ДОКТОР КРАСЮК: ПАМЯТЬ И ПАМЯТНИК

В 2017 году на краю Болшевского оврага школьницей Елизаветой Снегирёвой и её отцом Владимиром Павловичем Снегирёвым было найдено старинное надгробие. Оно не имело креста и лежало прямо на земле, прикрытое брёвнами. После того, как «укрытие» сняли, прочитали гравированную надпись: «Красюкъ Николай Александровичъ родился 30 мая 1857 г. скончался 11 января 1905 г.». Находка эта представляется чудом, потому что кладбище, где стоял памятник, давно снесли.

Имя Николая Александровича Красюка жителям Болшева когда-то было хорошо известно. Он служил фабричным доктором и лечил всё местное население – от младенцев до стариков.

Однако его биография в городском краеведении оставалась белым пятном до 2003 года, пока в газете «Калининградская правда» в рубрике «Былое и думы» не появилась статья Марины Басовой под названием «Жил в Болшеве доктор».

Эту публикацию, а точнее, историю её создания, в каком-то смысле тоже можно назвать чудом: «…Через век юная барышня, открыв сундук своей прабабки, среди вышивок и книг нашла тоненькую брошюрку, с первой страницы которой смотрело усталое и доброе лицо…» (1). В брошюре была напечатана речь медика Исаака Давыдовича Астрахана «Памяти Н.А. Красюка», произнесённая им 5 февраля 1905 года на заседании Московского общества фабричных врачей. Это был подробный некролог, и Марина Басова воспроизвела в своей статье основное его содержание.

Николай Александрович Красюк родился в 1857 году в г. Александрове Владимирской губернии.

Здесь в скобках к материалу 2003 года мы можем добавить статью александровского краеведа Виктории Боравской (2), где сказано, что родовое имение Красюков находилось близ сельца Балакирево. Отец, Александр Николаевич Красюк был в Александрове уездным исправником и мировым судьёй. Младший брат, Павел Александрович Красюк, 1859 года рождения, посвятил себя, как и Николай Александрович, медицине и стал главным врачом земской уездной больницы; его дом в Александрове, несмотря на протесты краеведов, недавно снесён.

Боравская, говоря о Красюках, отмечала, что «практически все члены этой благородной семьи служили обществу».

Николай Александрович Красюк учился во владимирской гимназии и московской гимназии №3. Увлекшись естественными науками, поступил в 1874 году на медицинский факультет Московского университета, однако, проучившись всего два месяца, перевёлся на факультет юридический, причиной чему были отчасти семейные обстоятельства, отчасти то, что Николаю Александровичу было трудно привыкнуть к занятиям в «анатомическом театре». Но медицина всё равно влекла его, и он, уже заканчивая юридическое образование, одновременно состоял вольнослушателем на первом курсе медицинского факультета. Затем он опять становится «действительным студентом» и в 1883 году получает диплом медика.

В сферу его научных интересов входили детские болезни, акушерство и дентиатрия (стоматология).

Красюк служил на должности земского врача в сёлах Острогожского уезда Воронежской губернии, а затем в г. Белёве близ Тулы, где за 5 лет работы существенно расширил местную больницу.

В 1888 году он перевёлся ближе к Москве, в село Гребнево, где получил в распоряжение земскую больницу на 20 коек, в которой почти сразу создал заразное (инфекционное) и родильное отделения:

«Последнее вначале казалось излишней роскошью: деревенские женщины не признавали и даже боялись медицинской акушерской помощи. Невежественные повитухи были им любезнее образованного врача. Чтобы приучить родильниц к больнице, Н.А. Красюк воспользовался идеей доктора Архангельской и одаривал всех пожелавших рожать под его наблюдением – кого платьем, кого деньгами. Недолго пришлось ему выдавать такие премии: популярность умелого и доброго доктора росла с каждым днём, привлекая к нему больных, в особенности, родильниц» (1).

В Болшеве Николай Александрович оказался, согласно сведениям из некролога, в 1892 или 1893 году. Примерно в то же время ему предлагали занять должность фабричного инспектора в Киеве, но он предпочёл продолжить практическую медицинскую деятельность.

Когда мы отмечаем, что Н.А. Красюк стал заведующим больницей при фабрике Товарищества «Ф. Рабенек», нам следует помнить, что известное кирпичное здание больницы построено только в 1915 году, то есть спустя 10 лет после смерти Николая Александровича.
До этого времени существовало другое больничное здание, и  именно в нём начал свою службу в наших краях Красюк.

Краевед Г.И. Маношкина нашла в ЦГА Москвы проект новой деревянной фабричной больницы 1897 г., и дата эта совпадает со временем службы Николая Александровича Красюка в Болшеве (полагаю, названному проекту будет посвящена когда-нибудь отдельная публикация).

Исходя из найденного документа, можно предположить, что именно Красюк мог быть инициатором такого строительства. В пользу данной версии говорит тот факт, что вообще в Болшеве Николай Александрович развернул, помимо медицинской, широкую общественную деятельность. Его хлопотами с 1896 г. роженицы стали получать «вспомоществование» – 10 рублей «из штрафного капитала». С 1903 года к этим средствам прибавились 5 рублей от фабрики (заработок за 10 дней).

В 1901 г. благодаря Красюку в Болшеве открылись ясли на 35 мест для детей до 5 лет, позднее переведённые в специально приспособленное для этого помещение. Начал работать открытый театр, чайные и игровые комнаты.

Фабричный доктор много времени и сил уделял пропаганде трезвости среди рабочих и привитию им гигиенических навыков.

Но главное, он всячески пытался повлиять на мировоззрение людей состоятельных, побуждая их к состраданию и действенной помощи рабочим и их семьям.
Красюк добивался улучшения бытовых условий людей, и владельцы фабрики всегда шли ему навстречу.

В 1903 году он стал учредителем и секретарём Болшевского благотворительного общества, целью которого была опять-таки материальная помощь фабричным рабочим.
У населения доктор пользовался огромным уважением. В статье Марины Басовой приведён отрывок из письма преемника Красюка, врача Михаила Михайловича Борисова, И.Д. Астрахану, где Борисов отмечает:

«Рабочий люд шёл к нему в амбулаторию не только с болезнями, но и с семейными невзгодами и уходил всегда утешенным надеждою на помощь <…> Ровный, открытый, прямой характер, чуждый всякой церемонии в обращении, отсутствие и тени заносчивости с простым народом – вот причина его громадной популярности. Как врач, Николай Александрович обладал, между прочим, двумя ценными качествами – находчивостью и наблюдательностью, что при его обширном опыте и создало ему заслуженную репутацию хорошего врача. Не менее ценными качествами были его жизнерадостность и уверенность, которые очень благотворно действовали на больных и окружающих» (1).

Общественная деятельность Красюка не ограничивалась одной лишь болшевской округой. В Москве он стал одним из основателей общества фабричных врачей. А в Богородске (ныне Ногинске) он оставил след, выкупив и пожертвовав земельный участок под строительство храма Усекновения Главы Иоанна Предтечи в селе Ивановском.

Храм Усекновения Главы Иоанна Предтечи в селе Ивановском. Построен на земельном участке, пожертвованном Н.А. Красюком. Фото из Иоанно-Предтеченская церковь

Кроме того, в Богородске он не единожды избирался уездным гласным земского собрания: на 1894 – 1897 гг., 1900 – 1903 гг. и 1903 – 1906 гг. (3).  Заслуги врача отмечались повышением в чинах: Красюк приступил к своим обязанностям в Болшеве, будучи надворным советником, а за несколько лет до кончины он значился уже статским советником.   

В последние годы своей жизни Николай Александрович болел. Попытки лечения, в том числе и за границей, не привели к успеху. Понимая, что конец близок, Красюк оставил распоряжение о своих похоронах. Он мог обрести вечный покой на почётном месте у Космодамианского храма в Болшеве, как ему предлагали, однако он пожелал сделать своим последним пристанищем сельское кладбище, где хоронили простых людей, лечению которых он посвятил свою жизнь.

Проводы Николая Александровича в последний путь были пышными: об этом позаботились рабочие фабрики Товарищества «Ф.Рабенек». Доктора похоронили в том месте, какое он указал сам.

… В 1930-е годы старое сельское кладбище в Болшеве подверглось вандальному уничтожению. Памятники были снесены, могилы ликвидированы. На территории бывшего некрополя позднее были возведены жилые здания и стадион, на месте которого, в свою очередь, со временем построили детский сад.

Для жителей Болшева снос кладбища стал таким же глубоким потрясением, как разорение и закрытие двух храмов – Преображенского и Космодамианского. Последний, как известно, удалось всё-таки отстоять, но храм Преображения был потерян для верующих на долгие годы, а могилы отцов и дедов – навсегда.

Единичные памятники родственники умерших перенесли с разгромленного некрополя в ограду храма Космы и Дамиана и установили как кенотафы.

Памятник П.И. Зиновьеву у храма Космы и Дамиана в Болшеве. По информации С.Б. Мержанова, является кенотафом и перенесён сюда с Болшевского кладбища. Фото М. Мироновой. 

Памятник Красюку считался уничтоженным вместе с подавляющим большинством надгробий…

Удивительную находку 2017 года нельзя назвать совсем уж случайной: нет сомнений, что памятник болшевскому врачу был спасён местными жителями и спрятан в надежде на лучшие времена.

Люди, решившие скрыть надгробие, безусловно, рисковали. Но также очевидно, что их благодарность Николаю Александровичу Красюку, а также уважение к его трудам и заботам перевесили чувство опасности.

Дважды память о докторе была сохранена старшим поколением и спустя годы передана нам: одни люди сберегли брошюру, где был портрет Н.А. Красюка и его биография, другие – спасли от уничтожения памятник.

Восстановить надгробие и перенести его на постоянное место взялись члены Королёвского отделения ВООПИиК.

Памятник Н.А. Красюку незадолго до отправки в гранитную мастерскую. Фото М. Мироновой, 2019г. 

Как было сказано выше, надгробие, лежавшее несколько десятков лет у кромки оврага, не имело креста. Историк архитектуры, краевед и некрополист С.Б. Мержанов, консультируя членов общества охраны памятников по этому вопросу, отметил, что в богоборческие 1920-е – 1930-е годы кресты как символ православной веры нередко выламывались из памятников. В каких-то случаях за сломом креста через некоторое время следовал снос самого памятника и могилы, в каких-то – памятник оставался на своём месте, но уже без креста.

На некрополе храма Космы и Дамиана в Болшеве мы и сегодня можем наблюдать старинные надгробия с отломанными и позднее установленными (иногда прикрученными проволокой) новыми крестами. Скорее всего, это последствия погрома, случившегося в церкви в 1930 году (4).

Нынешняя община Космодамианского храма во главе с настоятелем благосклонно отнеслась к просьбе Королёвского отделения ВООПИиК выделить место в ограде для установки памятника Николаю Александровичу Красюку.

В гранитной мастерской Кавезинского кладбища не только согласились помочь в восстановлении надгробия, но и провели все необходимые работы бесплатно. Здесь следует персонально поблагодарить мастеров Алексея Евгеньевича и Николая Алексеевича Шкурловых: именно они взяли на себя весь труд по транспортировке памятника в мастерскую, очистке, шлифовке, щадящей обработке сколов и полировке, подготовке места на некрополе и в итоге установке памятника. Остались лишь некоторые незначительные работы, которые будут выполнены ими уже весной.

Восстановленный памятник в мастерской Кавезинского кладбища. Фото А. Шкурлова. 

Новый крест, как и сам памятник, высечен из диабаза. Однако цель как-то замаскировать «новизну» креста не ставилась: то, что крест принадлежит иной эпохе, скрывать, по нашему мнению, не нужно. Точно так же сглажены, но не вовсе стёрты следы повреждений надгробия. Мы считаем, что их необходимо сохранить как свидетельства истории отдельного захоронения и памятника, истории конкретного кладбища и в конечном счёте общей истории России в XX веке.

21 декабря 2019 года в храме Космы и Дамиана прошла панихида по Николаю Александровичу Красюку. Настоятель храма отец Виктор Нестеров также освятил памятник и отслужил литию.

На этом можно было бы завершить статью, однако, как всегда в краеведении, за одной открывшейся дверью скрываются несколько закрытых.

Найденное надгробие ставит краеведов перед необходимостью проверки даты смерти Николая Александровича Красюка по метрическим книгам. В статье Марины Басовой, основанной на речи И.Д. Астрахана, датой кончины указано 11 декабря 1905 года. Надпись же, высеченная на памятнике, гласит, что Красюк умер 11 января 1905 года. Это означает, что где-то закралась ошибка, и устранять её придётся путём новых исследований.

Другим актуальным краеведческим вопросом является невыясненная степень родства Николая Александровича Красюка с Владимиром Николаевичем Красюком, вторым мужем Анны Сергеевны Алексеевой, родной сестры К.С. Станиславского. Мы предполагаем, что Николай Александрович и Владимир Николаевич доводятся друг другу отцом и сыном, но предположение это нуждается в доказательствах.

Наконец, наиболее трудной задачей будет определение точной даты, когда Н.А. Красюк начал службу в Болшеве.

Мария Миронова

Источники:

  1. Басова М. Жил в Болшеве доктор // «Калининградская правда», 3 июня 2003 г.
  2. Боравская В. Главный врач. Александровская земская больница 100 лет назад// сайт «Уездный город. Александров как он есть», 13 июня 2007 г. http://www.alexnews.info/archives/5530
  3. Список гласных уездного земского собрания на 3-летие 1894–1897 годы, публикация Е. Маслова //сайт «Богородск – Ногинск. Богородское краеведение»: https://www.bogorodsk-noginsk.ru/vlasty/14_1894_97.html; Данилов О.Ю. Руководство органов власти… Богородского уезда/Ногинского района и г. Богородска/Ногинска. 1782–2015// https://noginsk-muzey.ru/nauchnaya-deyatelnost.html
  4. Газов Е. В годы испытаний… // «Калининградская правда», 8 дек. 2016 и 19 янв. 2017 г.

В восстановлении памятника Николаю Александровичу Красюку принимали участие:

Елизавета Снегирёва, Владимир Павлович Снегирёв, Светлана Андреевна Бельская, Галина Ивановна Маношкина, Ольга Игоревна Мельникова, Алексей Евгеньевич Шкурлов, Николай Алексеевич Шкурлов, Сергей Борисович Мержанов (оказывал консультационную помощь), Евгений Александрович Рыбак, Ольга Дмитриевна Генералова, Дмитрий Александрович Лопаткин, о. Виктор Нестеров – настоятель Болшевского храма Космы и Дамиана, Мария Львовна Миронова, Арина Юрьевна Тёшкина.

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: