Колокола России

Автор — Р.Ф.Степанова

В художественной литературе 19 века наверное нет ни одного произведения, в котором не говорилось бы о колоколах. Есть упоминания короткие, типа, прозвонили к обедне, есть и многостраничные описания колокольного звона. Но я хочу говорить не о 19-м, а о прошлом 20-м веке. О произведениях двух поколений писателей, наших земляков. А именно, о Сергее Николаевиче Дурылине и Владиславе Андреевиче Горохове.

В этом 2019 году исполняется уже 65 лет со дня смерти С.Н.Дурылина. Дурылин – наш знаменитый земляк. Он известен прежде всего как театральный и религиозный деятель. Но он писал и художественную прозу. Ее немного. В основном это небольшие формы. Видимо, наиболее известна написанная им биография художника Нестерова.
Одиннадцать лет назад, в 2008 году в девятом и десятом номерах журнала «Москва» вышел в свет его роман «Колокола». Писал он его с 1928 г. по 1953 г., т.е. 26 лет, а напечатан он впервые был только после его смерти и то через 54 года.

Чтобы понять причину таких временных дистанций и причинно-следственные связи, а также характер книги, следует сказать несколько слов о нем самом.
Происходит он из семьи небогатого московского купца. Имел неприятности как с царской властью, так и с советской: был несколько раз арестован как до революции, так и после. Стал священником. И только возвратившись из последней ссылки в Томск в 1927-1930 г., пришел к консенсусу с властью. Именно к консенсусу, не единодушию, а согласию выполнять какие-то правила совместного сосуществования. Работал Дурылин много и успешно. Его труды были признаны. В1949 году он даже получил орден Трудового Красного Знамени. Умер С.Н.Дурылин в 1954 году.
То, что это был именно консенсус, а не единодушие, показывает все содержание книги. Роман имеет примечание — роман-хроника. С точки зрения языка роман очень близок к творчеству Н.С. Лескова. Повествование ведется от имени некоего наблюдателя, который не только скользит взглядом за событиями, но и имеет возможность проникать в сознание действующего лица. Действие происходит в среднерусском, патриархальном, вымышленном городе Темьяне. Его история нисходит ко времени Бориса Годунова, а далее пунктиром. Например, в память о событиях 1812 года говорится, что в городе существует колокол, на котором есть надпись с латинской буквой N. Это отдельные, реперные точки. Более подробно рассматривается жизнь города примерно с середины 19-го века. А вся она проходит под звон колоколов. Они регламентируют , когда вставать, когда обедать, когда спать. Они извещают о чрезвычайных событиях, например, о пожарах и праздниках. А во время длительных метелей , пурги колокол выполнял роль маяка для путников. Тогда звонили непрерывно. Роман имеет 5 частей: колокола, звонари, звоны, перед концом, конец. Каждая из них, конечно, согласована с названием, но в основном это разговор о жителях города. Автор ведет непрерывную линию и видит, как люди отходят от Бога. Это выражается не столько в более редком посещении церкви, хотя и это тоже есть, а в том, что народ отходит от основных заповедей: не убий, не прелюбодействуй и т. д. Конечно, отступления были во все времена. Особенно быстро это происходит, когда на окраине города возникает фабрика, т.е. наступает капитализм. Тогда отступления просто поставлены на поток. Например, улица, на которой расположены дома работниц фабрики, описывается как улица красных фонарей. Да и вообще весь быт меняется.
Первая мировая война, революция, гражданская война — все эти этапы город и его люди проходят вместе со страной. Реакция наблюдателя, т.е. автора, на все события лишена эмоций, но, закрывая книгу, в итоге неожиданно чувствуешь его неодобрительное отношение к результатам. Нет не яростный протест бунтаря, а неодобрение умудренного временем человека. Поэтому, конечно же, книга не могла быть напечатана до перестройки. Но отличие Сергея Николаевича от современных либеральных исследователей состоит в том, что революция показана не как нашествие пьяной, накокаиненной матросни, а как естественный ход истории. Ведь в стране все: от министра до телеграфиста были недовольны царской властью. В результате все же оказалось, что человек труда стал опорой государства. И это видно в заключительной главе книги, в истории низвержения с колокольни ее колоколов. Причины снятия разные: якобы отрицательное влияние на здоровье жителей, помехи при проведении собраний и митингов, нехватка металла в стране. И вот их сняли. Оказалось, что не знают, что же с ними делать далее. Примечательно поведение бывшего рабочего Коростелева, ныне главы города. Он, в отличии от пустозвонства окружающей его мелкой интеллигенции, понимая ситуацию, принимает кардинальное, прагматичное решение: удовлетворяет заявки на колокола театра и музея (на память приходят колокола МХАТа), а оставшиеся приказывает по первопутку отправить на переплавку. Но, случилось непредвиденное, сокращая путь, решили пройти напрямик через озеро, лед оказался тонким, колокола утонули. Это подчеркнуло никчемность трат времени и сил по их снятию, да и всей суеты предшествующих событий.
Сегодня, когда телевизор раскаляется от жарких споров политологов, историков, писателей и др. о причинах и следствиях переворотов начала и конца 20-го столетия, книга Дурылина является удивительно современной. Она оправдывает свой подзаголовок — роман-хроника. И мы видим, что Сергей Николаевич сегодня, не отрицая наличия в революциях немецких, американских, японских и прочих денег и спецслужб, был бы на стороне тех экспертов, которые считают, что дело все-таки в нас. Книгу есть смысл прочитать. Она достойно встает в ряд значимых художественных произведений других авторов, писавших на эти темы, хотя читается не просто.

Теперь о Горохове. Владислав Андреевич Горохов родился в 1943 году в семье военного строителя. Далее учился в школе, как многие, поступил в институт, закончил инженерно–строительный, работал директором Лосиного Острова, был депутатом верховного совета СССР по Мытищинскому избирательному округу. Во время выборов в первую Госдуму был кандидатом по нашему избирательному округу. Его соперником был Жириновский. Как понятно, победил Жириновский. Таким образом это наш округ вывел Жириновского на всероссийскую орбиту.
Судя по творчеству Владислава Андреевича, он много путешествует, пишет на исторические темы. Я впервые познакомилась с его творчеством где-то в начале перестройки, когда главный редактор «Калининградской правды» Прасолов попросил меня написать читательский отзыв на книгу нашего земляка Владислава Андреевича Горохова «Вертоград. Садово-парковое искусство России». Эта книга им написана в соавторстве с Аркадием Павловичем Вергуновым. И в дальнейшем основным направлением его творчества явилось зеленое строительство городов, история национальных парков мира. Пишет он много, как в соавторстве, так и отдельно.
Корни садово-паркового строительства уходят в организацию садов и огородов при монастырях. Изучая их Владислав Андреевич, видимо, собрал значительный объем сведений о монастырях и их оснащении. В результате получилось две монографии, вышедшие почти одновременно в издательстве «Вече»: «Обители древней Москвы» и «Колокола земли русской. Из глубины веков до наших дней». В книге о колоколах описывается техническая сторона изготовления колоколов. А они бывают гигантами, и их еще надо взгромоздить на колокольню. Все это написано простым современным языком. Бывают колокола, а бывают и колокольчики. Их вешают на шею скоту, чтобы не потерялся. Ямщики вешали их под дугой. Основная часть книги все же посвящена большим колоколам, мастерам –литейщикам, руководителям –владельцам заводов, звонарям и звонам.
Описаны в книге и драматические события после революции, когда колокола снимались и продавались за рубеж на вес, как металлолом. Хотя и не всегда. В этом отношении интересна судьба колоколов Данилова монастыря. Их выкупил американский бизнесмен Чарльз Крейн для Гарвардского университета, где они находятся до сих пор. Их настройкой занимался знаменитейший звонарь 20-го века Константин Сараджев. Его судьба и биография подробно изложена Гороховым, но есть и приложение. Это отрывок из очерка Анастасии Цветаевой «Сказ о звонаре московском».
Закончился 20-й век, мы живем в 21-м веке. В конституции провозгласили отсутствие какой-либо государственной идеологии. Отсутствие идеологии – тоже идеология. Руководство государством, прежде всего президент, понимает, что отсутствие понятий, что такое хорошо, а что такое плохо, влечет за собой нестабильность общества. Поэтому большое внимание уделяется религиям и прежде всего православию. Оживились храмы и монастыри, а, следовательно , появился спрос и на колокола. Их отливают на Балтийском заводе в Санкт- Петербурге и на колокололитейном заводе «Вера» в Воронеже. Современному состоянию производства, обучению звонарей и всему, что сопровождает деятельность современной церкви в книге уделено также немалое внимание.
Книга написана хорошим языком, читается легко, приведена большая библиография и небольшой словарик древнеславянских слов. Таким образом, два последовательных поколения наших земляков-писателей, каждый по-своему показал историю важной стороны жизни нашего народа. Обе они заслуживают внимания читателей.
Раиса Филипповна Степанова

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: