100 лет заводу артиллеристов и ракетчиков

Автор — АНДРЕЙ БРИТИКОВ, СОТРУДНИК ЗЭМа С 1968 ПО 2013 ГОД.

Завод экспериментального машиностроения (ЗАО «ЗЭМ» РКК «Энергия») отмечает знаковый юбилей — 100-летие своей деятельности на территории нынешнего г. Королёва Московской области.

Началом его истории в Подмосковье стало принятое в 1918 году решение Совнаркома о переводе Петроградского орудийного завода (ПОЗ) из Петрограда вглубь страны для увеличения стратегической безопасности дислокации одного из важнейших производителей артиллерии для армии (события последующей Великой Отечественной войны убедительно подтвердили правильность такого подхода). Преодолев очень непростой период переезда, размещения и восстановления своих производственных возможностей на новом месте, завод уже в 1920 году (теперь уже как Московский орудийный завод) вступил в число действующих и с 1922 года стал числиться полноценным предприятием артиллерийской отрасли. А в это время на территории нашей страны таких было… всего два. В 1922 году он получил имя Михаила Ивановича Калинина (этот видный деятель партии большевиков работал на ПОЗе шлифовщиком в начале 10-х годов прошлого века), а в 1927 году — номер «8». И под наименованием «завод №8 имени М.И. Калинина» до осени 1941 года успешно развивался в качестве одного из ведущих производственно-конструкторских центров отечественной артиллерии.

Работники Московского орудийного завода. Фото 1923 г.

К концу двадцатых годов прошлого века завод №8 пережил период организационно-экономической скудости и невнятности государственных планов и, как следствие, задач своего развития. Но его выбрали в качестве ведущего предприятия по разработке и производству всей противотанковой и зенитной артиллерии для армии и флота, и он стал монополистом в этих областях. Попутно завод обеспечивал пушечным вооружением большинство отечественных танков и бронеавтомобилей. Таким образом, в период до 1940 года практически всю артиллерию этого назначения разработали и произвели в Подлипках (так, с привязкой по названию к железнодорожной станции по Ярославскому направлению, около которой завод размещался, его частенько упоминали даже в официальной документации).

В кузнице. 1926 г.

26 декабря 1938 года этот населённый пункт получил статус города и стал именоваться Калининградом. Практическим итогом деятельности завода №8 к началу Великой Отечественной войны стало оснащение нашей армии и флота: — всей противотанковой артиллерией, последовательно представленной тремя моделями пушек калибра 37 и 45 мм; — всей зенитной артиллерией для сухопутных войск калибра 37, 76 и 85 мм; — всей танковой артиллерией калибра 45 мм; — всей универсальной артиллерией для флота (включая подводные лодки) калибра 37, 45, 76 и 85 мм. В сумме это составило более 56 тысяч орудий и установок, что значительно больше объёма производства всей прочей артиллерии, разработанной и выпущенной всеми другими арт-производствами страны.

Стенд музея ЗЭМ. Фото И.Гришина. 2018г.

Вполне закономерно, что государственное руководство по достоинству оценило заслуги коллектива, и в начале 1939 года завод №8 первым в отрасли получил самую высокую награду — орден Ленина. А в мае 1941 года его успехи отметили вторично — орденом Трудового Красного Знамени. Причём в текстах правительственных Указов каждый раз отмечалось, что награждение производится «За исключительные заслуги…». Таким образом, завод №8 имени М.И. Калинина стал и первым в стране дважды орденоносным предприятием. По упомянутым Указам большое количество сотрудников удостоились различных государственных наград, и в Указе 1941 года их награждение предварялось формулировкой «За выдающиеся заслуги…». Помимо собственно производственно-конструкторской деятельности завод №8 стал и настоящей «кузницей кадров» для нашей оборонной промышленности. Многие специалисты — конструкторы и производственники, воспитанные на заводе, переводились на другие предприятия и в управления наркомата, где занимали высокие ответственные должности. На заводе сложился высококвалифицированный конструкторский коллектив, последовательно предлагавший для Вооружённых Сил страны разнообразные перспективные артиллерийские системы для армии и флота. Принять их на вооружение и запустить в производство помешала только Великая Отечественная война. Она же остановила и проектно-конструкторскую деятельность. С началом войны ранее сложившиеся планы оснащения и переоснащения Рабоче-Крестьянской Красной Армии СССР пришлось пересмотреть в сторону существенного увеличения выпуска уже освоенных вооружений. Теперь то, что ранее планировали, выпускать в течение полугода, требовалось делать за месяц. И производственники ценой подчас нечеловеческих усилий эту задачу выполняли. Призыв «Всё для фронта, всё для победы!» выполнялся неукоснительно.

Эвакуация. Составы с оборудованием идут на восток.

Но руководство государства, дальновидно оценивая варианты развития событий, своевременно, уже в июле 1941 года, разработало план эвакуации множества предприятий, находившихся в западных областях страны и на территории Москвы и Московской области. При этом заводы на прежних местах дислокации работали буквально «до последнего», вывозя оборудование и рабочих в эвакуацию зачастую уже под бомбёжкой и артобстрелами.
В середине октября 1941 года настал час и для завода №8. Его оборудование и сотрудников вывезли в три адреса: в Свердловск, Воткинск и Молотов (так тогда назывался город Пермь). Основной точкой нового базирования стал Свердловск (в настоящее время — г. Екатеринбург). Там заводчане совершили ещё один трудовой подвиг. В тяжелейших зимних условиях, в кратчайшие сроки они смонтировали прибывшее оборудование и начали восстановление производственной программы по выпуску так необходимой фронту артиллерии.

Сборка 85-мм полуавтоматических зенитных пушек 52-К в Свердловске.

И с этой задачей справились, параллельно проводя конструкторско-технологические проработки по упрощению и удешевлению конструкций выпускаемых орудий. Таким образом, только в Свердловске за годы Великой Отечественной войны изготовили около 15 тысяч орудий и установок, в том числе всю зенитную артиллерию калибра 85 мм и половину всех пушек для самоходов СУ-85 и СУ-100. Производство 45-мм противотанковой артиллерии, разработанной на заводе №8, обеспечивали предприятия в Воткинске и Молотове, и оно исчислялось десятками тысяч.

Но в Калининграде осталась территория, по прежнему принадлежавшая заводу №8 и именовавшаяся в тот период заводом №8ф (то есть филиал). И после успешного контрнаступления советских войск в декабре 1941 года под Москвой, отбросившего противника на сотни километров и ликвидировавшего угрозу московско-подмосковной промышленной зоне, руководство Наркомата вооружений во главе с Д.Ф. Устиновым сразу озаботилось восстановлением производства на подведомственных территориях эвакуированных предприятий.

ЦАКБ — подготовка территории. 1943 г. Из музея ЗЭМа.

Для завода №8ф это выразилось в первоначальном формировании на его базе ремонтных оружейно-пулемётных мастерских, но уже с осени 1942 года филиал получил задание организовать выпуск 25-мм зенитных пушек, принятых на вооружение в 1940 году, но из-за начала войны так и не поставленных на валовой выпуск. Итогом стало создание в декабре 1942 года на территории бывшего завода №8 нового завода, получившего номер «88». Таким образом, произошла, так сказать, «реинкарнация» завода №8 имени М.И. Калинина (его базовое производство из Свердловска реэвакуировано в Калининград не было) с сохранением профильной для него номенклатуры: выпуск зенитной артиллерии. При этом следует отметить, что руководство Наркомата вооружений присвоило новому заводу номер, родственный по своему прочтению номеру его предшественника, тем подчеркнув их прямую преемственность. Преодолев закономерные трудности начального становления (подавляющую часть оборудования в 1941 году вывезли в эвакуацию, и его пришлось получать и устанавливать в цехах по новой схеме), завод №88 до конца войны выпустил более 5 тысяч орудий и установок для армии и флота. Параллельно здесь сформировался и конструкторский коллектив, предложивший заказчику ряд перспективных разработок. Война закончилась, оружия для неё изготовили в количествах, избыточных для армии мирного времени, и у завода №88 наметился спад производства. Замена в производственной программе военной продукции на народно-хозяйственную не соответствовала профилю квалификации предприятия, и появилась угроза утери сложившегося коллектива.

Вид на территорию РКК «Энергия» со стороны Ярославского шоссе. Фото И.Гришина. 2018 г.

Но руководство страны по итогам Второй мировой войны уже наметило перспективы дальнейшего развития отечественного оборонного потенциала и сочло целесообразным привлечь коллектив профессионалов завода №88 для решения совершенно новых и неожиданных задач. Во-первых, на заводе сформировали очень засекреченную группу, занимавшуюся разработкой одного из вариантов конструкции ядерного заряда для нашей первой атомной бомбы — по так называемой пушечной схеме. И хотя в итоге практически оказался реализован другой вариант — имплозивный (имплозия — взрыв, направленный внутрь. — А.Б.), участие конструкторов завода №88 в столь архисекретной тематике наглядно свидетельствует об уровне котировки их инженерной подготовки и зрелости. А 13 мая 1946 года вышло теперь уже знаменитое постановление Совета Министров СССР «Вопросы реактивного вооружения», принципиально изменившее как профиль производства завода №88, так и его дальнейшую судьбу. В его исполнение вскоре в Калининграде организовали НИИ-88 (его номер появился опять-таки от номера завода 88), и завод включили в состав института в качестве опытного. Столь разительная смена характера производства на деятельность, в значительной мере более близкую на этом этапе к деятельности предприятий авиационной промышленности, потребовала коренного пересмотра всех технологических цепочек и парка обрабатывающего оборудования. Но заводские профессионалы с этим справились. Таким образом, «артиллерийский», так сказать, период для завода №88 официально завершился, но, поскольку в составе НИИ-88 до 1960 года действовало АКБ (Артиллерийское конструкторское бюро), руководимое Е.В. Чарнко, по его заказам изготовили несколько опытных артсистем разработки этого АКБ. По мере изучения нашими конструкторами трофейной немецкой техники (а отечественное управляемое ракетное оружие на начальном этапе создавалось, основываясь на разработках немецких конструкторов), на заводе №88 проводилась подготовка производства, переучивание инженерно-технического состава и производственников-исполнителей. Коллектив усиливался молодыми специалистами — выпускниками самых престижных вузов страны. Именно в этот период всё более значительную роль стала играть фигура Сергея Павловича Королёва. Его способность к перспективному видению конечных целей, талант поиска и подбора компетентных и заинтересованных единомышленников, осознание масштаба задач и выбора правильных путей их реализации, организаторское видение проблемных узких мест и нахождение способов их устранения позволили ему сформировать и выпестовать структуру, которую сейчас справедливо называют «королёвской школой». Но главным стержнем, его краеугольной скрепой, стало воспитание осознанно высокой личной ответственности каждого исполнителя за порученное дело. Именно это служило фундаментом необходимого качества и надёжности, создавало истинный авторитет и заслуженное уважение. И в реализации этих планов Королёв всегда уделял огромное внимание своему заводу. Ветераны хорошо помнят его многочисленные визиты по цехам основного производства в любое время суток. При этом он всегда внимательно и дотошно разбирался в технических нюансах, предельно корректно и доброжелательно общался с рядовыми исполнителями, участливо и заинтересованно выслушивал их пожелания.

Ракета Р-7 у проходной первого производства ЗЭМа.

В этот период п/я 924 (такое условное название носил тогда завод №88) являлся единственным предприятием, обеспечивавшим всю производственную программу НИИ-88. А в его состав первоначально входили коллективы весьма разнообразных направлений. Например, ОКБ-2, руководимое блестящим инженером, организатором и обладателем чудесного набора общечеловеческих качеств А.И. Исаевым. Под его руководством разрабатывали разнообразные ЖРД. А занимался ими (с соответствующей внутризаводской кооперацией) цех №5 завода №88. Там изготовили двигатели для разгонных блоков межконтинентальной крылатой ракеты «Буря», двигатели для изделий первой отечественной зенитной ракетной системы «Беркут», а потом и самого массового ракетного комплекса ПВО С-75 (что это такое, отчётливо помнят американцы по итогам вьетнамской войны). И очень, очень многое другое.

После передачи пошедших в серию изделий на другие предприятия в цехе №5 развернули изготовление ЖРД уже собственной разработки. Кстати, на заводе №88 в опытном порядке изготавливали и сами зенитные ракеты. Сначала это был неуправляемый зенитный снаряд «Чирок» залпового пуска, а в начале 50-х годов завод собрал (этим занимался цех №7) несколько десятков управляемых зенитных ракет ШБ-23, прошедших определённую лётную отработку. По мере накопления опыта и увеличения номенклатуры ракетной техники, при непрерывном росте сложности её конструкций, завод всё более расширял свои возможности. Отвечая на потребности ОКБ-1 Королёва, на предприятии создавались новые производства и развивались новые направления: приборостроение, разработка арматуры автоматики для двигательных установок (из этого направления позднее развилась обширная область бортовых пневмогидросистем для средств терморегулирования, обеспечения термовлажностного режима герметизируемых объектов, их газоснабжения и общего жизнеобеспечения). Даже отработка и производство теплозащитных покрытий для головных частей первых отечественных баллистических ракет — всё это тоже завод №88. При этом он обеспечивал производство не только собственно «ракетного железа» — изготавливалось и поставлялось, как для себя, так и смежникам, огромное количество стендового оборудования для отработки самых разнообразных, подчас весьма экзотических конструкций. В их создание конструкторы ОКБ-1 вкладывали самые передовые для своего времени идеи и методики, а завод, проявляя подчас чудеса русской технологической смекалки и изобретательности, изготавливал их и сдавал заказчикам. Но, разумеется, генеральной задачей на этом этапе являлось изготовление и отработка ракет для Вооружённых Сил страны. Практика структурного деления обязанностей в создании этой техники в СССР сложилась по схеме: конструкторско-чертёжная отработка изделия, изготовление модельных и полномасштабных конструкций с обеспечением их агрегатных и комплексных испытаний и доработок, сдача на вооружение и передача для серийного производства, зачастую на другие предприятия. Вот всем этим и занимался завод №88. В 1956 году коллектив Королёва выделился из НИИ-88 в самостоятельную организацию ОКБ-1 Министерства оборонной промышленности. И с ним из НИИ-88 ушёл и завод №88 в качестве опытного предприятия нового целевого подчинения. Этот тандем сохраняется и поныне (несмотря на череду изменений названий завода и КБ) в полной гармонии. За весь период деятельности в области боевого ракетостроения усилиями конструкторов ОКБ-1 — ЦКБЭМ и завода №88 оказались сданы для серийного производства боевые ракетные комплексы с изделиями Р-1, Р-2, Р-5М, Р-11, Р-11М, Р-11ФМ, Р-7, Р-9 и РТ-2. Изготовление всех головных экземпляров и опытных серий для отработки выполнялись силами опытного завода.

Музей ЗЭМа. Фото И.Гришина. 2018 г.

Разумеется, существовала обширная кооперация с предприятиями многих министерств, но ответственным сдатчиком всегда оставался завод №88. Помимо боевой тематики на заводе изготовили разнообразные модификации ряда боевых ракет в интересах задач Академии наук СССР по изучению космического пространства. В этот же период изготавливались и отрабатывались ещё несколько боевых изделий, в серийное производство не пошедших. Отдельной темой в истории завода явилось создание ракеты Р-7. Её разработали изначально как средство доставки термоядерного заряда на межконтинентальную дальность, но довольно скоро стало понятно, что в качестве боевого средства она перестала устраивать заказчика из-за продолжительности процедуры подготовки к пуску и необеспеченности длительного нахождения на боевом дежурстве. И боевая ракета стала ракетой-носителем для множества искусственных спутников Земли, автоматических межпланетных станций (АМС) и космических кораблей. С их появлением номенклатура изделий, изготавливаемых на заводе №88, принципиально умножилась и качественно изменилась, приобретя с конца 50-х годов прошлого века уже более ракетно-космическую направленность, ставшую впоследствии основной. Базируясь на ракету-носитель Р-7 и её последующие модификации, завод изготовил первый в мире искусственный спутник ПС-1, затем ПС-2, первые АМС семейств «Луна», «Венера», «Марс» и ряд орбитальных аппаратов военного и двойного назначения. Эта тематика потребовала расширения существующих производств и создания новых, повышения квалификации рабочих и ИТР предприятия. И со всеми поставленными задачами завод с честью справился.

Испытания корабля «Союз».

Испытания корабля «Союз». Совершенно самостоятельной вехой в истории предприятия стало появление в номенклатуре изделий, изготавливаемых заводом, пилотируемых космических кораблей (и до сего времени он является монополистом в этой области) серий «Восток», «Восход», «Союз» (позднее на его базе создали транспортный грузовой корабль «Прогресс»). Здесь требования по надёжности и безопасности приобрели совершенно новые критерии, ранее аналогов не имевшие. Если срок жизни при практическом применении у любой ракеты исчисляется, максимум, сотнями секунд, то пилотируемые космические корабли — это часы, сутки, а теперь уже и многие десятки суток. И в течение всего срока своей службы корабль должен обеспечивать надлежащие условия для нормальной жизнедеятельности экипажа при выполнении им назначенной программы. И уже полёт первого космонавта Земли Юрия Алексеевича Гагарина наглядно продемонстрировал правильность выбранных конструкторами технических решений, качество изготовленных заводом №88 комплектующих, их сборку и испытания.

Музей ЗЭМа. Фото И.Гришина. 2018 г.

Свою громадную ответственность коллектив предприятия неизменно сохраняет за собой и до настоящего времени (что подтвердила работа всех систем корабля «Союз МС-10» при его недавнем досадно неудачном пуске). Начатая в 1962 году реализация проекта комплекса «Н1-Л3» для полёта на Луну стала следующим масштабным этапом в деятельности завода №88. Здесь уже сразу разрабатывались три основных самостоятельных компонента системы: ракета-носитель, лунный орбитальный корабль и лунный посадочный корабль. И вновь всё совершенно новое, аналогов не имеющее. И вновь завод №88 — на острие практического воплощения конструкторских замыслов. Очередное масштабное техническое перевооружение, участие в создании испытательной базы и различных экспериментальных установок. И сроки, сроки, сроки… Завод работал в три смены, семь дней в неделю. И все задачи вновь оказались выполнены: оба корабля, после обширного комплекса соответствующей наземной отработки, были изготовлены заводом и прошли автономные лётные испытания в натурных космических условиях. Программа оказалась закрыта из-за неуспеха в лётных испытаниях носителя (к заводу №88 это отношение не имело) и утраты её политической актуальности в целом. Но космический корабль «Союз» появился как дальнейшее развитие лунного орбитального корабля. Ещё одной областью приложения усилий завода стала работа по тематике разгонных блоков. Их началом стало задание на повышение энергетических возможностей носителей семейства Р-7. Но затем конструкторами ЦКБЭМ был создан разгонный блок (с модификациями) для ракеты-носителя «Протон», а позднее и для «Зенита». Все они изготовлены на заводе экспериментального машиностроения (сокращённо ЗЭМ — так завод №88 стал называться с 1966 года), обеспечив множество успешных пусков с различными полезными нагрузками, в том числе с блоками для долговременных орбитальных станций. Подлинным триумфом в истории ЗЭМа отмечена работа по теме «Энергия» -«Буран». Этот успех достался очередным огромным напряжением сил и вновь потребовал коренного технического перевооружения завода. Значительность нагрузки, затронувшей все звенья производства, усугублялась длительностью отработки агрегатов в обеспечение многоразовости основных комплектующих корабля «Буран».

Памятник кораблю Буран на территории РКК «Энергия».

Завод практически вновь перешёл на круглосуточный график работы. И хотя такое систематически бывало и раньше, здесь масштаб и продолжительность решения задач оказались беспрецедентны. При этом следует учитывать, что параллельно с тематикой «Энергия»-«Буран» продолжались работы по долговременным орбитальным станциям (участие в этом сегменте позднее получило развитие уже в интересах Международной космической станции) и космическим кораблям, их обслуживающим, где НПО «Энергия» со своим заводом являлось головным исполнителем. Такую загрузку не имело ни одно предприятие, входящее в Министерство общего машиностроения. Но ЗЭМ смог выдержать предложенный темп и объём с необходимым качеством в директивно установленные сроки. В делах и свершениях ЗЭМа самым бесценным активом при выполнении всех всегда очень ответственных заданий были его сотрудники — рабочие, техники, инженеры всех уровней и звеньев управления, производства, технологического обеспечения и снабжения, различных служб и подразделений.

С праздником вас, со славным юбилеем! Нам есть чем гордиться и что достойно отметить!

Андрей Бритиков

Источник: «КАЛИНИНГРАДКА» газета КАЛИНИНГРАДСКАЯ ПРАВДА г. Королев. №123(18881) 1 ноября 2018. стр. 8   

Фото И.Гришина  и с сайта http://150.zik.ru/      , 

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *