Ещё раз про квартал

Недавняя статья Гришина о послевоенных двухэтажных домах на «Истории Королёва» – чем не повод вспомнить великолепный, уникальный, эксклюзивный материал о том же предмете, но только на сайте «Королёвский краевед»?

Статья Гришина написана с низкой целью защиты городского квартала от сноса. Статья Глаголевой – с благородной целью поддержки сноса.

Гришин анализирует конкретные постройки конкретного квартала в Королёве, Глаголева указывает «среднюю температуру по больнице», рассказывая о подобных зданиях вообще.

Гришин нескромно подписывает свой материал своим же именем, Ольга Вячеславовна скромно отмечает, что всего лишь «собирала информацию».

Гришин указывает – правда, несколько небрежно –  некоторые источники информации,  Глаголева лаконично поясняет, что её источники – «разные».

Дома квартала на Фрунзе. Фото М.Л. Мироновой

…Ни  для кого не секрет, что все посты и статьи Глаголевой написаны ею с удивительной, выразительной, сенсационной, виртуозной скромностью, рождающей в сердцах почитателей «Королёвского краеведа» умиление и восторг.

И все понимают, что только эта ни с чем не сравнимая скромность мешает Ольге Вячеславовне назвать хотя бы основной источник своего труда. Более того, она скромно умалчивает о нём даже тогда, когда кое-кто из многочисленных почитателей её краеведческого и литературного таланта задаёт ей вопрос: откуда можно почерпнуть такую глубокую, такую ценную информацию? Как человек в высшей степени ответственный, Ольга Вячеславовна ссылается преимущественно сама на себя.

Между тем основным источником материала О. Глаголевой «Сталинские двухэтажки», вышедшего  в 2018 году, является, судя по всему, статья в блоге «Шаги по Белгороду», выпущенная в 2011 году. Только такой тесной связью можно объяснить целый ряд чудесных совпадений двух текстов, которые разделяет дистанция в несколько лет…

Похвальную скромность Ольги Вячеславовны нельзя не поощрить. Поклонники имеют законное право знать, насколько бледен, мягко говоря, белгородский оригинал 2011 года по отношению к королёвской версии 2018-го.  

Так, при одном только сравнении заголовков статей («Сталинские двухэтажки» и… «Сталинские двухэтажки») становится видно даже слепому, что творческие муки в изобретении названий – это удел «доморощенных самоназначенцев», но не «нормальных исследователей».

«Нормальный исследователь» сразу берёт быка за рога и покоряет вершину за вершиной.



 «Шаги по «Белгороду»:

«Во время войны было разрушено и то, что осталось. В руинах лежало 1700 городов. Обеспеченность жильем в некоторых городах составляла на конец войны не более 3 метров на одного жителя».

«Королёвский краевед»:

«Уже во время Великой Отечественной войны на государственном уровне встал вопрос обеспечения населения жильем — в руинах лежало 1700 городов (на конец войны обеспеченность жильем в некоторых из них составляла не более трех метров на одного человека)».


«Шаги по Белгороду»:

«Чуть раньше перед строителями и архитекторами встала проблема срочно обеспечить жильём несколько миллионов человек, эвакуированных из западных областей страны».

«Королёвский краевед»:

«К тому же перед строителями и архитекторами встала проблема срочного обеспечения жильём еще и нескольких миллионов человек, эвакуированных из западных областей страны».


«Шаги по Белгороду»:

«Флагманом и экспериментальной площадкой такого строительства стал Магнитогорск».

«Королёвский краевед»:

«Флагманом и своего рода экспериментальной площадкой такого строительства — быстрого, с наименьшими затратами и практически без привлечения дефицитной на тот момент техники — стал Магнитогорск».


Один из примеров сходства двух текстов

Присоединяясь к тесным рядам почитателей творчества Ольги Вячеславовны, мы не можем не восхититься тем, как вдумчиво «нормальный исследователь» распространяет фразу уместной вводной конструкцией!


«Шаги по Белгороду»:

«Принцип оставался прежним, а реализация менялась – требовалось удешевить, упростить и ускорить строительство, а одновременно повысить архитектурные качества».

«Королёвский краевед»:

«В качестве основы был выбран довоенный проект двухэтажек (о нем скажем ниже), который требовалось удешевить и упростить».


«Нормальный исследователь» без сомнений отсекает всё лишнее: например, словосочетание «повышение архитектурных качеств»!


«Шаги по Белгороду» (о первом квартале подобных домов  в Магнитогорске):

«Художественность квартала подчёркивается высоким качеством строительства. Его возводили военнопленные под руководством ведущих специалистов треста «Магнитострой» по проектам советских архитекторов Г. Симонова, Е. Левинсона и Л. Оля, удостоенных за разработку проекта 14-го квартала Сталинской премии».

«Королёвский краевед»:

«Первые же дома, построенные здесь по проектам советских архитекторов Г.Симонова, Е.Левинсона и Л.Оля, оправдали все поставленные задачи. Архитекторы были удостоены Сталинской премии, и в том же 1942 году проект застройки 14-го квартала Магнитогорска взяли за основу восстановления всех освобождаемых городов».


Поразительно! И оригинал 2011-го, и превосходящая его версия 2018-го рассказывают об одном и том же объекте – квартале в Магнитогорске. Сталинскую премию не могут не упомянуть оба, однако целям выдающегося «нормального исследователя» не отвечают указанные в оригинале «художественность» и «высокое качество строительства», поэтому они решительно выбраковываются. Какое мастерство!


«Шаги по Белгороду»:

«Сам вариант подобного жилья возник не на пустом месте. Свое начало он берёт непосредственно в идее «Город-сад» 30-х годов. Именно оттуда были позаимствованы малая этажность, застройка сразу кварталами с удобным расположением магазинов, детских садов и школ в пешей доступности. Там же предполагалось, что жилые кварталы будут утопать в зелени и дома не должны быть выше деревьев. По замыслу архитекторов такие зеленые кварталы можно располагать в непосредственной близости от промышленных предприятий без санитарной зоны (мы и видим это на примере улицы Парковой в Белгороде), что позволяет избавиться от транспортных проблем».

«Королёвский краевед»:

«Итак, в базовый довоенный проект «Город-сад» (1930-е гг.) эти архитекторы привнесли некоторые черты русского ампира начала ХIX века и заимствовали из него же малую этажность, застройку сразу кварталами с удобным расположением магазинов, детских садов и школ в пешей доступности. Оттуда же и идея застройки квартала по периметру с утопающим в зелени двором внутри и зелеными аллеями вдоль улиц снаружи. По замыслу архитекторов, такие зеленые кварталы можно было располагать в непосредственной близости от промышленных предприятий без санитарной зоны, что позволяло избавиться от транспортных проблем».


Очередной раз Ольгой Вячеславовной внесены существенные добавления и для удобства читателей переставлены слова! Несомненно, для «нормального исследователя» не то что основным, а, можно сказать, живительным (!) источником может послужить даже слабенький базовый материал!


«Шаги по Белгороду»:

«По стилевой принадлежности двухэтажки относят к советскому неоклассицизму, довольно близкому к традиционным решениям русской архитектуры конца XIX века. Отсюда и ансамблевый принцип застройки, характерный для сталинской архитектуры в целом».

«Королёвский краевед»:

«По стилевой принадлежности их относят к советскому неоклассицизму. Отсюда и ансамблевый принцип застройки, характерный для сталинской архитектуры в целом».


Как видим, острое чувство справедливости не позволяет Ольге Вячеславовне проигнорировать «ансамблевый принцип» застройки, однако автор эксклюзива не забывает по ходу повествования вовремя и жирным шрифтом (см. сайт «Королёвский краевед») напоминать своему читателю о «массовости» двухэтажных зданий, составляющих такие ансамбли. Нейтральное определение «массовый», благодаря этому, в устах Ольги Вячеславовны приобретает совершенно иное, не побоюсь этого слова, поистине патетическое звучание!


«Шаги по Белгороду»:

«Самым главным архитектурным отличием шлакоблочных двухэтажек от довоенных была индивидуальная планировка массивов и дизайна. Обязательным было включение декоративных элементов: карнизов, фризов, наличников, сложной кровли, руста, фигурного литья, балюстрад – оформление могло быть произвольным, равно как и конфигурация квартир… При этом такой квартал был стилистически единообразен, но обеспечивал неидентичность отдельных строений».

«Королёвский краевед»:

«Во внешнее оформление также обязательно включались декоративные элементы: карнизы, фризы, наличники, руст, фигурное литье, балюстрады — оформление могло быть произвольным, равно как и конфигурация квартир. Всё это давало возможность добиться разнообразия при стилевом единстве».


«Нормальному исследователю» ничего не стоит опровергнуть устаревшую ныне пословицу «Из песни слова не выкинешь!». Если «сложная кровля» слишком сложна для понимания твоей аудитории, откажись от неё, равно как и от «индивидуальной планировки массивов». Какое простое и вместе с тем мудрое решение!


 «Шаги по Белгороду»:

«В целом это было действительно комфортное, хоть и относительно малогабаритное жильё. Но высокие потолки, гипсовые карнизы, большие окна, балконы – для советского человека того времени это казалось роскошью». 

«Королёвский краевед»:

«… а высокие потолки, большие окна, балконы и гипсовые карнизы в послевоенное время и вовсе казались роскошью».


Воистину, о качествах писателя можно наверняка судить не только по тому, о чём он говорит, но и по тому, о чём он умалчивает! Строго соблюдая единство творческого замысла, «Королёвский краевед» не вносит в статью дисгармонию и не упоминает какую-то мифическую «комфортность» домов. Как не называет он, впрочем, и выдающихся деятелей космонавтики, живших в двухэтажном квартале в Королёве, ведь его статья как бы и не об этом, а о «сталинских двухэтажках» вообще…

Текст «Шагов по Белгороду», гениально использованный «Королёвским краеведом», –  несомненно, лишь оттеняет главное и единственное краеведческое открытие О.В. Глаголевой по данной теме: оказывается, внутрь стен послевоенных двухэтажных домов в Королёве для утепления… засыпаны «отслужившие своё телогрейки и другие подручные материалы»! 


«Шаги по Белгороду»:

«В реальности кроме «стратегических» улиц-фасадов двухэтажки чаще рассматривались как временное решение, вековая долговечность конструктивно не закладывалась».

«Королёвский краевед»:

«Однако нужно учитывать, что «сталинские двухэтажки» задумывались всё же как временное, продиктованное суровой послевоенной необходимостью градостроительное решение — вековая долговечность конструктивно здесь не закладывалась!»


Дома по улице Фрунзе. Фото М.Л. Мироновой

Какая прекрасная возможность увидеть трансформацию исследовательской мысли! Слово «чаще», использованное оригиналом, в копии исчезает. Вместе с этим словом исчезает нюанс: временным решением двухэтажные «сталинские» дома являлись не в 100 % случаев. При этом на конструктивной недолговечности копиистом делается акцент посредством жирного шрифта и восклицательного знака (см. «Королёвский краевед»).

Изучив оригинал, дотошный читатель может заметить, что статья в блоге «Шаги по Белгороду» написана в целом с недопустимым (!) сочувствием по отношению к архитектуре и строительству первых послевоенных лет. В ней отмечены не только недостатки, но и различные, далеко не только бытовые, достоинства рассматриваемого предмета. Но по-настоящему объективный автор, каковым не в пример остальным является О.В. Глаголева, не может не производить сортировку информации!

Отвечая высокому (безусловно, социальному) заказу, Ольга Вячеславовна не единожды в своей статье выделяет жирным шрифтом и слово «типовой», чтобы читатель, не дай Бог, не упустил из виду основную мысль глубокого краеведческого труда: таких кварталов, как в Королёве, по стране пруд пруди. Новаторский, эксклюзивный материал увенчан фразой о нецелесообразности сохранения послевоенных двухэтажных домов.

Талант и врождённое чувство стиля подсказали Ольге Вячеславовне, что ей как известному автору не пристало распускать в статье «Сталинские двухэтажки» нюни, как это делает малоизвестный, почти анонимный, автор в заключительной части своего блеклого опуса с таким же (наверное, украденным у Глаголевой) названием.

Вот финал статьи «Шагов по Белгороду», написанный, мы считаем, в недопустимо-разнузданном тоне:

«К сожалению, положительный опыт, полученный при внедрении жилья этого направления, затем был полностью отвергнут. И в итоге мы получили безликие спальные районы из ничем не отличающихся коробок, удручающие и не греющие душу. Что же ценного наработали в шлакоблочный период:

—  Конечно концепция «город-сад», подразумевающая более естественную и гармоничную и комфортную среду проживания.

— Было доказано, что благоустройство и приемлемый традиционный дизайн могут быть недорогими, т.е. сделать дешево и красиво — вполне реально, если использовать массовые технологические решения.

— Комплексное планирование микрорайонов с цельным архитектурно-пластическим решением, где каждое здание, и жилое и инфраструктурное имело своё место. Сюда же стоит отнести и шаговую доступность всех необходимых объектов.

Чем может грозить ставшая нормой многоэтажная застройка в результате сноса таких домов? Проблема первая – эстетическая. Во многих случаях кварталы были возведены целостно, симметричными массивами. Застройка разнородными одиночными домами, конечно, негативно влияет на общее восприятие панорамы улиц, кроме того новостройки часто проигрывают сталинкам в архитектурных качествах. Ещё один немаловажный момент — нахождение этих кварталов в исторической части города должно максимально учитываться при реконструкциях, и подчёркивать преемственность архитектурных решений.

Другая проблема – как правило, двухэтажки находятся в районах центральных улиц, ограниченных сложившимися рамками. И уплотнение таких кварталов неизбежно влечёт проблемы с транспортом – его бесконтрольное увеличение на и так загруженных центральных магистралях, парковками и инфраструктурой, которая тяжело модернизируется, особенно это актуально для культурной и образовательной среды. Застройщики редко берут обязательства по возведению детских садов, спортплощадок, социальных центров — это не приносит прибыли.

Таким образом, без тщательно продуманного, учитывающего многочисленные нюансы, масштабного проекта просто менять двухэтажки на высотки – пагубно для развития современной комфортной городской среды».

Как при прочтении такого бездумного, буквально вызывающего финала поста «Шагов по Белгороду» не воскликнуть вслед за Ольгой Вячеславовной, ломая руки: «O  tempora, о mores!»?!

…Давая высокую оценку великолепному, уникальному труду О.В. Глаголевой по данной теме, не забудем, что «Королёвский краевед» уже не раз, к бессильной ярости своих завистников, потрясала прогрессивно мыслящую общественность своими прочными знаниями в области архитектуры. Самой яркой жемчужиной в цепи её исследовательских открытий является, безусловно, отнесение «сталинского» пятиэтажного здания 1950-х  годов авторства Л.П. Гулецкой к позднему барокко. А статья «Сталинские двухэтажки» лишь подтверждает неслучайность дерзкого самовыдвижения Ольги Вячеславовны в передовые ряды наших краеведов! (!!!!!)

Собирала информацию из двух разных источников Мария Миронова

ПС: Вышеописанная работа, в поте лица проведённая О.В. Глаголевой, дала ей основания объявить себя «независимым экспертом» и выступить от имени нескольких анонимных городских краеведов в Доме правительства Московской области – естественно, в пользу сноса квартала.

Материал Игоря Гришина о послевоенном квартале в Королёве:

Часть 1 — http://historykorolev.ru/archives/6133

Часть 2- https://historykorolev.ru/archives/6753

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: