вылетели все стёкла! Хорошо, что ещё никто не пострадал! Началось разбирательство с участием соответствующих органов. Дело хотели рассматривать как диверсию, и всё могло закончиться очень грустно, тюрьмой, так как с другой стороны был город Владимир! Но существо происшествия оказалось предельно простым. Заряд в одном из шурфов был заложен рядом с водоносным слоем, и в результате взрыва в нём образовалась ударная волна, которая распространилась по нему и вышла на берег Клязьмы в том самом месте, где стояло здание. Потом дело уладили, но стёкла пришлось вставлять нашим строителям и за наш счет!

Стелла на въезде в город Радужный

В середине 1980-х годов в Центре работало уже около тысячи инженеров-испытателей и исследователей. На испытательной базе велись работы по лазерам разных видов: твердотельным, газовым на СО и CO2, лазерам на парах металлов и другим. Эксперименты, как правило, сопровождались посещениями больших начальников – военных и гражданских (тем более что это было близко от Москвы). Например, в 1980 году Министру обороны СССР Д.Ф.Устинову был показан эксперимент по «прожиганию» крыла самолёта лазерным лучом (экспериментом руководил заместитель главного конструктора НПО «Астрофизика». Л.А.Васильев). Когда на крыле появилось отверстие, Д.Ф.Устинов предложил менять количество генерируемых лазером импульсов. При этом после каждой серии «выстрелов» точку прицеливания немного перемещали в сторону. Впечатление было необычайное – на крыле получилась цепочка сквозных отверстий разного диаметра.

Проводились работы по усовершенствованию принципов лазерной локации. Был создан экспериментальный лазерный стенд с синтезированной апертурой (по аналогии с радиолокационной станцией, как тогда называли – «бокового обзора»). В экспериментах убедительно было показано, что возможно получение сверхвысокого разрешения. На расстоянии около 2 километров была «прочитана» надпись, сделанная буквами высотой около 2 мм. Наличие трассы, оборудованной специальной измерительной техникой, позволяло проводить и демонстрационные, и приёмочные испытания специальных лазерных устройств, например, комплекса «Стилет», о котором я немного расскажу ниже. Как правило, таким демонстрациям предшествовали специальные научные совещания. На этих совещаниях с участием ведущих ученых и специалистов рассматривались и обсуждались результаты работ по мощным лазерам. В ОКБ «Радуга» такие совещания проводились под председательством Д.Ф.Устинова или президента АН СССР А.П.Александрова. На совещаниях присутствовали ведущие советские ученые, руководители правительства, военно-промышленной комиссии, министры, в том числе: О.Д.Бакланов, Н.Г.Басов, А.М.Прохоров, Е.П.Велихов, Ю.Б.Харитон, С.А.Зверев, Ю.А.Мозжорин и другие.

По роду работы мне приходилось бывать на полигоне, как правило, раз в месяц. Летом я старался уехать в четверг, чтобы поработать пятницу, а субботу побыть там. Центр окружали почти непроходимые леса. Иван Сергеевич Косьминов был отличным охотником и ещё более замечательным грибником. Поэтому возможность провести субботу с этим человеком можно было рассматривать как награду! Если совещания были организационные, то присутствовать начальникам отделов нашего управления надо было обязательно. Если совещания проходили с участием «больших начальников», то уж тут всё зависело от степени твоего допуска и от наличия свободного места в автобусе (как правило, министерский автобус заполнялся «под завязку»).

В конце 1970-х годов начались испытания готовых сухопутных лазерных комплексов. Первым для испытаний был подготовлен самоходный лазерный комплекс «Стилет». Этот комплекс был предназначен для воздействия на оптико-электронные устройства систем наведения различного оружия противника.

Самоходный лазерный комплекс «Стилет»

Его потенциальные цели – танки, самоходные артиллерийские установки и даже низколетящие вертолёты и беспилотные летательные аппараты. Работал комплекс следующим образом. Обычный радиолокатор обнаруживал цель, а по этим данным «Стилет» осуществлял лазерное зондирование цели, пытаясь обнаружить оптические приборы по бликующим стёклам. После уточнения путём лазерного зондирования направления на цель включался мощный лазер, и его импульс ослеплял или «выжигал» чувствительный элемент, будь то фотоэлемент, светочувствительная матрица или же глаз бойца. Лазерная система монтировалась на шасси гусеничного минного заградителя. Наведение боевого лазера по горизонтали осуществлялось поворотом башни, а по вертикали – с помощью специальной системы управления позиционированием крупногабаритных зеркал.

Разработка и изготовление лазерных систем силами НПО «Астрофизика», в которое было преобразовано ЦКБ «Луч», шли успешно, и на полигон «стахановскими» темпами поставлялись всё новые образцы. Так, уже в начале 1980-х годов на испытания был представлен новый самоходный лазерный комплекс «Сангвин».

Самоходный лазерный комплекс «Сангвин»

Этот комплекс отличался от предыдущего тем, что боевой лазер здесь наводился на цель без использования крупногабаритных зеркал. Наведение лазера в двух плоскостях осуществлялось с помощью высокоточных быстродействующих электромеханических приводов. Отказ от системы зеркал позволил успешно стрелять по движущимся целям. Например, на испытаниях удалось определять и поражать оптические системы воздушных целей на дальностях более 10 километров. На близких расстояниях луч «Сангвина» полностью выводил из строя прицелы и другие оптико-электронные элементы противника. Система монтировалась на шасси зенитной самоходной установки «Шилка». На башне помимо боевого лазера были установлены маломощный зондирующий лазер и приёмное устройство системы наведения.

Через три года после системы «Сангвин» на испытания были доставлены основные элементы корабельного лазерного комплекса «Аквилон». Принцип действия этого комплекса был аналогичен принципу действия вышеназванных наземных комплексов. Отличие состояло в том, что система военного корабля могла предоставить значительно больше электроэнергии, чем в случае наземных комплексов, благодаря чему обеспечивалось повышение выходной мощности и скорострельности боевого лазера. Этот комплекс предназначался для поражения оптико-электронных систем береговой охраны противника.

Самоходный лазерный комплекс «Сжатие»

Летом 1978 года на Межведомственном научно-исследовательском центре ОКБ «Радуга» состоялся смотр самоходного лазерного комплекса «Сжатие».  Комплекс был принят на вооружение в 1979 году. На смотр были приглашены представители ведущих предприятий, министерств,  Военно-промышленной комиссии и Госплана СССР. Представленные фотографии сделаны тогда в ОКБ «Радуга» (под Владимиром).

Надо отметить, что все они были приняты и формально по сегодняшний день находятся на вооружении Российской армии. В тот раз я уже был на территории ОКБ «Радуга» в составе министерской команды, и мы ожидали приезда очень высокого начальства. При этом обед сервировали не в столовой, а прямо на площадке, для чего срочно был подготовлен участок, затенённый специальным тентом, и расставлены столы. Как всегда, в таких случаях, создатели комплекса опасались проявления «визит-эффекта», но всё прошло без сучков и задоринок.

Комиссия выходит из сборочно-монтажного корпуса. Слева направо: второй Мозжорин Ю.И., далее Сергеев В.А. – работник 8 Управления МОП (вторая группа). Группа на первом плане -Косьминов И.С. — начальник ОКБ «Радуга», Бакланов О.Д., Орлов В.К.- ведущий конструктор НПО «Астрофизика».

Ещё тогда, когда гости выходили из автобуса, среди членов комиссии я увидел хорошо знакомого мне человека в черном гражданском костюме. Когда комиссия ходила по площадке, осматривала материальную часть, слушала доклад, смотрела эксперименты, было неудобно подходить к нему. Но мне удалось сделать несколько снимков с его участием.

Демонстрация экспериментального образца комплекса «Сжатие» (слева в укрытии, видны только оптические элементы комплекса). Справа налево: Орлов В.К., Мозжорин Ю.А. (стоит несколько впереди), Косьминов И.Д., Бакланов О.Д.,, за загородкой сидит Устинов Н.Д.

Правда, за один из них я получил потом выговор: я не успел правильно выставить кадр, так что в поле зрения попала часть лазерного комплекса, который только что осматривала комиссия (мы потом договорились, что при печати лаборанты уберут соответствующую часть кадра).

Главный инженер 8 Управления МОП Зарубин П.В. докладывает характеристики комплекса «Сжатие». Стоят слева направо: второй Мозжорин Ю.А., Бакланов О.Д., Косьминов И.С. — начальник ОКБ «Радуга» и Зарубин П.В. — главный инженер 8 Управления МОП.

Потом был обед, и вот после обеда я выбрал момент, когда все разошлись по группам и по интересам, я подошел к нему поздороваться – это был Юрий Александрович Мозжорин! Он меня узнал и даже назвал мою фамилию (может быть, он её вспомнил, но, скорее всего, увидел в списке участников испытаний или просто спросил у кого-то из нашего 8 Управления).

Комиссия в выставочном зале осматривает плакаты и образцы комплекса. Справа налево: академик Басов Н.Г , Мозжорин Ю.А., Сергеев В.А., Устинов Н.Д., Бакланов О.Д. и другие

***

Теперь надо вернуться назад в далекий 1964 год. Я был принят на работу на предприятие почтовый ящик № 989 (таким было тогда открытое наименование нынешнего ЦНИИмаш) в августе 1964 года в отделение, которым руководил Аркадий Тимофеевич Горяченков. Время было ещё отпускное, практически всё начальство было в отпусках, и мне, чтобы как-то загрузить на первое время, просто поручили изучать документацию на аналоговую электронную вычислительную машину «Электрон».

А надо сказать, что тогда молодых (да и не очень молодых) работников очень часто «отвлекали» на посторонние работы, имевшие в тот момент «приоритетное значение» для «народного хозяйства». Направляли копать картошку в совхозе, убирать строительный мусор, ну и на другие подобные «высокоинтеллектуальные» работы.

Видимо, в то время под рукой у начальства не было «более способных» и менее занятых специалистов, так что и меня на несколько дней «бросили на трудовой фронт». Я был определён в подсобники штукатуров. На моё счастье, все работы происходили на территории института в главном корпусе, поэтому далеко ходить или ездить, как это приходилось другим, у меня необходимости не было. Меня просто прикрепили к двум женщинам, которые штукатурили стены в разных местах. Я должен был приносить необходимые ингредиенты (песок, известь, воду), готовить из них раствор и подавать его им по мере надобности.

В один из таких дней нас направили на третий этаж главного корпуса, где надо было за день оштукатурить стену с двух сторон. Это был чей-то кабинет, который разгородили деревянной перегородкой до потолка – видимо, комнату нужно было разделить на приёмную и собственно кабинет, так вот эту перегородку и нужно было срочно оштукатурить. В связи со срочностью, мне доверили и «ещё более ответственную» работу – набивку дранки. Мои напарницы до этого не позволяли мне выполнять такую ответственную операцию. Видимо, они считали, что я не смогу выдержать угол наклона или требуемое расстояние между дранкой. А тут надо было спешить, и они благосклонно разрешили мне заниматься этим делом в свободное от «основной работы» время! Я так увлёкся этой занимательной работой, что не заметил, что кто-то вошёл в комнату и стал у меня за спиной. Видимо, я очень художественно набивал дранку! Но вдруг я обратил внимание на то, что мои напарницы затихли. Обернулся и увидел перед собой человека небольшого роста в хорошем костюме. Он внимательно осматривал мою работу. Я поздоровался, он мне приветливо ответил и начал задавать вопросы: откуда я, как фамилия, кто мои родители, что я закончил, откуда я научился набивать дранку! Я едва успевал давать ему ответы. Судя по всему, ему мои ответы нравились, а когда я сказал, что закончил аспирантуру Московского авиационного института, он даже заулыбался. Затем он попрощался со мной и с моими напарницами, которые сидели притихшие на стремянке около стены. Когда незнакомец вышел из комнаты, они набросились на меня: «Ты знаешь, с кем ты разговаривал? Это же директор института!» Вот так состоялось наше первое знакомство.

Мозжорин Юрий Александрович

***

Я уже сказал, что после обеда на площадке я выбрал момент и подошёл к Юрию Александровичу. Представился, сказал, что сделал несколько фотографий с его участием и пообещал передать их ему при удобном случае. Оказалось, что он в тот раз был включён в Государственную Межведомственную комиссию в связи с тем, что ЦНИИмаш должен был готовить экспертное заключение. К сожалению, обстоятельно поговорить нам не удалось. Объявили посадку в министерский автобус, и комиссия уехала (нужно было засветло вернуться в Москву). Спустя несколько дней лаборанты передали мне фотографии, из которых четыре нужно было передать Юрию Александровичу. Но уже не помню, по каким причинам мне это не удалось сделать, фотографии остались у меня. Поэтому я решил опубликовать их сейчас.

Использованная литература:

П.В.Зарубин — Лазерное оружие. Миф или реальность? Владимир. 2009.

Председатель общества краеведов г. Королёва       В.И.Малых.

Читайте также:

комментария 4

  1. Это сайт «Наука и жизнь», или житие Малых?

    • Владимир:

      Нет, это история нашего города! Если не нравится, не читай! Автор

      • Вопрос был задан не Вам, как автору, а администратору сайта. От вас на свои вопросы и предложения по обсуждению Ваших постов ( см. ниже) я не получил ни одного ответа. Без флуда, с уважением. Читатель.

  2. Евгений:

    Здесь про Ю. А. Мозжорина. Прошу не флудить и не переходить на личности!