Уникальный социальный и педагогический эксперимент (продолжение)

К 95-летию Болшевской трудовой коммуны

Автор статьи — Леонид Горовой

Спорт и труд рядом идут
Большинство коммунаров были вовлечены в занятия физкультурой и спортом. Руководили этой работой Матвей Гольдин и Александр Соколов. Стадион располагал двумя футбольными полями, шестью теннисными кортами и рядом игровых площадок. Зимой на них заливались катки для массового катания на коньках и игровое поле для игры в русский хоккей с мячом. Действовала также лыжная станция, где выдавались на прокат лыжи, лыжная обувь и ботинки с коньками.
Футбольные и хоккейные команды отдельных производств и общежитий встречались между собой в регулярных соревнованиях, а сборные команды неоднократно участвовали во всесоюзных соревнованиях и занимали призовые места.
По мнению тренера Матвея Гольдина, увлечение коммунаров спортом благотворно влияло на их поведение. Со временем каток на пруду и футбольное поле на поляне перестали их удовлетворять. И тогда решили строить стадион. Архитекторы составили проект, начальник строительного отдела коммуны Н.Торбин возглавил строительство, а коммунары приняли в нем активное участие. Построенный стадион с футбольным полем, четырьмя теннисными кортами, двумя тренировочными полями, стал одним из лучших в Подмосковье, а футбольное поле — одно из лучших в Москве.
Коммунары постоянно участвовали в физкультурных парадах на Красной площади в дни больших праздников. На стадионе коммуны происходили сражения со спортсменами из Испании, Германии, Швеции. В такие дни трибуны до отказа были забиты зрителями. Хозяева поля часто одерживали победы.

«В Болшеве, — вспоминал знаменитый футболист московского «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР Михаил Семичастный, — выросла целая плеяда спортсменов высокого класса. Мы, динамовцы, преклонялись перед виртуозной игрой Василия Трофимова. Мы с удовольствием вспоминаем стадион «Динамо» в Болшеве — уютный, с отличными полями, прекрасным теннисным кортом».

Руководство коммуны делало ставку не на отдельные рекорды, а на массовость. Каждое производство (цех, фабрика) имело свои команды по различным видам. Только футбольных команд насчитывалось 12, не меньше — по другим видам спорта, что способствовало общим спортивным успехам.
Несколько болшевских спортсменов стали известными мастерами советского хоккея и футбола, игроками сборных команд и московского «Динамо»: Николай Медведев, Виктор Осминкин, Иван Конов, Владимир Немухин и другие. Вошел в легенду Михаил Свиридовский как участник матча «смерти» в составе киевского «Динамо» против фашистских ВВС. Тогда чудом выживший, он умер вскоре после окончания войны.
Гости коммуны
Многие выдающиеся люди нашей страны и зарубежные гости посещали коммуну и неизменно выражали изумление ее достижениями. О коммуне, как о невиданном ранее эксперименте по перевоспитанию молодых правонарушителей, восторженно писали у нас в стране и за рубежом. Первый отклик появился в американском журнале уже через год после создания коммуны, в советской печати количество публикаций о коммуне шло по нарастающей, начиная с 1926 г. до конца 30-х годов.
Не было, пожалуй, ни одного видного советского писателя, который не посетил бы Болшевскую трудовую коммуну: Алексей Толстой, Михаил Кольцов, Антон Макаренко, Ильф и Петров, Леонид Соловьев, Александр Архангельский…

Алексей Толстой в коммуне. Шарж В. Державина

Трудкоммуну хорошо знали и за пределами нашей страны Регулярно, особенно на праздники Октября и 1 Мая, коммуну посещали иностранные рабочие делегации, приезжавшие в СССР. Случалось, что вся небольшая площадь перед зданием управления была сплошь заставлена автомашинами и автобусами «Интуриста». Сначала в большой аудитории в учебном комбинате кто-либо из руководителей коммуны рассказывал гостям о жизни и работе коммунаров, отвечал на их многочисленные вопросы. А затем они отправлялись на предприятия и в общежития для личного ознакомления с трудом и бытом коммунаров. Поначалу никто из гостей не мог поверить в то, что около 7000 осужденных судом преступников жили и трудились в городке, не обнесенном забором или колючей проволокой, без всякой охраны. Увиденное своими глазами приводило их в восхищение.
Не было в Москве ни одного аккредитованного дипломата или иностранного корреспондента, который не побывал бы в коммуне. С жизнью коммуны знакомились и выдающиеся иностранные общественные и политические деятели и писатели. Среди них – лауреаты Нобелевской премии — французский прозаик, драматург и эссеист Андре Жид (посвятил коммуне главу «Болшево» в книге «Возращение из СССР», 1936) и ирландский драматург и романист, Бернард Шоу, датский физик Нильс Бор, французский физик Жан Перрен; английский политик леди Нэнси Астор; французский писатель Анри Барбюс. Последний восхищенно сказал: «Эта коммуна есть маленькая республика в большой».

Путевка в жизнь
В 1931 году на экраны страны вышел первый советский звуковой художественный фильм «Путевка в жизнь» (режиссер Николай Экк), который отражал историю Болшевской трудовой коммуны. Фильм частично снимался на ее территории. В кадрах фильма, показывающих строительство железной дороги, прибытие первого поезда в коммуну, снимались и коммунары.

Экк Николай

Некоторые из коммунаров послужили прототипами героев кинофильма «Путевка в жизнь». В фильме под именем чекиста Николая Ивановича Сергеева (актер Николай Баталов) выведен организатор трудкоммуны Матвей Погребинский. Был прообраз и у главаря шайки беспризорников Мустафы, которого блестяще сыграл актер Йыван Кырля (1909-1943).

В 1929 или 1930 году, — вспоминал бывший коммунар Павел Железнов, ставший известным поэтом, — я видел Йывана Кырлю в Болшеве, возле кузницы трудкоммуны, беседующим с коммунаром Александром Умновым, в то время кузнецом (в будущем – инженером, директором завода, в прошлом – главарем отчаянной шайки беспризорных). Молодые люди, примерно одного возраста и сложения, разговаривали, оживленно жестикулируя. Когда я спросил Кырлю, давно ли он знает Умнова, артист, улыбаясь, ответил: «Да это же один из моих главных консультантов!» — и тут же начал играть кузнеца, точно воспроизводя его мимику и жесты. Потом, увидев фильм, я понял, откуда взялись: «Яблочка хоца!», «Топай» и т.п.
М. Горький, поставив Кырлю в один ряд с Баталовым и Жаровым, говорил, что он очень талантлив, почти гениален. А вот свидетельство Павла Железнова: «Мейерхольд, для которого я тогда писал пьесу о выпускниках трудкоммуны, образно сказал: «Успех «Путевки» держится на двух улыбках – Баталова и Кырли!».

В 1932 году фильм заслужил награду I Международного кинофестиваля в Венеции, после чего прошел по экранам 107 стран мира и принес международную известность советскому кинематографу и прославил коммуну на весь мир. Был куплен 26 странами.
Десятилетие коммуны
12 июня 1935 году Болшевская трудовая коммуна отмечала свое десятилетие. Почему в 1935-м, а не в 1934-м – никаких свидетельств на этот счет не сохранилось. Но это не так уж и важно. Суть заключается в том, что коммуна подводила итоги, а они были значительными.

«Десять лет, — читаем в книге «Болшевцы» (глава «Десятилетие») — большой срок, вполне достаточный для того, чтобы на опыте твердо убедиться, что трудовое перевоспитание бывших правонарушителей — вполне проверенный и дающий отличные результаты социалистический способ перевоспитания людей, искалеченных буржуазным обществом».


К этому времени 972 воспитанника получили права гражданства и были приняты в члены профсоюза. 29 человек стали членами ВКП(б), 139 — комсомольцами. Их, бывших правонарушителей, назначали директорами фабрик, главными инженерами, начальниками цехов, воспитателями.
10-летие Болшевской трудовой коммуны отметили публикациями все центральные газеты. А каждый болшевец, открыв 12 июня свою газету, вышедшую в этот день на 20 страницах, мог прочитать приветствия всесоюзного старосты М.И. Калинина, руководителя Коминтерна Г. Димитрова, Н.К. Крупской, М. Горького, С.М. Буденного. Коммуну приветствовали в этот день ВЦСПС, МК комсомола, Центральный совет Осоавиахима. Старый друг коммуны Анри Барбюс поздравил ее письмом.
Гости — ученые, писатели, артисты, художники, журналисты, рабочие-ударники — начали прибывать в коммуну с утра. В сопровождении дежурных с красными повязками на руках они прошли по празднично украшенным улицам коммуны, осмотрели прекрасно оборудованные цехи, заглянули в комнаты семейных коммунаров, в общежития, в учебный комбинат.

В президиуме торжественного собрания находились Ягода, Погребинский, Богословский, Островский, старые большевики Ярославский и Сольц и рядом с ними воспитанники коммуны и делегаты других коммун. Председательствовал старейший коммунар, инженер-механик Михаил Накатников.
Один из организаторов коммуны Островский произнес:

«Особенно большое значение первой Болшевской коммуны заключается в том, что она явилась опытным полем для всего дела трудового перевоспитания. На базе ее опыта вырос целый ряд других коммун».

Емельян Ярославский предложил присвоить Болшевской трудкоммуне имя Г.Г. Ягоды. (Илл. 27) Любопытно, что Ярославский был родным дядей жены Ягоды. Свояк же последнего Леопольд Авербах (его сестра была женой Ягоды), узнав об аресте Генриха Григорьевича, поспешил направить новому наркому внутренних дел Ежову донос, в котором назвал Ягоду гнусным, злобным человеком и призвал Ежова «полностью и целиком выжечь эту гангрену, очистить советский воздух от этой мрази и вони». Впрочем, это уже совсем другая история…

Г. Ягода и М. Горький

В честь десятилетия коммуны орденом Красной Звезды были награждены М.С. Погребинский, С.П. Богословский (он также награжден автомобилем). Другие руководители были отмечены знаками «Почетный чекист», Почетными Грамотами ЦИК Союза ССР.
Многие сотрудники коммуны были награждены часами.
Завершился праздник парадом 900 болшевских физкультурников, концертом самодеятельных артистов коммуны, танцами и фейерверком.
«Весьма значительная большевистская книга»
В 1936 году московское государственное издательство «История заводов» выпустило в свет под редакцией М. Горького, К. Горбунова, М. Лузгина книгу «Болшевцы», на второй странице титула которой значилось: «Очерки по истории Болшевской имени Г.Г. Ягоды трудкоммуны НКВД».

Открывается книга «Болшевцы» предисловием Максима Горького, который дал ей следующую характеристику:

«Достоинство книги — в той вдумчивости, с которой изображены процессы индивидуальных перерождений Гуляева, Мологина и других. Почти всегда удачен, т.е. убеждает своей правдивостью, рассказ о трудной и мудрой работе воспитателей… В освещении этой работы — основной и высоко ценный смысл книги».

Над книгой «Болшевцы» работал коллектив авторов в следующем составе: К. Алтайский, Е. Анучина, А. Берзинь, А. Бобринский, В. Виткович, К. Горбунов, Н. Клязьминский, С. Колдунов, М. Лузгин, С. Морозов, А. Осокин, В. Панов, А. Романовский, Л. Соловьев, С. Тадэ, Я. Тищенко, В. Уваров, Ф. Фирсенков, В. Ясенев. В предисловии к книге М. Горький отмечал:

«Уверен, что писательская молодежь, работавшая с этим новым интереснейшим материалом, приобрела немало литературно технического опыта, который благотворно отзовется на ее дальнейшей работе в области родной литературы».

Нельзя не отметить, что книга «Болшевцы», доступная по изложению самому широкому кругу читателей, была замечательно иллюстрирована — в ней 17 черно-белых и цветных вклеек. В изобразительном ряду привлекают внимание репродукции с картин художников-болшевцев И. Дронкина «Из домзака в коммуну», А. Шепелюка «Г.Г. Ягода у болшевцев», М. Секулера «Первая лошадь», шаржи коммунара Владимира Державина «Парад актива» и «Писатель А. Толстой в коммуне».

«Мое дело, — писал Алексей Максимович Горький в предисловии к книге «Болшевцы», — указать, что написана весьма значительная большевистская книга. Вместе с книгами А. Макаренко «Педагогическая поэма» и Иды Авербах «От преступления к труду» эта книга вносит в нашу литературу замечательный рассказ о работе «инженеров душ», которые воспитывают тысячи людей в трудкоммунах, в концлагерях (так в оригинале. — Л.Г.), в колониях беспризорных детей, о работе, которая показывает, как реально, фактами — осуществляется в стране советов пролетарский коммунистический гуманизм». 

Горький предсказывал книге большую судьбу. Однако вскоре коммуна была распущена, а книга «Болшевцы» запрещена. Но, если отбросить идеологические шоры, следует признать справедливость оценки книги А.М. Горьким.
Коммунар, танкист, Герой
Герой Советского Союза Евгений Викторович Шкурдалов (1921-2000) — человек удивительной судьбы, имя которого отражено в справочниках и энциклопедиях, в музеях и документальной литературе. Тем не менее, в его биографии имеются «белые пятна»…

Герой Советского Союза Евгений Викторович Шкурдалов (1921-2000) 

По мнению историка и краеведа Сергея Мержанова, «Герой Советского Союза Евгений Викторович Шкурдалов всегда подходил для роли «идеального» (если здесь вообще уместно такое определение) героя советской эпохи. И действительно, мальчишка из рабочей семьи, родился и жил в провинции, воспитывался в детдоме, да и удостоен Звезды Героя в совсем молодом возрасте (23 года!) — казалось бы, что может быть романтичнее жизненного сюжета, подобного этому?».

Но, видимо, идеологические ревнители считали, что упоминание о пребывании его в колонии для несовершеннолетних, как по-другому называли Болшевскую трудкоммуну, бросает тень на репутацию героя, которая должна быть безупречной.
Евгений очень рано лишился родителей. Его отец — боец Красной армии активно воевал во время Гражданской войны против белогвардейцев, будучи машинистом бронепоезда. Мать на том же бронепоезде была санитаркой. От болезни она умерла, когда сыну Жене не исполнилось и трех лет. Вскоре от ран и болезни умер и отец. Четырехлетний Женя попал в Ставский детский дом на Псковщине, потом — в Болшевскую трудовую коммуну. Однако нам неизвестен ни год прибытия Евгения Шкурдалова в коммуну, ни год его убытия из нее. 

Как считает Сергей Мержанов, «по всей видимости, пробыл он в коммуне недолго, возможно, всего несколько месяцев. Но вот что существенно: в возрасте, который принято называть «переломным», порой и пара месяцев играет не менее важную роль для формирования личности человека, чем несколько лет «глубокого» детства. И вполне вероятно, что именно здесь, на одном из производств, Женя приобрел навыки, позднее пригодившиеся ему в учебе и работе». 

Добавим: не только в учебе и работе, но и в службе. Приведем лаконичную, но по-военному конкретную справку о его ратных свершениях из словаря «Герои Советского Союза»:

«На фронте в Вел. Отеч. войну с апр. 1942. Адъютант старший батальона 181-й танк. бригады (18-й танк. корпус, 5-я гв. танк. армия, Воронеж. фронт) ст. лейтенант Ш. отличился 5-6.8.43 в боях при освобождении с. Уды и г. Золочёв (Харьков. обл.). В бою за г. Золочёв Ш. заменил выбывшего из строя ком-ра батальона и успешно выполнил боевую задачу. Звание Героя Сов. Союза присвоено 10.3.44».

Узнав о подвигах Евгения на войне и присвоении ему высокого звания Героя Советского Союза, его родные братья Иван, Владимир и Борис решили сделать ему подарок. Иван и Владимир, работавшие в Сибири геодезистами, и Борис, работавший на оборонном заводе, собрали деньги и купили… танк Т-34. По их просьбе на его броне начертали: «Герой Советского Союза капитан Шкурдалов». Евгений попросил командование передать танк одному из лучших офицеров части — лейтенанту Михаилу Сырову. «Вдвоем с Михаилом мы подбили несколько немецких танков у озера Балатон», — вспоминал впоследствии Евгений Шкурдалов. Не в одном бою участвовали два Шкурдаловых — сам офицер и танк с его именем на броне.
24 июня 1945 года подполковник Евгений Шкурдалов участвовал в Параде Победы на Красной площади.
После войны Евгений Викторович окончил с золотой медалью Военную академию бронетанковых и механизированных войск и там же преподавал тактику. С 1955 года полковник Евгений Шкурдалов находился в запасе. Он окончил МВТУ имени Баумана и работал в НПО «Энергия», участвовал в разработке новых отечественных ракет. Вышло так, что спустя годы Евгений Викторович возвратился в места, где он провел часть юности в Болшевской трудовой коммуне.
В подмосковном наукограде Королёве у подножия монумента воинам Великой Отечественной войны на мраморной плите выбита и фамилия Героя Советского Союза Евгения Викторовича Шкурдалова.
Конец и итоги эксперимента
В 1937–1938 гг. большинство руководителей, воспитателей и десятки воспитанников Болшевской трудовой коммуны были арестованы и расстреляны. М.С. Погребинский, узнав об аресте Г.Г. Ягоды и поняв, что его участь предрешена, застрелился.

9 декабря 1938 г. заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР Г.В. Филаретов направил письмо председателю Совета Народных Комиссаров СССР В.М. Молотову о ликвидации Трудкоммун НКВД. В нем, в частности, отмечалось:

«В течение 1937-38 гг. в Трудкоммунах НКВД (Болшевской, Люберецкой, Харьковской) проводилась замена правонарушителей вольнонаемными рабочими и служащими, и пополнение коммун рабсилой правонарушителями не производилось.
Таким образом, Трудкоммуны как воспитательные учреждения ликвидированы, и имеющиеся в них предприятия переведены на положение нормально действующих предприятий государственной промышленности.
В связи с указанным, полагаю целесообразным Трудкоммуны НКВД с 1 января 1939 года как производственно-воспитательные базы для правонарушителей ликвидировать и переименовать:
1. Болшевскую Трудкоммуну — в «Комбинат по производству спортивного инвентаря»…

Болшевская трудовая коммуна просуществовала чуть более 14 лет — с 18 августа 1924 г. по 1 января 1939 г. История ее надолго была предана забвению. А ведь опыт уникального социального и педагогического эксперимента, безусловно, заслуживал и заслуживает внимания.

…Виктор Виткович, один из авторов книги «Болшевцы», признавался, что для него «так до конца и оставалось неясным: дал ли прочные, нестирающиеся результаты этот смелый опыт доверия к людям?».  А встретив спустя несколько десятилетий бывшего болшевского коммунара, ставшего директором передового завода, сделал однозначный вывод: «Передо мной живой ответ на вопрос, занимавший меня долгие годы».

Лишь в 1990-е годы о коммуне заговорили снова. В историко-краеведческом музее Королёва (тогда еще –подмосковного Калининграда) материалы по истории коммуны были включены в экспозицию по истории города, работниками музея и краеведами к 70-летию коммуны был подготовлен альманах «Болшево» (главный редактор Ю.А. Тёшкин). 

Болшевская трудовая коммуна -уникальное явление и по замыслу, и по достигнутым результатам. Главным из них было то, что коммуна изменила людей, превратив безграмотных, не умеющих и не желающих трудиться правонарушителей в квалифицированных рабочих и специалистов, людей, достигших высокого нравственного и культурного уровня.

Леонид Горовой

ЛИТЕРАТУРА

Погребинский М.С. Фабрика людей. — М., 1929.

Вчера и сегодня: Альманах бывших правонарушителей и беспризорных. Вып. 1. – Москва; Ленинград: Огиз-Гослитиздат, 1931.

Болшевцы: Очерки по истории Болшевской им. Г.Г. Ягоды трудкоммуны НКВД /Под ред. М.Горького, К. Горбунова,М. Лузгина. – М.: ОГИЗ, 1936.

Виткович В. Длинные письма: сто историй в дороге. – М.: Молодая гвардия, 1967.

Железнов П.И. Наставники и друзья. – М.: Советский писатель, 1982.

Жид А. Возвращение из СССР. Фейхтвангер Л. Москва 1937: Пер. – М.: Политиздат, 1990.

Литературный историко-краеведческий альманах «Болшево» №3. – Болшево: Товарищество «Писатель», 1994.

Р.Д. Позамантир, Л.К. Бондаренко. К космическим высотам – из глубины веков, — М.: «Московский журнал», 1998.

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: