Взгляд с другой стороны

В газете «Калининградская правда» за 7 июня 2018 г. была опубликована статья о лагерях для немецких военнопленных, работавших у нас в Подлипках на строительстве промышленных и жилых объектов. Но кроме них в нашем городе жили и работали и другие немцы. Они встречались, вели беседы, помогали друг другу.

72 года назад в нашем городе появились немецкие специалисты-ракетчики. Среди них был всемирно известный учёный в области теории колебаний и гироскопии доктор Курт Магнус, по книгам которого мы учились в начале 1950-х годов в Московском авиационном институте на факультете «Авиационное вооружение» (факультет № 3).


 Курт Магнус (после возвращения в Германию, (вероятно, конец 70-х годов).

Магнус родился 8 сентября 1912 года в Магдебурге, Германия. В 1937 году получил докторскую степень и преподавал в Геттингене и Данциге, но во время войны был направлен в подчинение Вернеру фон Брауну и занимался разработкой гироскопов для ракеты Фау-2.

После поражения Германии он, в числе 150 специалистов, имевших прямое отношение к созданию ракетной техники, был вывезен в СССР и семьлет проработал у нас в Подлипках в НИИ-88. В 1953 году вернулся в Федеративную Республику Германия. Умер в 2003 году в Мюнхене.

Группа немецких специалистов на полигоне Капустин Яр (после очередного пуска ракеты «А-2»). В центре высокая фигура Г. Греттрупа.

О своем пребывании в России Курт Магнус написал книгу воспоминаний «Ракетные рабы», где замечательно описал все стороны жизни немецких специалистов в Подлипках и дал ответ современным «исследователям», которые до сих пор сомневаются в наличии «немецкого следа» в истории советской ракетной техники.


 Книга К.Магнуса «Ракетные рабы» издана в 90-е годы в ФРГ

Книга Магнуса на русском языке не публиковалась. Вашему вниманию мы предлагаем перевод небольшого фрагмента, описывающего жизнь немецких специалистов-ракетчиков, размещённых в санатории и в лагере военнопленных:

«ЖИЗНЬ НОРМАЛИЗУЕТСЯ

Сомнений не было: наш санаторий стал обнаруживать признаки старения, штукатурка стала осыпаться. Ко всему прочему ещё и пропал свет, а запас свечей пополнялся не так быстро. Случалось, когда не было воды. Последствия этого были обременительны. По вечерам во время приёма ванны почти всегда возникал спор о соблюдении очереди. Ясно, что первыми шли дети. Им, в конце концов, следовало отправляться в постель. Но для бездетных или для мужчин, часто очень поздно возвращающихся с завода, в таком случае воды уже не оставалось. Но ещё хуже было то, что в туалет нам нужно было выходить в подвал или на улицу, и это при температуре значительно ниже нуля. К этому следует добавить, что туалеты часто засорялись, а распоряжение, что использованную бумагу нужно бросать не в унитаз, а подготовленную для такой цели корзину, помогало плохо. Один весельчак высказал предположение, что бумагу потом собирают, стирают и используют ещё раз.

Однажды вечером, во время ужина, к нам в санаторий пришли два немецких военнопленных. Они услышали о нашем прибытии и захотели нас навестить. Охрана их пропустила. От них мы узнали, что недалеко находится лагерь немецких военнопленных. Они оба хотели с нами поговорить подробнее.Через час разговора за кофе с печеньем, они, снабженные нами сигаретами и табаком из имевшихся у нас запасов, ушли в свой лагерь обратно.

Они приходили ещё два раза и принесли нам в качестве подарка (это было перед Рождеством) маленькие деревянные сундучки, которые они смастерили из разных пород дерева, украсили и протравили морилкой. Разговоры, в большинстве своем, были односложные. Может быть, их немного смущала разница между лагерем и нашим «Голубым чудом»? Мы решили задать им вопрос:

— Вы посещаете нас уже в третий раз. Почему к нам не приходят и другие ваши товарищи? Мы были бы рады и, кроме того, может быть, могли бы вам как-нибудь помочь.

— Это потому, — нерешительно ответили они, — что только у нас есть разрешение на передвижение по территории.

Мы насторожились. Может быть, «разрешение» было просто сговором между охранниками лагеря и санатория? Поэтому мы решили, что как-нибудь сами сходим к лагерю и осмотрим его окрестности.

Лагерь Валентиновка «Голубое чудо»

В первый день Рождества я и Христа (жена Магнуса –В.М.) отправились в путь. Сделав большой крюк и обманув охрану на входе, мы через дыру в заборе покинули наш санаторий. Примерно через полчаса прогулки мы вышли на опушку леса, недалеко от группы небольших домов, в которых мы узнали лагерь. Лагерные бараки были обнесены забором с колючей проволокой. Мы осторожно окликнули пленного, расхаживающего по внутренней территории лагеря: «Алло, мы немцы. Веселого Рождества. Мы кое-чего принесли». Я протянул рюкзак, в который мы сложили припасы из продовольственных пакетов, оставшихся от поездок: сухари, рис, овсяные хлопья, чай, мясные консервы, а также табак и сигареты. Удивлённый мужчина недоверчиво взглянул на нас и сказал:

«Не здесь». И после непродолжительного раздумья добавил: «Перебросьте вещи через забор сзади, за углом. Я заберу». Он повернулся и быстро ушел.

Окольным путем мы подошли к указанному месту. Сильно размахнувшись, я перебросил рюкзак через забор, и мы отошли. Действительно, дело пошло на лад: мужчина как бы мимоходом забрал рюкзак и поспешил в барак. Мы ждали. Примерно через пятнадцать минут он опять вышел, перекинул пустой рюкзак через забор и приглушённым голосом сказал: «Спасибо и весёлого Рождества». И сквозь заиндевевшие стёкла окон мы неясно различили приветственно машущие нам руки. Обратно мы шли молча. Сегодня мы ощутили Рождество значительно более явно, чем вчера, отмечая сочельник в кругу проживающих в санатории.

Мы намеревались посещать лагерь и далее. Но больше этого не случилось. Между тем, дыра в заборе санатория была тщательно заделана. И когда мы в следующий раз пошли к лагерю, а не на рынок, как было указано в заявке, мы не увидели ни одного пленного, только русских охранников. Оба наших посетителя тоже больше не показывались у нас. Может быть, желая им добра, мы накликали на них беду?».

В мемуарах Курта Магнуса упоминаются многие имена и фамилии советских людей, жителей нашего города, которые работали вместе с немецкими специалистами и постоянно общались с ними в быту. Хотелось бы, чтобы читатели откликнулись на эту публикацию своими воспоминаниями или фотографиями из своих архивов.

Владимир Малых      

Источник:        

Калининградка № 134 29 ноября 2018 г. стр. 10  13410.pdf 
Газета КАЛИНИНГРАДСКАЯ ПРАВДА города Королёва

   В статью внесены автором небольшие изменения .                              

Читайте также:

комментария 3

  1. Валерий Аркдьевич:

    Вопросы. …в книге наверное только бытовые и заборные вспомининая достойные выборки и фрагментированного перевода? . разве для рабов такие условия были не совсем комфортны? ..
    Почему переводчик переводит иначе? «Ракетные анклавы: немецкие исследователи за красной колючей проволокой»

  2. 13.09.2018

    Уважаемые Владимир Ильич!

    Я возглавляю музей «Завод «Звезда» 5 лет. Нашему «Заводу «Звезда» — филиалу ФГУП «НПЦАП имени академика Н. А. Пилюгина» в 2016 году исполнилось 70 лет со дня образования его как филиала № 1 НИИ-88. Филиал № 1 НИИ-88 7-го Главного управления Министерства Вооружения СССР был организован 31 августа 1946 года с целью обеспечения разработки новых видов ракет и ракетного вооружения. Его место расположения остров Городомля Осташковского района Калининской (ныне Тверской) области. В конце 1946 года на острове были размещены немецкие специалисты с семьями и детьми, около 500 человек проживали здесь до 1953 года. Об этой истории писал Черток в своей книге «Ракеты и люди». Из немецких изданных книг- Вернер Альбринг «Городомля. Немецкие исследователи в России» в переводе Ирины Петровны Суслиной. Недавно книга В.Альбринга издана на английском языке. В дальнейшем нами планировалось издать книгу Курта Магнуса «Рабы ракет». Так случилось, и я этому очень рада, что наши интересы пересеклись. Наш перевод шел, возможно, параллельно с Вашим. Ирина Петровна отмечала, что у К.Магнуса австрийские корни и приходится избавляться от этого, чтобы не затруднять восприятие текста. Евгений Силкин предоставил мне некоторые главы Вашего перевода, с которыми я ознакомилась вместе с немецкими «островскими» детьми. У них неоднозначное отношение к этой книге. К. Магнус, был одним из немногих, которые расценивали проживание и работу на острове крайне негативно, это его личная оценка и он ее описал. По наименованию: в немецком «рабы ракет- Sklaven der Ratete» или «ракетные рабы- «Raketensklaver» можно толковать по разному, считает доктор Хельмут Вольф. Он говорит: « Под «Рабами ракет» я понимаю людей, которые преданы ракетному делу, для них работа над ракетами определяет все. Это можно понимать в положительном смысле. А вот «Ракетные рабы» в первую очередь являются рабами, которых заставляют невольно работать над ракетами, т.е негативное изложение. У меня при чтении книги К. Магнуса создалось мнение, что он лично себя чувствовал рабом». При беглом ознакомлении Вашего перевода он отмечает, что в нем немало фраз с отклонениями от немецкого оригинала (в большинстве незначительные) и некоторая свобода при переводе. Я это связываю все с той же проблемой австрийского происхождения, а с другой стороны Ваш переводчик пропускает детали важные для нас, потому что переводит художественное произведения. Мы же ищем исторические факты, поэтому крайне заинтересованы в достоверности. Я не знаю, на какой стадии у Вас подготовка книги к изданию, и проявите ли Вы интерес к тому, что нам известно. Если презентация еще не состоялась, мне бы хотелось встретиться с Вами.

    Так же, возможно Вы были знакомы с Евгением Николаевичем Лычевым. В 2001 году он подарил нашему музею свой справочник «Даты и события космонавтики». В газете «Тверская жизнь» от 12 апреля 2002 г. № 66 он опубликовал статью «Ракетный остров Городомля». В этой статье Евгений Николаевич пишет: «В 1999 год мне удалось ознакомится с рукописью книги «Секретный остров Городомля. Немецкие ракетчики в СССР» автор Георгий Степанович Ветров». В перечне основных трудов Георгия Степановича Ветрова есть информация о неопубликованной рукописи «Секретный остров Городомля. Немецкие ракетчики в СССР». В рукописи изложены материалы о деятельности нашего предприятия в период пребывания немецких ракетчиков с 1946 по 1953 годы на острове Городомля. Мы заинтересованы в этой рукописи для издания. Я пыталась связаться с родственниками Ветрова, дочерью Натальей Евгеньевной, но безуспешно. Обращалась в архив музея Королева, там рукописи нет. Надеемся на Вашу поддержку. Будем благодарны за любую информацию.

    С уважением,

    Заведующий музеем Е. Е. Борисова

  3. Здесь неверно указана дата № 134 газеты и неработающая ссылка на статью в газете.
    Как следует из материалов ЦРУ, опубликованных в
    ttps://www.cia.gov/library/readingroom/docs/CIA-RDP81-01030R000100130001-5.pdf

    12. The German specialists lived in houses which assignet to NII 88 at Pushkino, Mamontovka, Cliazma, Bolshevo, and Valentinovka.
    В частности известно, что некоторые немецкие специалисты жили в санатории «Подлипки» на Ярославском шоссе

Добавить комментарий

Войти с помощью: