Сапожниковы. Московские фабриканты

Начинаем публикации в сокращениях главы из книги М.А.Некрасова и Г.И.Маношкиной «Сапожниковы. Московские фабриканты».

Род Сапожниковых

Среди многочисленных московских купеческих родов, известных по торговым делам, меценатству и благотворительности, занимает своё почетное место и династия Сапожниковых. С представителями этого рода в Москве считались, уважали и почитали за честь иметь с ними как коммерческое дело, так и близкое знакомство. Откуда же пошли московские Сапожниковы?

По семейной легенде предком этой купеческой фамилии являлся посадский житель города Углича Ярославской губернии Тит Сапожник, имя которого, как свидетеля убиения царевича Димитрия, упоминалось в челобитной 1591 года от посадских людей царю Федору Иоанновичу. В 1783 году один из потомков Тита Сапожника – Григорий Иванович Сапожников, переселился из Углича в Москву. В 1795 году его сыновья: Григорий и Иван (умер в 1802 году) уже были записаны в московское купечество по 3-й гильдии. Оба имели лавки в Средних торговых рядах на Красной площади. Григорий торговал в Суровском ряду (в этом ряду продавали ткани), а Иван в Свечном восковом ряду.

Из ревизских сказок, составленных в марте 1812 года, известно, что 3-й гильдии купец Григорий Григорьевич Сапожников, 40 лет, с женой Анной Федоровной, сыном Григорием 8 лет и дочерьми: Надеждой 5 лет, Глафирой 3 лет, Любовью 3 месяцев, были записаны жителями Москвы по Красносельской слободе [1]. Через несколько месяцев после проведения переписи, в жизни его семьи, как и у большинства москвичей, произошли серьезные перемены. Связаны они были с началом Отечественной войны 1812 года. Осенью этого года французы, захватив Москву, ограбили ее жителей, а во время возникшего пожара большая часть деревянных городских зданий была уничтожена в огне. Видимо и товар Григория Григорьевича был захвачен или уничтожен, вследствие чего он был вынужден переписаться в более бедное – мещанское сословие. При ревизии 1816 года Григорий Сапожников с женой и детьми: Григорием, Глафирой и Любовью был записан в мещане, живущие в Красносельской слободе Москвы [2]. Дочь Надежда не была упомянута в ревизских сказках, однако в последующие годы она вышла замуж за небогатого купца Гаврилу Бекетова. О ее дальнейшей судьбе известно лишь, что умерла Надежда Григорьевна Бекетова в 1872 году[3].

О деятельности Григория Григорьевича после разорения ничего неизвестно, можно лишь предполагать, что он продолжал заниматься торговлей, просто получаемый доход был меньше прежнего и не позволял записаться в купечество даже третьей гильдии. После смерти Григория Григорьевича Сапожникова, дата которой осталась неизвестной, дело перешло к вдове и его сыну Григорию. Торговля пошла лучше. В книге «Материалы для истории Московского купечества. Том 7. Ревизские сказки 1833 года» имеется запись, что Григорий Григорьевич Сапожников, 25 лет, с 1831 года стал опять записываться по Красносельской слободе как московский 3-й гильдии купец. Вместе с ним жила мать – вдова, 3-й гильдии купчиха Анна Федоровна, 47 лет и сестра Ольга, 15 лет. Глафира и Любовь Сапожниковы вышли замуж и перебрались в дома своих мужей.

О судьбе Любови Григорьевны ничего неизвестно, а вот Глафира Григорьевна вышла замуж за богородского 2-й гильдии купеческого брата Илью Ларионовича Лаптева (1810-1856), который, как и ее брат, Григорий, торговал шелком. В 1838 году, муж Глафиры, вместе с братом – богородским 2-й гильдии купцом Николаем Ларионовичем Лаптевым, основал шелкоткацкую фабрику при селе Хомутово Богородского уезда Московской губернии (современный город Щелково Московской области). Но братья Лаптевы не были конкурентами Григория Сапожникова и даже  по-родственному сотрудничали.

Приобретение домовладения у Красных ворот

Вот этот-то Григорий Григорьевич Сапожников и стал основателем знаменитой в будущем фирмы. Можно предположить, что сначала он продолжил отцовскую торговлю в Средних торговых рядах и продавал шелковые материи. Но через несколько лет, видя, что торговля готовыми тканями не приносит большого дохода, Сапожников решил сам заняться их изготовлением. В конце 1838 года он приобрел домовладение на Красноворотской площади, где и основал свою фабрику. По северной границе этой площади-рынка в начале ХIХ века находилось три домовладения, одно из которых, среднее, и приобрел Григорий Григорьевич Сапожников. В атласе Москвы составленным Хотевым в 1852 году, это домовладение обозначено цифрой 32. Здесь же он и жил со своей семьей. Следует познакомить читателя с местом, где на протяжении более чем ста лет жили представители рода Сапожниковых.

Красноворотская площадь. №32 — домовладение Г.Г.Сапожникова.
Фрагмент Атласа Хотиева. 1852 г.

Из ранней истории этой городской усадьбы известно, что в 1806 году она принадлежала московскому купцу Якову Антипову, в 1821 году его сыну Николаю Яковлевичу Антипову, а 15 июля 1827 году это домовладение приобрел титулярный советник и кавалер Иван Феклистович Кудрявцев. В 1834 году оно уже принадлежало подполковнице Марии Ивановне Штюрмер[4].

Что же представляло собой владение Сапожниковых, когда его купил Григорий Григорьевич? Там находилось несколько строений различного назначения. Помимо трех жилых господских построек, на территории городской усадьбы располагались еще три одноэтажных, деревянных здания. Два из них были нежилыми, а одно предназначалось для жилья. Видимо эти строения и были первоначально приспособлены для размещения в них ткацкого и другого оборудования, а также для жилья ткачей и других рабочих. Господский дом и жилые флигеля находились на одном дворе с хозяйственными постройками, так что первоначально, купеческая семья никак не была отгорожена от фабрики и работающих на ней людей.

Господский дом являл собой деревянное одноэтажное с антресолями и каменным полуподвалом здание, в котором и поселились члены семьи Григория Григорьевича: он, его мать и сестра Ольга. Помимо этого, для жилья были предназначены и два каменных одноэтажных флигеля. Скорее всего, они сдавались в аренду под квартиры. Фасад господского дома, а также торец одного из каменных флигелей, выходил на Красноворотскую площадь, где по выходным дням происходила торговля. Здание, где жили его хозяева, находилось по красной линии (границе) земельного владения и площади, но было отгорожено от нее небольшим палисадом (земельный участок с отдельными деревьями и кустарником), который не позволял любопытным прохожим заглядывать в окна дома. В глубине участка находился еще один жилой флигель и строения, приспособленные под фабричные нужды [5]. В последующие годы Григорий Григорьевич Сапожников и его сыновья, за счет приобретения соседних домовладений, значительно расширили свою городскую усадьбу, и построили на ней солидные кирпичные многоэтажные строения.

Женитьба Григория Григорьевича Сапожникова. Его жена Вера Владимировна Алексеева

Производство шелковых тканей в доме на Красноворотской площади успешно развивалось, у Сапожникова появились серьезные партнеры, среди которых был и московский 1-й гильдии купец Владимир Семенович Алексеев (1795-1862), живущий в собственном доме на Большой Алексеевской улице. Алексеевы занимались производством золотой и серебряной канители (металлической тонкой нити для вышивания), то есть товаром необходимым для фабрики Сапожникова. Ведь парчовые ткани изготовлялись с применением таких нитей. Григорий Григорьевич стал частым гостем в доме делового партнера. Завязавшиеся отношения между партнерами из деловых быстро переросли в дружеские, а потом и в семейные.

У Владимира Алексеева в браке с Елизаветой Александровной, урожденной Москвиной (1803-1850), родилось несколько детей: Александр (1821-1882), Вера (24.12.1823-30.06.1877), Надежда (1825-1865), Семён (1827-1873), Анна (1831-1891), Екатерина (1833-1858), Сергей (1836-1893), Татьяна (1839-1892). Видимо старшая его дочь – Вера, несмотря на юный возраст, была Григорию Сапожникову по нраву, да и богатство ее отца сулило хорошее приданое. Посватавшись к юной девице, он не получил отказа и 3 июня 1840 года состоялось венчание 28-летнего жениха и 16-летней невесты.

С этого времени, в доме Сапожниковых поселилась его будущая хозяйка. Ведь в следующем – 1841 году умерла мать Григория Сапожникова – московская купчиха, вдова Анна Федоровна. Она прожила всего 57 лет и скончалась 1 января этого года от «воспаления в груди». Видимо в то время, местом упокоения всех членов семьи Сапожниковых было Калитниковское кладбище, именно там была похоронена и Анна Федоровна [6].

Рождение детей. Смерть Григория Сапожникова

С 1841 года в доме напротив Красных ворот, в семье Сапожниковых, один за другим начали рождаться дети. Сын первенец, родившийся 22 марта этого года, был назван в честь своего деда по линии матери – Владимиром. Однако первый ребенок в купеческой семье прожил чуть больше полугода, 15 октября все того же 1841 года он умер. 19 октября 1842 года в семье Сапожниковых родился сын, названный Александром. Его крестили Михаил Маслов и Елизавета Алексеева [7]. А 22 октября 1843 года у Григория и Веры Сапожниковых появился третий сын, названный вновь в честь деда – Владимиром. Крестным отцом младенца был уже привычный к этой роли купец Михаил Яковлевич Маслов. А вот крестной матерью стала тетка ребенка – еще совсем юная Анна Владимировна Алексеева, в замужестве Кисловская (1831-1891) [8].

22 ноября 1844 года Григорий и Вера вновь радовались прибавлению в их семействе. Опять родился сын названный Михаилом, скорее всего в честь крестного отца – Михаила Яковлевича Маслова. Крестной матерью была бабушка младенца – Елизавета Александровна Алексеева [9]. Однако этот ребенок недолго радовал своих родителей. Маленький Миша скончался 19 апреля 1845 года.

С ростом благосостояния Григория Сапожникова, рос и его авторитет в среде московского купечества. Изготавливая церковные одежды, он приобрел знакомства и в кругах московского духовенства, причем не только в обычных приходских храмах, но и кремлевских церквях. Все это способствовало его продвижению к общественной работе. 18 декабря 1845 года московский 1-й гильдии купец Григорий Григорьевич Сапожников был избран на первое трехлетие церковным старостой придворных московских соборов и церквей. Кандидатура была представлена от московского купеческого общества и через некоторое время после избрания высочайше утверждена [10].

А его семейство тем временем, продолжало увеличиваться. Прибавление случилось и в следующем году. 7 июня 1846 года у купеческой четы родилась дочь Анна. Но жизнь и этого ребенка оборвалась, едва начавшись, не дожив три дня до своего второго дня рождения, а именно 4 июня 1848 года, малышка Анна умерла от холеры [11].

Видимо, зимой 1846-1847 года у Григория Григорьевича случилось обострение болезни, о которой он мог и не знать. Туберкулез, в старину называвшийся чахоткой, развивался в его организме долго, но скрытно. Кризис в болезни произошел весной 1847 года. 10 мая Григорий Григорьевич Сапожников умер и был погребен на кладбище Московского Ново-Спасского монастыря [12].

Назначение опеки над имуществом и детьми Г.Г. Сапожникова. Рождение дочери Елизаветы

После его кончины вдова Вера Владимировна осталась с тремя малолетними детьми на руках, сыновьями Александром (19.10.1842-1877), Владимиром (22.10.1843-1916) и дочерью Анной. По законам того времени, до достижения детьми умершего Сапожникова 17-летнего возраста, над ними и наследуемым ими имуществом устанавливалась опека. В течение 10 дней, Московским сиротским судом были назначены опекуны: вдова и ее отец Владимир Семёнович Алексеев. Они были должны не только содержать детей и следить за их воспитанием, но и распоряжаться движимым и недвижимым имуществом, оставшимся после умершего отца, на благо его наследников.

В деле об опеке имеется опись строений, находящихся на территории домовладения, принадлежащего Сапожниковым на Красноворотской площади. Прочитав этот документ и сравнив его с упомянутым выше планом 1834 года, становится понятно, что за 9 лет владения городской усадьбой, Григорий Григорьевич внес значительные изменения в ее постройки. На основе этого описания, попытаемся представить, в каких условиях жили члены семьи Григория Григорьевича. Итак, главный господский дом в городской усадьбе Сапожниковых представлял собой деревянное строение на каменном фундаменте. Снаружи дом был оштукатурен, его стены покрашены белой краской, а крыша покрыта железом.

В каменном полуподвале, имеющим окна, находились жилые комнаты для прислуги, кухня, прачечная, контора и кладовые. В большинстве комнат хозяйственного назначения пол был каменным, только в конторе положен из досок. В кухне имелась русская печь с плитой и шкафом. Сама плита чугунная с четырьмя конфорками. Имелся котел для варки и две духовые печи. В кухню был проведен водопровод. В комнате-прачечной находилась русская печь с котлом для нагрева воды и чугунной плитой. Две кладовые и контора имели железные входные двери и такие же решетки на окнах. На конторских окнах были установлены и металлические ставни с запорами, видимо в ней хранились денежные сбережения.

Первый этаж, антресоли и мезонин дома предназначались для жилья его владельцев. Вход в дом был со двора через парадное крыльцо в пять ступеней из белого камня. На площадке крыльца находился филенчатый тесовый с полубелыми стеклами тамбур, крытый железом, а в нем филенчатая же створчатая дверь, с четырьмя таковыми же стеклами, ведущая в переднюю комнату.

По всему первому этажу проходил коридор, из которого можно было попасть в жилые комнаты, а также в ватерклозет, который обогревался голландской печью, обложенной белыми изразцами. В одной из комнат первого этажа находился выход на террасу, имевшую бревенчатую обвязку, пол и лестницу из досок. Снаружи терраса была обшита тёсом и покрашена масляной краской. В мезонин вела другая деревянная лестница с перилами в пятнадцать ступеней. При входе в единственную комнату в четыре окна и деревянным крашеным желтой масляной краской полом, имелась печь голландская и еще одна внутри ее. Из комнаты был выход на балкон с железной решеткой, а пол на нём был обит листовым железом. При входе в комнату мезонина имелась еще и лестница на чердак в пять ступеней. Чердак этот освещался единственным полуциркульным окном. Окна мезонина выходили на улицу.

Во дворе городской усадьбы Сапожниковых располагалось несколько строений хозяйственного предназначения. Одно из них – каменное двухэтажное здание, крытое железом, – находилось по границе с соседним участком Абакумова. В нём имелись помещения для погребов, с кирпичными подвалами, над ними – амбары с досчатыми закромами и сараи. В этом же здании была конюшня на три стойла и два денника, с бревенчатыми полами и потолками, а над ней устроен сеновал, кладовые и амбары. Тут же размещался и каретный сарай. Данное строение было в прочном виде.

Другое деревянное одноэтажное нежилое строение, крытое железом, и расположенное по Жеребцовскому переулку, предназначалось для содержания коров и хранения разных припасов. Это строение также находилось в прочном виде.

Еще одно деревянное одноэтажное нежилое строение по границе с другим соседом – купцом Медведниковым, имело тёсовую крышу. В нем находились: конюшня со стойлами и с яслями на шесть лошадей, каретный сарай и погреб. Это строение было в посредственном виде. Во дворе усадьбы располагался еловый твердый сруб, под крышей которого был устроен колодец с насосом. Из него накачивалась вода в бак.

Вот таким большим хозяйством предстояло управлять опекунам малолетних детей и имущества. Скорее всего, принятием дел фабрики и товара ею производимого, занялся Владимир Семёнович Алексеев, ведь его дочь Вера была беременная шестым ребенком. Но это не мешало ей вести домашнее хозяйство. Когда же 1 сентября 1847 года она родила дочь, названную Елизаветой, то рядом с ней были ее мать и сестра умершего мужа Ольга Григорьевна Сапожникова. А крестными родителями младенца стали: московский 2-й гильдии купец Михаил Яковлевич Маслов и московская 1-й гильдии купчиха Елизавета Александровна Алексеева [13].

Ведение опеки над детьми и имуществом Г.Г. Сапожникова

В первое время молодой вдове могли оказывать всяческую поддержку, как в семейных делах, так и на фабрике, ее братья Александр и Семён. А Вере Владимировне, на протяжении нескольких лет, приходилось нелегко, ведь после смерти мужа она потеряла еще двух близких людей. 4 июня 1848 года умерла двухлетняя дочь Анна. А в 1850 году скончалась матушка – Елизавета Александровна.

После ее смерти младший брат Сергей и сестры остались без материнского присмотра, и Вера Сапожникова взяла их под свою опеку. Особо близкие отношения у нее сложились с 14-летним Сергеем. Она попыталась заменить ему мать и тот до конца ее жизни, относился к ней с сыновней нежностью, а став взрослым, помогал, чем мог.

Из дела об опеке детей и имущества умершего Г.Г.Сапожникова стали известны некоторые подробности жизни его семьи в конце 1840-х – 1850-х годах. Одной из статей расхода было содержание детей, в том числе наём учителей для их обучения. Вот по каким предметам Александр, Владимир, а затем и Елизавета Сапожниковы получали знания в домашних условиях: Закон Божий, русский язык, арифметика, бухгалтерия, французский, английский и немецкий языки, чистописание, рисование и танцы. В год на приглашенных учителей тратилось от 1800 до 2100 рублей. В 1859 году помимо Веры Владимировны и детей, в московском доме Сапожниковых продолжали жить их родственницы: московская купеческая дочь Ольга Григорьевна Сапожникова и ее сестра – московская мещанская вдова Глафира Григорьевна Лаптева. Ее супруг – Илья Ларионович Лаптев умер в 1856 году, и Глафира, не имея детей, стала жить в семье Сапожниковых. Сама она торговлей не занималась и поэтому переписалась из купеческого, в мещанское сословие. Вместе с ними, в одном домовладении, жили их верные помощники и друзья – С.А.Дудин, его жена Мария и их дети. К ним прибавился еще и молодой Иван Семёнович Кукин, игравший в последующие годы значительную роль в управлении фабрикой. В самом начале 1860 года Московская 2-й гильдии купчиха Вера Владимировна Сапожникова подала прошение о возведении себя и детей своих: Александра, Владимира и Елизавету в потомственное почётное гражданство. Вхождение в это сословие, не только увеличивало значимость членов купеческого рода в городском обществе, но и давало некоторые привилегии. Учитывая заслуги мужа и ее самой на поприще мануфактурной деятельности, о которых будет рассказано в следующей главе, Вера Владимировна, со всем потомством, 23 марта 1860 года была возведена в это звание[14].

В этом же году ее младший сын Владимир достиг 17-летнего возраста. С этого времени опека над ним снималась, и над молодыми людьми, до наступления 21-летнего возраста, устанавливалось попечительство. Попечителем обоих братьев, по их просьбе, была назначена матушка – Вера Владимировна Сапожникова [15].


[1] ЦГА Москвы. Фонд 51. Опись 8.Дело 37. Лист 63об.

[2]  ЦГА Москвы. Фонд 51. Опись 8.Дело 154. Листы 925об.-926.

[3] РГАЛИ. Фонд 799. Опись 1. Дело 312. Записки Е.Г. Мамонтовой.

[4] ЦГА Москвы. ОХНТД. Фонд 1. Опись 2. Дело 1. Ед.хр. 1-5.

[5] ЦГА Москвы. ОХНТД. Фонд 1. Опись 2. Дело 1. Ед.хр. 2.Лист 1.

[6] ЦГА Москвы.Фонд 203. Опись 745. Дело 363. Листы 1131об.-1132.

[7] ЦГА Москвы. Фонд 203. Опись 745.Дело 374.

[8] ЦГА Москвы. Фонд 203. Опись 745.Дело 384. Листы 1081об.-1082.

[9] ЦГА Москвы. Фонд 203. Опись 745.Дело 395. Листы 1091об.-1092.

[10] Материалы для истории московского купечества. Общественные приговоры. Москва. 1895. Том 5. Стр. 67.

[11]  ЦГА Москвы. Фонд 2126. Опись 1.Дело 678.

[12]  ЦГА Москвы. Фонд 203. Опись 747.Дело 429. Листы 50об – 51. Метрическая книга Петропавловской церкви в Новой Басманной слободе.

[13] ЦГА Москвы. Фонд 203. Опись 747.Дело 429. Листы 25об. – 26.

[14] РГИА. Фонд 1343. Опись 39. Дело 4293.

[15] ЦГА Москвы. Фонд 83. Опись 2. Дело 988.

Читайте также:

Добавить комментарий