Д.Шостакович в Болшеве

  «Со времени Бетховена не было в мире композитора, который мог бы с такой силой убеждения разговаривать с  массами, как Шостакович»   Р.Роллан          

Дмитрий Дмитриевич Шостакович

 8 августа 1975 г. жена Дмитрия Дмитриевича Ирина, навестила его в больнице (он в последнее время часто находился в клинике) и они договорились, что завтра, на следующий день, она придет к нему пораньше, потому что он хотел обязательно посмотреть по телевизору футбольный матч (он страстно болел за команду «Зенит»). Утром, 9 августа, когда Ирина приехала в клинику, на входе её встретил главный врач и сказал, что Шостакович умер!  Вот так 9 августа 1975 г. у нас не стало великого советского композитора, но кусочек его яркой жизни связан с нашим городом (Болшево и поселок Новые Горки вошли в состав г.о. Королев). С 1950 по 1960 годы Дмитрий Дмитриевич жил на даче в Новых Горках по улице А. Невского.   

Дача, где жил Д. Д. Шостакович в 1950-1960 Подробнее: http://yubik.net.ru/blog/2011-10-26-748

  Каким образом он оказался в Новых Горках, по этому поводу лучше процитировать воспоминания Ф.Раззакова «Досье на звезду: правда, домыслы, сенсации. 1934-1961». Вот он как описывает эту историю:

  «Как-то в его доме (в доме Д.Д. Шостаковича) зазвонил телефон, и, когда композитор взял трубку, на том конце провода раздался голос с известным грузинским акцентом. Это был Сталин. Он спрашивал о здоровье Шостаковича. Тот ответил откровенно: «Очень плохо, товарищ Сталин!» И тогда вождь изрек: «Не волнуйтесь, мы позаботимся о вашем здоровье!» После этого звонка Шостаковичу выдали пропуск в Кремль и документ, подписанный Сталиным, в котором сообщалось, что Дмитрию Шостаковичу выделяется дача под Москвой со всеми удобствами».

  Сейчас трудно поверить, чтобы глава государства, тем более И.Сталин, так запросто звонил и разговаривал с композитором по домашнему телефону, хотя уже в это время имя Шостаковича было хорошо известно в мире! С другой стороны, это было накануне формирования делегации представителей Советской культуры для поездки в США (в которой Дмитрий Дмитриевич не хотел участвовать). Так, что вполне возможно, что Сталин этим звонком поставил композитору такие условия, от которых ему было трудно отказаться. Сталину было очень необходимо, чтобы в составе делегации был композитор с мировым именем, автор всемирно известной «Ленинградской симфонии». Дочь композитора, Галина в своих воспоминаниях тоже пишет:

  «Во времена более ранние существовала дача в Болшеве, её Шостаковичу подарили по личному распоряжению Сталина. Это был неказистый деревянный дом, но это место отец полюбил – он там мог уединиться для работы. В Болшево его угнетало лишь одно – вечные проблемы с водой»

  Да, за водой надо были идти с ведрами на колонку. А хорошо известно, что композитор был чистюлей, так что нужно было ходить довольно часто! И всё же Шостакович часто приезжал и подолгу жил на даче. За это время им написано много произведений. Музыковеды могут составить список этих произведений, но я не могу отнести себя к их числу. Мне же очень нравится оперетта «Москва – Черёмушки», которую Шостакович написал, как раз в Болшеве. Я её слушал в концертном исполнении в Зале Чайковского, уже когда закончил институт и ухаживал за своей будущей супругой, т.е. в букетно – конфетный и музыкальный период. Я покупал абонементы на весь концертный период, а она была секретарем комсомольской организации географического факультета в МГУ.

  Впервые музыку Шостаковича я услышал во время Великой Отечественной воины. Наверно мы все этого, уже сознательного возраста (как теперь нас называют «дети войны»), слышали знаменитую «Ленинградскую симфонию». В доме всегда эта черная тарелка – репродуктор, висящая на стене, была включена. Мало ли какое объявление скажут по радио! Поэтому мы жили, слушали и как правило пропускали мимо ушей. Я уже не помню, чем я занимался и вдруг по моим ушам бьют страшные повторяющееся музыкальные аккорды: «Та-тата –та». Всё громче и громче эта страшная музыка и вдруг пауза. Хочется куда-то убежать, спрятаться! А я не могу сдвинутся с места, сижу и жду, что будет дальше. Так я дослушал до конца и под впечатлением этой музыки, вечером, когда мама пришла с работы из госпиталя, спросил у неё, что это было. Вот тогда я впервые узнал, что есть такой композитор Шостакович, который написал такую удивительную симфонию № 7, которую впервые исполняли в окруженном фашистскими войсками Ленинграде 9 августа 1942 г.

  Потом были ещё и другие произведения, которые было интересно прослушать и даже удавалось купить пластинки! Но самое интересное, что с 1949 года, когда я поступил учиться в Московский Авиационный институт, каждое лето в свободное время я регулярно приезжал в Болшево – Новые Горки, так как мои родственники – Варвара Марковна с семьей арендовали домик на Лучевой улице, а тогда было принято, что каждую субботу нужно было привозить продукты из Москвы. Когда же появилась маленькая внучатая племянница Наташка, мне добавили заботы, гулять с ней в коляске. Поэтому я ходил по этой улице А. Невского много раз и не знал, что здесь живет Д.Д Шостакович!

А. Кнорре, Д.Д.Шостакович, В.Г.Дулова, Л.Н.Оборин

  Самое же интересное, на что я обратил сейчас внимание, так это список друзей Дмитрия Дмитриевича! Вот посмотрите: художник Б.Кустодиев, поэт В. Маяковский, маршал М. Тухачевский, писатель М.Зощенко, режиссёр В. Мейерхольд, чета Ростроповичей и другие.  Какое разнообразие! Среди этих друзей оказался М. Тухачевский, представьте, как мог прирожденный военный, крупный военноначальник быть одним из близких друзей музыканта – композитора? Видимо эта дружба была так сильна, что, когда М. Тухачевский был репрессирован, Шостаковича несколько раз вызывали на допросы в НКВД и требовали, чтобы он рассказал, о чем они говорили дома. Расстрел Тухачевского произвел на Шостаковича огромное влияние. Уже потом, в своих воспоминаниях он отдельно отмечает:

«Как мне его не хватает!».

  «Сейчас мне уже много лет, и нередко посещает мысль о том, что следует приняться за воспоминания, рассказать о людях, сыгравших определенную роль в моей жизни, в моей музыкальной судьбе. Одним из первых среди них был Михаил Николаевич Тухачевский».

А какие характеристики он дает М. Тухачевскому – культура, широкая образованность, демократизм, искренний интерес к судьбе товарища и высокая оценка со стороны его боевых товарищей.

  Я специально не упомянул в том списке, вверху, имя ещё одного друга Дмитрия Дмитриевича по следующим причинам. Главное, что на мой взгляд это скорей всего были отношения ученика и любимого учителя, а уж потом дружественные. И с другой стороны упоминание здесь имени математика- композитора Э. Денисова, открывает целый пласт музыкантов мирового уровня, проживавших в нашем городе в то время и о которых я обязательно должен сказать! Но, сначала коротко об Э. Денисове. Он был хорошим студентом в университете и одаренным учеником в музыкальной школе. Когда наступила пора выбора дальнейшего пути, он решил посоветоваться с компетентными товарищами и послал свои музыкальные сочинения Д. Шостаковичу. Дмитрий Дмитриевич так ответил ему:

«Дорогой Эдик. Ваши сочинения поразили меня. Мне кажется, что Вы обладаете большим композиторским дарованием. И будет большой грех, если Вы зароете Ваш талант в землю»    / Эдисон Денисов «Творческий антагонизм с Альфредом Шнитке» /

  Э. Денисов поступил в Московскую консерваторию и уже будучи студентом постоянно общался с Д. Шостаковичем. Он часто приезжал в Болшево и даже стал заниматься с сыном, Максимом по математике. В дальнейшем дружба Денисова и Шостаковича связала их вплоть до самой смерти Дмитрия Дмитриевича.

Э. Денисов и Д.Шостакович

Упомянув имя Э. Денисова, нельзя пройти мимо замечательной тройки московских авангардистов – Денисов, Шнитке и Губайдулина. Семья Шнитке в конце сороковых годов поселилась в Валентиновке и друзья – студенты часто собирались в их доме в субботние и воскресные дни.  Неизвестно, встречались ли Шнитке и Шостакович здесь, у нас, но совершенно точно известно, что после смерти последнего, Шнитке стал основным продолжателем линии симфонического гуманизма, основанного Шостаковичем. Музыковеды считают, что Пятая симфония А.Г. Шнитке – «Concerto Grosso № 4» посвящена памяти Шостаковича и Малера.

  И ещё один интересный факт из Болшевской жизни Д.Д. Шостаковича.  В нашем городе постоянно жил джазмен мирового значения О. Лундстрем. Опять же история умалчивает о том, встречались ли они, но Дмитрий Дмитриевич уделил должное внимание и оркестру О.Лундстрема. Вот он так написал в одном из своих писем:

  «Я с большим удовольствием слушаю талантливую джазовую миниатюру, чем бездарную симфонию».     

Олег Лундстрем

Тем более, это знаменательно ещё и по тому, что самим Шостаковичем были в разное время написаны джазовые произведения. Ещё в 1938 году он написал первое такое произведение: «Сюита № 2 для джаз — оркестра» и ещё, уже в 1950 году, «Сюиту для эстрадного оркестра» В этой сюите есть два замечательных произведения, которые мне очень нравятся, это «Лирический вальс» и «Маленькая полька»!

  Но вернусь ещё раз к отношениям между Шостаковичем и Шнитке. Безусловно это были скорей деловые отношения, как между участниками одного действа. Они оба входили в состав Союза музыкантов СССР и Шостакович давал рекомендацию Шнитке при вступлении в Союз. Но разногласия возникли именно в Союзе при обсуждении оратории «Нагасаки», а затем «Поэмы о космосе», хотя об этой поэме и у самого Альфреда Гариевича было не особо высокое мнение (она была написана по заказу), когда Шостакович дал на неё свои замечания чисто формально. Один из исследователей творчества Шнитке так охарактеризовал эти отношения:

«Шостаковича часто называют духовным отцом Шнитке. Это справедливо и в музыкальном плане, да и во многих других, хотя между двумя композиторами никогда не возникало дружеских отношений. Эта роль наследника Шостаковича – потребовала от Шнитке предельного морального и психологического напряжения.»         /Ю. Жигалкин «Азбука Шнитке. Памяти композитора 1998 г.»/

А.Г.Шнитке

До сих пор эти два имени стоят в афишах рядом. Вот совсем недавно в Санкт-Петербурге 27 января прошел концерт Мариинского симфонического оркестра «Творческий приемник Шостаковича» под управление Валерия Георгиева.  Посмотрите афишу:

  1. А. Шнитке. Концерт для фортепиано в четыре руки и камерный оркестр.
  2. Д. Шостакович Концерт для фортепиано № 2 фа-мажор. Соч. 102.
  3. Д. Шостакович Симфония № 7 до-мажор (Ленинградская).

Как видите история рассудила по-своему. В заключении хочу отметить чисто символическое совпадение – Дмитрий Дмитриевич ушел из жизни 9 августа 1975 г., а в этот же день, 9 августа 1942 года, ровно 33 года назад в осажденном Ленинграде была исполнена Симфония № 7 «Ленинградская», которая транслировалась всеми радиостанциями    

       Председатель общества краеведов г. Королёва Малых В.И.                                                                                                 

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: