Керосиновая лавка

Публикуем одну из последних статей Владимира Ильича Малых.

8 февраля на сайте Королевского краеведческого общества опубликован замечательный исследовательский материал, посвященный защите березовой рощицы, около платформы Подлипки — Дачные. Опять народ собирается защищать нашу историю. Создается впечатление, что пришли чужие люди и разрушают то, что дорого нам, старым жителям. Что это безразличие к своей истории. Или это полное отсутствие исторической памяти! Не знаю и не могу оценить и принять этого. Одна напрашивается мысль, что так могут поступать только те чужие, у которых нет родных мест, родных могил! Да к чему это я? Я ведь начал со слов о керосиновой лавке, которая находилась на площади, примерно там, где вот сейчас, растет, шумит листвой небольшая березовая рощица. Именно русская березовая роща.

Так вот в конце этой улицы, на краю площади пригородной электрички, видимо, с самых древних пор, когда ещё строили Щелковскую ветку, здесь был построен технологический тупик со стрелкой и для этого стрелочного перевода, как тогда всегда делали, было построено кирпичное здание-будочка. Не знаю, для чего, но точно знаю, что у каждого стрелочного перевода тогда обязательна была вот такая деревянная или кирпичная будочка. Со временем этот стрелочный перевод стал не нужен, и здание оказалось тоже не удел! Что там хранили или кто-то жил, не знаю. Это к нашему рассказу отношения не имеет. В то время, о котором я рассказываю, там обосновалась керосиновая лавка. А керосин в то время, а это 1946-1953 годы, а может быть и дальше, был основа всей дачной жизни. Это сейчас, подошел к газовой плите, ткнул спичкой или зажигалкой и всё. Обед уже готовится.

В те времена, о которых я рассказываю, керосин был основным топливом, он и обогревал, и готовил пищу, а самое главное, он кипятил воду для того, чтобы заварить хорошо чайник и попить свежего, «духовитого» чая (как любила говорить моя тетушка Варвара Марковна). До революции, вернее до замужества, она пела в хоре Большого театра и считала себя певицей, и всячески убеждала в этом нас! У неё были интересные привычки, например, хлеб она просила привозить «Франзольки» от Филиппова, а сахар только от «Мантулина». А вот чай покупать она не позволяла никому. Она сама ходила в Елисеевский, покупала пачки различного чая и смешивала в пропорциях, известных только ей. Но зато это был чай! И вот, когда мы собирались на даче, вечером за столом, она зажигала примус на малый огонь, ставили чайник, наполненный на половину, доводила его до кипения. И вот тут начиналось искусство! Она заливала заварник небольшим количеством кипятка, взбивала его специальной метелочкой, закрывала специальной куклой. А мы сидели и ждали, когда закипит уже другой, полный чайник на полном огне. И вот только теперь, она начинала разливать кипяток по чашечкам, а потом уже заварку. Вы не представляете, какой аромат поднимался от стола. Даже соседи, из-за частокола смеясь, говорили: «Ну, Варвара Марковна опять с чаем колдует!».

Вот вы скажите сейчас, что опять я ушел от главной темы. Нет, это не так! Даже в этом, маленьком отступлении, я попытался показать вам, какое значение имел керосин для дачников. Я еще не упомянул о готовке завтрака, обеда и ужина, а самое главное, мои походы по окрестностям! Хорошо ещё, что я приезжал на дачу только в субботу и в воскресенье. Но всё равно мне приходилось ездить и на рынок, и в близлежащие магазины. А уж если приезжали гости, то на меня падала серьёзная нагрузка! Поэтому я не могу пройти мимо магазина на повороте около Шапкиного моста.

Это был замечательный магазин! Помещался он слева, если вы въезжали на мост. Это был небольшой кирпичный, старинный домик в два этажа, верх был деревянный. Магазин, как говорили старожилы, вел свою история со времен постройки фабрики и обслуживал фабричных работников. Как я говорил выше, тетка была очень «крутая», в своё время пела в хоре Большого театра и имела большое знакомство в театральном обществе. Поэтому часто на дачу к ней приезжали её знакомые и подруги. Поэтому случаю меня «наряжали» за покупками в этот магазин. Вот это одно окно справа и был овощной магазин. Внутри, сразу же под окном стояло несколько деревянных бочек, в которых хранились соленые огурцы, помидоры, грибы, капуста всех сортов. У противоположной стены стоял длинный прилавок, на нем выкладывалась вся зелень, овощи и ягоды, а за спиной продавца, около стены, стояли длинные полки, чего же там не было! И ягоды всех видов, и сушеные фрукты, варенье, соусы, сушеные грибы всех видов.

Магазин у Шапкина моста

Гости моей тетушки перед поездкой, каждый давал мне задание. Они очень любили, почему-то, капусту провансаль и соленые грибы — черный груздь. Поэтому я вешал на руль велосипеда два бидона и в первую очередь набивал их солениями до самой крышки. Ну, а потом кондитерские изделия — особенно была вкусна фруктовая пастила! Это было просто чудо! Она прямо таяла во рту! А к осени появлялись различные фрукты. Обязательным порядком я покупал для них подмосковную антоновку (именно подмосковную, а не какую другую). Другую они не кушали и ругали меня, если я привозил по ошибке другую. Ну, а вечером под деревом накрывался стол со всеми закусками и другой снедью, которую они готовили сами (и только сами) и допускали меня до своей компании. Вы думаете, что они пили изысканные вина? Нет, пили они самую натуральную водку, правда маленькими рюмочками и только «Столичную»! Иногда, правда уже после обеда они позволяли себе к чаю или к кофе (зерна, которого я должен был покупать в том знаменитом магазине на Кировской, если не ошибаюсь) какой-нибудь ликер! Ликер я должен был покупать только в Елисеевском, там, в отдельном зале! Опять же ни где-нибудь в другом месте! Так, что этот магазин я очень хорошо знаю. Даже потом, когда я стал жить здесь в Королеве, всегда на праздники я старался съездить в этот магазин у Шапкиного моста. И, верите или нет, но я до сих пор не ел такой прекрасной капусты провансаль, как в том магазине!

Уезжая в воскресенье в Москву, я обязательно рассчитывал, чтобы керосина хватило на неделю. А бывало, когда к Варваре Марковне приезжали её подруги по хору (тоже были Фифи все из себя). В таких случаях приходилось ехать за керосином вне графика! А уж если они приезжали, то на меня падала серьёзная нагрузка! Я не знаю, может быть, керосин продавали где-то и в других местах, но мне нравилось ездить на велосипеде в Подлипки. Я как-то привык к хорошей дорожке вдоль железнодорожного полотна от Болшева до Подлипок и обратно. Дорожка была такая ровная, что пустой бидон на руле велосипеда даже не гремел! Я подъезжал, занимал очередь. И если очередь была большая, я успевал сбегать к лестнице от перехода через железнодорожные пути. Там был газетный киоск, где я покупал газеты и журналы и себе, и для всех! Надо отдать должное, что этот керосиновый ларек был устроен самым совершенным образом. Керосин наливали на улице, а бочки с керосином стояли внутри здания. Т.е. никакого соприкосновения с разлитым, по случаю, керосином не было. Из кирпичной стены торчал кусок трубы с крючком, на который ты вешал свой бидон. Платил продавцу денежку, и он с помощью самого примитивного ручного насоса наливал керосина столько, сколько тебе было положено!

Вокруг и под краном всегда было чисто, всё было присыпано свежим песком, так что, если бы не запах керосина, вы бы не догадались, что здесь торгуют керосином. Вообще поездка за керосином в Подлипки была своего рода праздником! Так теперь о главном. Дело было в том, что у хозяина дачи, где моя тетушка снимала каждый год домик, были два мальчика, близнецы. Года на 3-5 моложе меня. Конечно, когда я приезжал на субботу и воскресенье, для них это был настоящий праздник. Во-первых, для них я был старший, и они гордились этим, когда я ходил с ними, вернее сказать, они за мной ходили. А во-вторых, они были страшные заводилы, почти каждое происшествие, которое происходило в Старых Горках, было результатом их тайной деятельностью. Помню, как-то мы хорошо провели день, и они не хотели, чтобы я уезжал в Москву вечером. В летнем театре было какое-то кино, а после кино танцы. Значит, их не заставят ложиться спать так рано! Так что они сделали? Они выпустили воздух из всех колес автобуса, который возил нас от круга около проходной санатория Мандрыка до станции Болшево. Это они признались мне года через два после этого. А так как я становился свободен от домашней нагрузки: вода, хлеб, картошка, керосин и другое, то мы втроём старались улизнуть на плотину, на Клязьме или в библиотеку. Чаще мы уходили вдоль Клязьмы по берегу. Уходили в Ивантеевку и даже дальше. Что они делали в остальные дни недели, я не знаю. Но когда я приезжал в субботу, мне выкладывался целый обвинительный список на них — там они соседской кошке к хвосту привязали пустую консервную банку, вечером сделали из бумаги (картона) фигуру человека и поставили в кустах по дороге к водоразборной колонке. Последнее событие очень взволновало жителей Старых Горок! А что парням было делать во дворе, где было только четыре женщины?! Приходилось проводить воспитательные беседы и предупреждать, что я их завтра не возьму с собой.

Детвора летом на даче

На следующий день всё повторялось снова! Надо отдать должное, что, несмотря на такой вольный характер, ребята были сообразительные, любознательные и компанейские. Всегда около них «кучковалась» группа ребят одногодков, и они были как бы заводилами! Как-то им купили подростковые велосипеды, и они стали часто ездить со мной. Один раз мы даже вдоль Акуловского канала доехали до Медвежьего озера, в другой раз до Пироговского водохранилища. Правда, я боялся уезжать с детьми далеко от дома, так как старшие не очень поощряли такие путешествия. Но вот об одной из поездок за керосином я хочу обязательно рассказать! Ребята скучали и увязались за мной. Конечно, поездка в Подлипки для них был совершенно как праздник. Они тут же обследовали всю площадь, попросили у меня денег, что-то там купить в газетном киоске. А очередь двигается, как в час по столовой ложке. Они уже устали и толкались около меня. И вот вдруг, кто-то из них обратил внимание на этот краник, торчащий из стены, из которого наливали керосин.

Сразу же посыпались вопросы. Откуда здесь берётся керосин? Из земли? Что здесь скважина? И всё это обсуждалось вслух. Публика прислушивается. Начинает давать пояснения. Дело дошло до того, что я был вынужден просить продавца, чтобы он показал всю ту механику, которая действует у него в будочке. Ребята внимательно обследовали внутренне устройство будочки, просмотрели, как уложены трубопроводы к кранику на улице, а затем попросили, что бы продавец показал им бочки с керосином, насос, который он вставляет в бочку и рассказал, как он действует. Тут подошла моя очередь, мы отоварились и двинулись в обратный путь. Удивительно, но эта экскурсия произвела на ребят такое впечатление, что мы ехали обратно молча, не проронив ни слова. Я не мог тогда представить себе, какие планы строились у них в головах. Только последующие события показали эту связь!

Я не знаю, как сейчас строятся взаимоотношения в больших детских коллективах, да ещё разнесенных географически. Здесь, у нас в Подлипках и Болшево, железная дорога разделяла ребят на «заводских» и «завокзальных». Точно также и в Болшево, граница здесь была Клязьма. Поэтому в периоды некоторых обострений, например, проигрыш в футбол или волейбол, поход в чей — то чужой сад, или неправильные встречи с «чужой» девочкой, причин много было. Мне иногда приходилось выступать арбитром в этих столкновениях интересов. Особенно часто такие стычки возникали у нас, потому что для танцев у нас в Горках была хорошая открытая веранда, где часто играл аккордеонист из санатория. Даже подруги моей тетушки иногда приходили на веранду и пели. Огромный восторг у зрителей вызывало, когда они пели дуэтом старинные романсы, как например «Мой миленький дружек». Эти номера воспринимались как выступления профессиональных артистов, и, как правило, зрители приносили огромные охапки цветов (благо, цветы были же на каждой даче).

Короче, в следующую поездку мои друзья снова запросились со мной. Но в это раз на площади их уже ждала группа ребят, кажется из «завокзальных» ребят. Они о чем-то поговорили, два или три отделились от группы, подошли, посмотрели, как льется керосин из крана и отошли. Вроде бы простое любопытства. Ехали обратно оживленно. Ребята перекидывались односложными словами, а я не придал ни какого значение этому эпизоду. А зря —  буря разразилась на следующий день. Уже вечером в калитку к нам постучались два мужика (как потом оказалось это были отцы двух мальчиков из дач на Болшевском шоссе). Оказывается, наши ребята каким-то образом убедили «завокзальных» ребят, что у нас на площади керосин качают прямо из земли, что эта керосиновая жила идет только к нам, поэтому мы бесплатно имеем керосина столько, сколько хотим. А надо сказать, что в других поселках керосин привозили на машине или на телеге. Ребята поверили в это и стали копать землю, искать эту керосиновую жилу. Видимо перекапали много, что родители вынуждены были искать источники недобросовестной рекламы. Конечно, всё закончилось обоюдным согласием, и тетушка угостила их своим марочным чаем. Но это не всё!

События продолжались! Недели через две-три, когда наступил период полива в огороде, к моему приезду ребята приготовили сюрприз. Из железных банок и водопроводной трубы они соорудили простейший насос, где-то достали (а может быть просто взяли там, где он плохо лежал и забрали его) длинный резиновый шланг и стали качать воду из болота возле Клязьмы. Конечно, вода не бежала ручьем, но струйка была, и за некоторое время можно было набрать ведерко воды. Но не это было главное, главное было то, откуда они взяли такой почти новый резиновый шланг? На домашнем совете решили ждать, когда кто-нибудь объявится и спросит, тогда и отдадим! Я не знаю, чем закончилась эта история – у меня начались занятия в институте, и я уже не мог часто ездить в Старые Горки, а там уже надо было всем возвращаться в Москву!

Краевед В.И. Малых

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: