От Торгового Дома до Товарищества на паях «А. и В.Сапожниковы»

Продолжаем публикации в сокращениях главы из книги Н.А.Некрасова и Г.И.Маношкиной «Сапожниковы. Московские фабриканты»: смотри

http://historykorolev.ru/archives/9525 Коммерческая деятельность Сапожниковых

Образование Торгового Дома «А. и В. Сапожниковы»

В конце 1869 года, через десять лет после раздела наследуемого имущества умершего отца, потомственные почетные граждане, временно московские 1-й гильдии купеческие сыновья Александр и Владимир Григорьевичи Сапожниковы, задумали перевести свою предпринимательскую деятельность в более современную форму. К этому времени их мать – Вера Владимировна полностью вышла из дела. Для ведения торговли и фабричного производства, с 1 января 1870 года братья решили учредить Торговый дом в образе полного товарищества, под фирмою «А. и В. Сапожниковы». Для вновь образованного торгового дома был составлен устав, в пунктах которого были указаны основания для его деятельности:

1) количество капитала для производства торговых дел нашего дома мы определяем в сумме 10 тысяч рублей серебром. В составлении этого капитала каждый из нас товарищей участвует по ровной части;

2) Главная контора нашего дома будет находиться в Москве, Городской части, 2-го квартала, на Ильинке в доме Новогородского подворья под № 208/ 209. <…>.

3) по книгам конторы нашей с 1 января 1870 года будет открыт счет, в чем именно состоит наш торговый капитал. Сверх того для каждого из нас будет открыт личный счет. Затем генеральный счет всему обороту фирмы нашей будет составляться ежегодно, с показанием всего общего капитала по отдельно каждому из нас принадлежащего <…>.

4) Этот годовой генеральный счет, как и первоначальный, составленный на 1 января 1870 года, будет служить неопровергаемым доказательством количества общего торгового капитала по отдельно каждому из нас принадлежащему и не подлежат никакому спору, сомнению, поверке с книгами по требованию наших наследников, в случае смерти одного из товарищей.

5) Управление торговыми делами нашей фирмы, платеж гильдейских и прочих повинностей от имени фирмы, по 1 гильдии, и подписывание всех вообще без исключения договоров, долговых документов, счетов и других бумаг именем фирмы предоставляет обоюдно друг другу. <…>.

6) как я, Александр, так и я, Владимир, Григорьевичи Сапожниковы обязуемся сообщать своевременно конторе нашей подробные сведения обо всех подписанных нами договорах, векселях, счетах и всякого рода обязательствах от имени фирмы, дабы контора имела возможность вести счета ясно и правильно.

7) Срок существования ТД не определяем. А будем продолжать столько времени, сколько пожелаем.

8) Сумма, которую из чистой прибыли может каждый из нас получать на свои личные расходы, должна ежегодно определяема по обоюдному согласию договором за подписью обоих нас. Если кому-либо из нас понадобится капитал сверх того, то взять он может только по обоюдному согласию и на условиях, которые будут определены особым договором.

9) Смертью одного из товарищей существование фирмы не прекращается, но от воли в живых оставшихся компаньонов зависит принять или не принять в компаньоны наследника умершего, а также и от воли наследника умершего зависит отказаться от означенного предложения вступить в фирму и затем требовать только выдела. Тогда оставшийся в живых компаньон продолжает уже торговлю один и обязывается наследнику выделить принадлежащую ему часть; в сем последнем случае оставшийся компаньон обязан, на основании последнего генерального счета и торговых книг, определить часть умершего товарища и по предъявлении ему наследником умершего, или опекуном его, буде он малолетний, акта об утверждении в правах наследства, выделить ему, т.е. наследнику определенную вышесказанным способом часть в срок самим представителем фирмы назначенный, но не позднее, однако же, 5 лет, считая таковой срок от дня предъявления акта об утверждении в правах наследства.

10) Ликвидация дел Торгового Дома может произойти во всякое время, но не иначе как с общего согласия, а также и немедленно по кончине одного из компаньонов, если это найдено будет нужным оставшимся в живых компаньоном. [1]

Участие во Всероссийской мануфактурной выставке 1870 года

Переоформление фирмы в Торговый Дом мало что поменяло в производственном процессе. Дела на фабрике по-прежнему шли прекрасно, в магазине не переводились покупатели, а ее владельцы готовились к очередному испытанию качества своего товара на следующей всероссийской выставке, проводимой в 1870 году в Санкт-Петербурге. После завершения выставки, по ее итогам, был выпущен отчет.

Главный фасад, вход на Всероссийскую мануфактурную выставку 1870 года
(источник httpnivlev.livejournal.com)

Ну, а в качестве награды: ≪за постоянное усовершенствование в производстве шелковых и парчовых тканей, ныне особенно выразившееся новыми рисунками, затканными в парчу цветными камнями, и доведением качества в отделке тяжелого бархата до желаемого совершенства≫,  фабрика братьев Сапожниковых была удостоена продления права употребления на вывесках и изделиях изображения Государственного герба [2].

Пожар на фабрике, ее восстановление.

После смерти основателя фабрики Григория Григорьевича, налаженное им производство шелковых тканей не встречало каких либо трудностей около 25 лет. Но вот, в 1872 году случилось первое серьезное испытание. 26 мая на фабрике произошел пожар. В результате него пострадала большая часть фабричных построек, оборудования и материалов. В двух основных корпусах: каменном и деревянном, полностью сгорели или были испорчены станки и машины, а также материалы, всего на 17 тысяч рублей серебром. [3]

Через несколько дней после пожара началось восстановление фабричных зданий. Полностью или частично обгоревшие пять деревянных построек Сапожниковы решили не восстанавливать. А в пострадавшем от огня каменном корпусе они задумали вновь положить разобранную во время пожара крышу, переслать часть половых и потолочных накатов, переменить часть оконных и дверных колод с устройством новых оконных переплетов и произвести другие прочие мелкие починки, без изменения наружного фасада и внутреннего расположения. Об этом, 1 июня 1872 года они подали прошение в строительное отделение Московского губернского правления. Уже на следующий день прошение было рассмотрено и дано разрешение на производство работ [4].

Через три недели Сапожниковы подали еще два прошения на строительство новых зданий в своем домовладении. 23 июня 1872 года они просили разрешения на постройку одноэтажного каменного нежилого строения. А 28 июля разрешения на разборку четырех старых построек и возведение новых: трехэтажного каменного жилого корпуса с подвалом для духовых печей, одноэтажного каменного жилого, и одноэтажного деревянного жилых строений. Автором вновь возводимых построек являлся архитектор Александр Алексеевич Никифоров (1834–после 1915).

Участие в выставках 1872 и 1873 годов

Несмотря на пожар, притормозивший деятельность фабрики, в 1872 году братья Сапожниковы выставили свои изделия на Политехнической выставке в Москве. Качество вырабатываемых на их фабрике тканей продолжало поражать как членов жюри, так и простых посетителей. Они вновь получили несколько наград.

Вид на Политехническую выставку в Москве в 1872 г. Из Википедии

В июне 1873 года на московской фабрике братьев Сапожниковых последовала очередная перестройка. На одном из двухэтажных корпусов был сломан верхний деревянный этаж, а на оставшийся каменный надстроен еще этаж из кирпича [5]. Таким образом, по Жеребцовскому переулку появились два каменных трехэтажных здания, в котором сосредоточилась основная фабричная деятельность. После установки фабричного оборудования и его запуска, производительность шелковой фабрики братьев Сапожниковых не только достигла допожарного уровня, но и превысила его. Тем не менее, расширение фабрики продолжилось и дальше.

  В 1873 году Всемирная выставка была проведена в Вене. Сапожниковские парчовые и шелковые ткани, произведенные на московской фабрике, уже по устоявшейся традиции, получили восхищенные оценки и ≪Высочайшее одобрение≫.

Гл. вход на выставку 1873 г. в Вене. Из Википедии

Несмотря на постоянный успех выпускаемой продукции на выставках мирового и всероссийского уровня, братья Сапожниковы не успокаивались на достигнутом. Добившись высокого качества своего товара, они решили увеличить его производство. Ведь изготовленные на их предприятии ткани пользовались постоянным спросом, а склады с готовой продукцией были полупустыми. И это несмотря на то, что как следует из указателя к выставке 1870 года, помимо фабрики, братья использовали труд еще 200 человек на стороне. Александр и Владимир решили построить и открыть еще одно предприятие. В 1875 году, около своего подмосковного имения Любимовка, рядом с сельцом Куракино, они приобрели земельный участок, на котором располагалось несколько строений бывшей суконной фабрики. Сломав старые здания, Сапожниковы выстроили большой каменный трехэтажный корпус, где установили новое, закупленное во Франции, оборудование. Первое время на нем изготовляли шелковую нить, а через несколько лет на предприятии появились станки, позволяющие проводить весь технологический цикл производства шелковых тканей, начиная с размотки коконов.

Переход фабрик к Владимиру Сапожникову. Усовершенствование московской фабрики

Прошло лишь чуть больше года после открытия в 1876 году фабрики при сельце Куракино, как случилось непредсказуемое событие. В 1877 году скончался старший брат – 35-летний Александр Григорьевич Сапожников. Единственным продолжателем этого московского купеческого рода остался Владимир Григорьевич. По воспоминаниям современников его знавших, в отличие от брата Александра, он с детства был тих и скромен. По воле своей матушки, Владимир не провел ни одного дня, ни в гимназии, ни в университете. Его наставниками, давшими необходимые для юноши богатой купеческой семьи знания, были приглашенные учителя и сама мать Вера Владимировна. Но эти знания были настолько основательны, что по выходе во взрослую жизнь Владимир имел широкий кругозор, и со временем превратился в отличного предпринимателя – организатора, как на своих фабриках, так и в общественной жизни. Хорошо разбираясь в делах своего производства, он, с появлением новых технологий, старался тут же внедрить их в фабричных цехах. При мягком и деликатном характере, Владимир Григорьевич умел добиваться от подчиненных выполнения поставленных задач, как на производстве, так и в общественной жизни.

Первым испытанием для Владимира Сапожникова стала подготовка к участию в новой мировой выставке. В 1878 году Всемирная выставка опять проходила в Париже. И оставшись один, Владимир Григорьевич Сапожников продолжал уделять большое внимание подобным мероприятиям. Лучшего события для рекламы товара трудно было придумать. И вновь демонстрация узорных шелковых тканей фабрики Сапожникова перед специалистами и посетителями со всего мира, прошло на ура. Её продукция получила очередную золотую медаль.

Всемирная выставка в Париже 1878 г.

Владимир Григорьевич не стал изменять название товарищества после смерти брата. В память о нем, он работал за двоих. Ведь у него было две фабрики, и каждой он уделял достаточно внимания, чтобы они успешно работали и развивались. Несмотря на то, что основные затраты по развитию производства шли по Куракинской фабрике, московская фабрика также время от времени модернизировалось. Она увеличивала свои производственные мощности за счет постройки на месте старых, деревянных, новых каменных многоэтажных зданий, и установки в них более современного оборудования. Так, в июле 1879 года, по прошению Сапожникова, в строительном отделении Московского губернского правления было получено разрешение на надстройку второго каменного этажа на одноэтажное здание по Жеребцовскому переулку. Это здание сохранилось и находится по адресу: дом № 2/1 стр. 2 по Красноворотскому проезду [6]. А в апреле 1880 года один из трехэтажных фабричных корпусов по Жеребцовскому переулку, был увеличен за счет пристройки в три этажа со стороны путей Московско-Курской железной дороги [7].

Частое строительство на фабрике не мешало производить на ней товары мирового уровня по качеству. Обновление номенклатуры тканей происходило постоянно, ведь на всероссийские и всемирные выставки, чередовавшиеся чуть ли не каждый год, требовалось поставлять только новые шелковые узорные материи. Иногда производители того или иного вида товара, чтобы получить более качественную продукцию, объединялись для выполнения общей задачи. На Всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 года проходившей в Москве, среди экспонатов, были выставлены и предметы мебели в стиле Людовика ХIV фирмы братьев Лизере, исполненные по рисункам архитектора Кудрявцева. Шелковая ткань, которой обивалась эта мебель, была изготовлена на фабрике В.Г. Сапожникова.

На Всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 года проходившей в Москве . Из журнала «Знаменитые династии России. Сапожниковы»

Ну и конечно, во всей широте богатого ассортимента, на выставке были представлены материи, выпущенные на фабриках Торгового Дома «А. и В. Сапожниковы». Вот что писали в путеводителе, специально изданном для посетителей выставки:

Ближе к северу, левая половина корпуса занята шелковыми материями, правая шерстяными и смешанными тканями и отчасти сукнами. Между первыми общее внимание обращает на себя очень богатая, роскошная выставка Сапожникова, затмевающая собой окружающие. [8]

На выставке имелся еще один павильон, в котором ее посетители могли увидеть ткани фабрики Сапожниковых. Императорский павильон строился архитектором А.С. Каминским (1829-1897) по собственному проекту. Он же и украшал его интерьеры. Для их оформления архитектор избрал различные материи изготовленные, в том числе и на предприятиях Владимира Григорьевича Сапожникова. Об этом можно узнать из списка лиц, принявших участие в украшении Императорского павильона. В нем написано, что фабрика Сапожниковых исполнила заказ на изготовление тканей для обивки стен и мебели.[9] Возможно, это было только начало совместной деятельности прославленного архитектора Каминского и фабриканта Сапожникова в деле изготовления декоративных шелковых тканей.

1885 года в Антверпене, 1889 года в Париже и 1893 года в Чикаго

В 1885 году Всемирная выставка проходила в бельгийском городе Антверпене. Из России, демонстрировать свои достижения в области производства шелковых материй, приехали представители восьми фабрик, принадлежащих разным владельцам.

Плакат, рекламирующий Всемирную выставку 1885 года в Антверпене Википедия site:hrwiki.ru

Чтобы понимать, какое место среди них занимал Торговый дом «А. и В. Сапожниковы», приведем некоторые цифры, упомянутые в издании, посвященном обозрению выставки:

Из вышеупомянутых фирм первое место в нашем отделе занято было витринами фирмы братьев Шелаевых, выделывающей в год до 5.000 кусков разных шелковых материй и платков, на сумму свыше 600.000 рублей, имея при этом до 500 рабочих на фабрике и до 300 вне ее. Рядом с названной фабрикой стоит фирма братьев Брашниных, располагающая почти 700 станками, выделывающими до 500.000 аршин фая, атласа и других изделий стоимостью до 700.000 рублей. <…>. Обе названные фабрики прислали сюда богатый выбор своих фаев, атласов и бурсы. К числу старейших русских фирм, приславших сюда произведения своих фабрик, относятся фирмы братьев Кондрашевых, Ивана Соловьева и Сапожниковых. Первая основана в 1863 году, производит главным образом мебельные материи, фай и платки; годовой ее оборот около 400.000 рублей. Фирма И. Соловьева основана в 1795 году, специально выделывает бархат и атлас на сумму слишком 500.000 рублей в год при 400 рабочих. Фирма же Сапожниковых, основанная в 1837 году, имеет своей специальностью парчу, глазет, гас, и мебельные материи; она производит в год до 1.000 кусков парчи, глазета, и до 2.000 мебельной материи, стоимостью до 850.000 рублей, при 300 рабочих.

Особенно успешно для Владимира Григорьевича Сапожникова прошла Всемирная выставка 1889 года в Париже. За представленные ткани, Торговый дом «А. и В. Сапожниковы», по классу «Шелк и шелковые ткани», был награжден Почетным дипломом – высшей наградой. Только потом, по значимости, шли золотая, серебряная и бронзовая медали. Помимо этого В.Г. Сапожников был награжден личной наградой – офицерским крестом Почетного легиона[10].

Всемирная выставка в Париже 1889 г. Из Википедии.

Через четыре года, в 1893 году Всемирная выставка проходила в Чикаго. Она была посвящена 400-летию открытия Америки и носила название Колумбовой выставки. Эта демонстрация мировых достижений того времени, проходила в необычном формате. Для выставления экспозиций всех стран было построено несколько огромных зданий и множество мелких.

Из журнала «Знаменитые династии России. Сапожниковы»

Мануфактурный отдел, где были выставлены и ткани различных видов всех стран – участниц, находился в огромном дворце промышленности, в котором помимо него, располагались музыкальный отдел и отдел свободных искусств. Это здание имело 241 сажень (около 490 метров) длины, 112 сажень (около 230 метров) ширины и 29 сажень (60 метров) высоты. Его площадь составляла более 11 десятин (около 12 гектаров). Здание имело стеклянную куполообразную крышу. Посредине здания, во всю его длину шел главный широкий проход, по обеим сторонам которого находились павильоны различных стран, возведенных большей частью в национальных стилях. Русский мануфактурный отдел помещался в южном конце этого здания, между отделами Бельгии и Норвегии. Фасад отдела, выходящий в широкий центральный проход, был сделан по проекту архитектора И.П. Ропета (1845-1908). При центральном входе в отдел стояли императорские вазы из кабинета Его Величества. Здесь же были выставлены изделия Императорской Петергофской Гранильной фабрики, малахитовые и бронзовые изделия Верфеля и другие изящные предметы-украшения. Стены же этого помещения были изящно драпированы парчовыми материями фабрики В.Г. Сапожникова.

Но это было только преддверие того великолепия, которое было привезено на выставку из России. Хороша была и секция российских мануфактурных товаров. По завершении выставки, генеральный комиссар русского отдела П.И. Глуховский в своём отчете написал:

Наконец секция мануфактурных товаров, то есть разнообразнейших тканей из различного материала – хлопчатобумажных, льняных, джутовых, пеньковых, шерстяных, шелковых – представила во Дворце Промышленности одну из самых блестящих частей всей русской выставки в Чикаго.<…>. Большое внимание возбуждают также роскошные образцы шелка и парчей, выставленные в Мануфактурном отделе В. Сапожниковым.

Общею для всех отличившихся экспонентов бронзовой медалью при почетном дипломе Всемирной выставки был награжден и Владимир Григорьевич Сапожников. На этой выставке, помимо привычных парчовых и шелковых материй, на его стенде присутствовали и коконы шелкопряда[11].

Деятельность Торгового Дома «А. и В. Сапожниковы»в конце ХIХ – начале ХХ веков

Заказы императорского двора хорошо оплачивались и полученные прибыли Владимир Сапожников, помимо прочего, продолжал постоянно вкладывать и в модернизацию производства. Время от времени этот процесс происходил на московской фабрике. К осени 1889 года изготовление тканей было сосредоточено в двух каменных трехэтажных корпусах, стоящих по Жеребцовскому переулку. Сапожников решил соединить эти здания и в сентябре 1889 года, в строительное отделение было подано прошение о строительстве трехэтажного каменного строения между этими корпусами. В результате получилось одно большое трехэтажное каменное фабричное здание, сохранившееся в измененном виде (надстроен 4-й мансардный этаж) до настоящего времени. Его адрес: Красноворотский проезд дом № 3стр.1.[12]

Помимо пристроек к уже имеющимся зданиям, строились и новые дома. В сентябре 1891 года, на территории бывшего соседнего домовладения Медведниковых, купленного В.Г.Сапожниковым, было решено построить новое фабричное строение. По проекту архитектора В. Залесского, был выстроен еще один трехэтажный, каменный дом (современный адрес № 3 Б, стр. 3 по Красноворотскому проезду) [13]. А в апреле 1892 года, была произведена надстройка стоявшего вплотную к нему двухэтажного каменного фабричного строения третьим этажом, (современный адрес № 3Б стр. 3) [14]. В июне 1897 года было получено разрешение на постройку каменного одноэтажного здания под машинное отделение. Здание не сохранилось, но находилось оно напротив основного трехэтажного большого фабричного корпуса [15]. На этом развитие московской фабрики В.Г. Сапожникова прекратилось, более на ее территории ничего не строилось.

Участие во Всероссийской выставке 1896 года в Нижнем Новгороде и Всемирной выставке 1900 года в Париже

Большое место в истории Всероссийских выставок занимает художественно-промышленная выставка, проведенная в 1896 году в Нижнем Новгороде. Достойное место среди ее экспонентов занял и Торговый дом «А. и В. Сапожниковы». За высокое качество выставленных шелковых и парчовых тканей, его владелец был награжден повторением предоставления права изображения Государственного герба на вывеске и изделиях фабрики.

Главный вход на выставку. С фотографии М. П. Дмитриева в Нижнем Новгороде. Автотипия Эд. Гоппе.

Это великолепное представление достижений промышленности на территории огромной Российской Империи, оказалось последней выставкой такого масштаба. Русско-японская война, народные восстания, Первая мировая война, все эти события – катастрофы, идущие одно за другим, не позволили организовать такое же масштабное мероприятие в России в последующие годы.

А вот на Всемирной выставке 1900 года в Париже, Владимир Сапожников расширил представительство своего торгового дома и выставил экспонаты не только по хорошо известному ему классу – шелк и шелковые ткани, но и в других разделах.

Витрина с коллекцией коконов ф-ки Тов-ва «А. и В.Сапожниковы» на выставке в Париже. 1900 г.

На его выставочных стендах были представлены материалы в таких классах как: Обучение и попечение о малолетних рабочих, Жилища для рабочих, Попечительные учреждения. Для всех трех классах Сапожников предоставил фотографии и планы своих фабричных зданий: Куракинского училища, Куракинской казармы для рабочих, Куракинской больницы. Но в области социального и бытового обеспечения рабочих, Куракинская фабрика не произвела какого-то особенного впечатления. И если товары, производимые на фабриках В.Г. Сапожникова: ≪шелк, греж, основа, уток, сырец и крашеные шелковые ткани для мебели и дамских платьев≫ , заняли в своем классе высокие места, то из социальных классов, бронзовой награды фабрикант был удостоен только за жилище для своих рабочих [16]. Всемирные выставки до начала Первой мировой войны в 1914 году проводились как в Европе, так и в Америке еще несколько раз. Но эти грандиозные события не получили широкой огласки в русских изданиях и поэтому сведений об участии в них фирмы В.Г. Сапожникова крайне скудны.

Участие в плавучей выставке русских товаров по странам Ближнего Востока в 1909-1910 годах, выставках в Италии и России

Узнать об участии в необычной выставке Торгового дома «А. и В. Сапожниковы» помогло письмо сына его владельца – Григория Владимировича Сапожникова к тете – Наталье Васильевне Поленовой. Написано оно было 24 ноября 1909 года из Одессы. Среди прочего, он сообщал:

В Одессе я живу уже шестой день, а когда выберусь, не знаю. Наша плавучая выставка еще не устроена; надо надеяться, что числа 28-го мы выйдем в Ливадию, где ее откроет, и будет осматривать Государь. <…>. У меня являлась мысль – плыть с выставкой дальше в Варну, Константинополь и Афон, но на такое дальнее и долгое путешествие я, пожалуй, не рискну.[17] .

Более сведений об участии молодого Сапожникова в этой выставке нет, но зато известно, что в конце 1909 – начале 1910 года, российское правительство, для развития торговли со странами Ближнего Востока, организовало плавучую выставку. В Одессе, на большом пароходе Русского Общества пароходства и торговли «Император Николай II», были размещены выставочные экспонаты шести десятков крупных российских фирм, среди которых нашлось место и для тканей, производимых на фабриках В.Г. Сапожникова.

Рекламный плакат Плавучей выставки русских товаров 1909-1910 гг. Фото: Непочтовые марки

Выйдя из Одессы и зайдя в Ялту на несколько дней для демонстрации выставки императору Николаю II и жителям Крыма, пароход затем проследовал по маршруту: Одесса – Варна – Бургас –Константинополь – Салоники – Пирей – Александрия – Порт-Саид – Яффа – Хайфа – Бейрут – Триполи – Александретта – Мерсина – Смирна (Измир) – Дарданелла – Константинополь – Самсун – Трабзон – Констанца – Одесса. Во всех портах пароход швартовался у причала на несколько дней и за это время расположенную на его борту выставку посещали тысячи любопытных, в том числе и местные купцы, которых могли заинтересовать товары из России.

Успех плавучей выставки был огромен. Только в Константинополе ее посетило 70000 человек. Были заключены сотни контрактов.[18]  Наверняка жителям стран Ближнего Востока, а в основном это были мусульмане, понравились и богатые парчовые и шелковые ткани производства фабрик Торгового дома «А. и В. Сапожниковы».

В 1911 году состоялась очередная Всемирная выставка в итальянском городе Турине. В отчете Торгового дома «А. и В. Сапожниковы» на 1910-11 год, в числе его расходов значится и 2422 рубля, потраченные на участие в этой выставке. Вот только узнать об успехе товаров фабрик Сапожникова не удалось.

Вход на выставку в Турине. 1911 г.

Какой-либо справочной литературы по участию российских промышленников в Туринской выставке выпущено не было. Также как и о прошедшей в 1910 году в Одессе всероссийской сельскохозяйственной, фабрично-заводской, торгово-промышленной и научно-художественной выставке, на участие в которой из кассы Товарищества на паях было отпущено 2318 рублей.[19]

Образование Товарищества на паях «А. и В. Сапожниковы»

В 1912 году Владимир Григорьевич принял решение переоформить право собственности на фабрики. Вместо Торгового Дома было создано Товарищество на паях. 25-го февраля 1912 года Императором был утвержден Устав «Торгово-Промышленного Товарищества на паях А. и В. Сапожниковы». Из этого документа можно узнать основные сведения о вновь учрежденной организации для ведения предпринимательской деятельности.

Jpeg

Основной капитал товарищества, составляющий 2 миллиона 500 тысяч рублей, был разделен на 500 паев по 5000 рублей каждый. Всё означенное выше количество паев распределялось между учредителем и приглашенными им к участию в организации лицами по взаимному соглашению. За передаваемое товариществу имущество владельцу разрешалось получить вместо денег, его паи. Правление организации состояло из 4-х директоров, избираемых общим собранием. Кандидаты в директора должны были иметь не менее 2 паев.

Затем, директора, из своей среды, избирали председателя. Правление и склад нового товарищества находились в Верхних Торговых рядах на Красной площади (современный ГУМ). [20]

Через полгода после Высочайшего утверждения устава товарищества, 11 августа 1912 года состоялось первое собрание его учредителя и пайщиков. Заслушав сообщение отдела торговли министерства торговли и промышленности о разрешении императора Николая II учредить Торгово-промышленное Товарищество на паях «А. и В. Сапожниковы», учредитель – В.Г. Сапожников сообщил участникам собрания сведения о положении дел на фабриках и составленный финансовый баланс на 1 июля 1912 года. Далее собрание постановило признать баланс приемлемым и приобрести у учредителя принадлежащую ему фирму на условиях принятия актива и пассива вышеозначенного баланса. Тут же были расписаны паи оставшиеся учредителю и доставшиеся пайщикам. Большинство паев – 487 осталось за учредителем. По 2 пая имели: Елизавета Васильевна и Григорий Владимирович Сапожниковы, а также Николай Николаевич Кукин и Владимир Васильевич Якунчиков (брат Е.В. Сапожниковой). По одному паю было записано за Верой, Екатериной, Натальей Владимировнами Сапожниковыми. Последний пай принадлежал также Сапожникову. Звали его Михаил Фёдорович, но он был из гороховецких купцов, возможно, родственник или просто однофамилец.

 После этого была заслушана и утверждена смета расходов на предстоящий 1912-1913 операционный год. По ней были запланированы траты: а) по оптово-розничной торговле в размере 250 000 рублей, б) по Куракинской фабрике – 390 000 рублей, в) по Московской фабрике – 160 000 рублей, г) по вознаграждению членов Правления в размере 12 000 рублей, а всего в размере 812000 рублей. Рассудив о действиях, которые правлению надлежит совершить в текущем году, пайщики приступили к завершающему собрание действию – выборам. В члены правления были избраны: Владимир Григорьевич Сапожников, его сын Григорий, В.В. Якунчиков и Н.Н. Кукин. Кандидатом в члены правления, также путем голосования, стала Елизавета Васильевна Сапожникова. Выборы председателя правления являлись формальностью, конечно же, держатель основного пакета паев В.Г. Сапожников продолжил руководить своими фабриками. Состоялись и выборы в члены ревизионной комиссии Товарищества. Ими стали: Михаил Фёдорович Сапожников, Екатерина и Наталья Владимировны Сапожниковы.

Как видно из выборов, пайщиками вновь образованного Товарищества стали только члены семьи В.Г.Сапожникова, их близкие родственники и партнеры. Дело, начатое в конце 1830 годов, и через 70 лет продолжало оставаться семейным.

После образования Торгово-Промышленного Товарищества на паях «А. и В. Сапожниковых» оно должно было выкупить все имущество упраздняемого Торгового дома «А. и В. Сапожниковых», в число которого входили Московская и Куракинская фабрики. На эту процедуру ушло еще полгода. Купчая крепость на эту сделку была оформлена лишь 14 февраля 1913 года. Из этого документа следовало, что потомственный дворян, действительный статский советник Владимир Григорьевич Сапожников, торговавший под фирмой «А. и В. Сапожниковы», продал директорам правления Торгово-промышленного Товарищества на паях «А. и В. Сапожниковы» потомственному дворянину Григорию Владимировичу Сапожникову и потомственному почетному гражданину инженеру-механику Николаю Николаевичу Кукину принадлежащие ему шелкоткацкие фабрики со всеми при них фабричными корпусами, жилыми и нежилыми строениями, и со всеми в фабричных корпусах машинами, аппаратами и прочими принадлежностями и землею, со всеми на ней лесами, водами и прочими угодьями.

Из других подробностей по истории предприятий Сапожниковых известно, что в 1912 году на московской фабрике Сапожниковых трудилось 203 рабочих, а энергию на предприятии вырабатывал один паровой и один водяной двигатель общей мощностью 53 лошадиные силы. В следующем – 1913 году, обе фабрики: Московская и Куракинская, выпускали парчовые и изысканные шелковые ткани на сумму более двух миллионов рублей в год.

В 1915 году специалист по ткацкому делу Чедомир Йоксимович выпустил книгу «Мануфактурная промышленность в прошлом и настоящем». В ней нашлось место и некоторым сведениям по фабрикам В.Г. Сапожникова:

На Московской фабрике товарищества, вырабатывающей парчу и художественные шелковые ткани, имеется более 300 ручных станов. Что же касается Куракинской фабрики, то здесь постепенно вводились все усовершенствования текстильного производства вплоть до применения механических ткацких станков к выработке многоцветных тканей. На этой фабрике работает 60 ручных станов и 250 механических ткацких станков. <…>.

Общее число рабочих на обеих фабриках достигает 1200 человек. Работают преимущественно женщины, получающие на Куракинской фабрике прекрасные помещения и пользующиеся бесплатно больницею. Для детей рабочих имеется школа. Всех служащих в фирме 90 человек.

Болезнь и смерть В.Г. Сапожникова. Управление фабриками его сыном Григорием и Н.Н. Кукиным

Можно предположить, что начиная с момента продажи фабрик, Владимир Григорьевич начал передавать управление ими своему сыну Григорию. Успел ли он это сделать до своей болезни, остается пока неизвестным. В марте 1914 года у Владимира Сапожникова случился апоплексический удар (инсульт). Он не мог двигаться и разговаривать. С этого времени, управление фабриками полностью перешло к Григорию Владимировичу и Николаю Николаевичу Кукину. Некоторое время им помогал и давал практические советы еще один директор правления – Владимир Васильевич Якунчиков, но его участие в управлении фабриками было ограничено. Ведь у него было своё дело, к тому же он также болел и через некоторое время слег в постель по той же причине, что и Владимир Сапожников.

Время от времени больного хозяина возили на фабрики, зимой на Московскую, летом на Куракинскую. Владимир Григорьевич все видел, понимал, но ничего не мог сделать для улучшения их работы, ведь ни говорить, ни писать, после удара он не мог. В.Г. Сапожников хотя и продолжал быть их владельцем, но более в фабричной жизни никак не участвовал.

О том, как работали фабрики под управлением Григория Владимировича Сапожникова и верного друга семьи Н.Н. Кукина, ничего неизвестно. В конце лета 1914 года началась Первая мировая война, что привело к определенным изменениям в работе фабрик. Григорий Сапожников поступил на военную службу, но когда он был на нее призван и где ее проходил, осталось неизвестным. Спрос на продукцию фабрик Сапожниковых упал, императорскому двору и обычному покупателю стало не до предметов роскоши, в том числе парчовых и шелковых тканей. Возможно, на предприятиях стали производить продукцию, необходимую для армии. Но главное, что фабрики по-прежнему работали. Ежегодно проходили и собрания пайщиков.

Летом 1916 года Владимир Григорьевич Сапожников скончался. О разделе его паёв между наследниками известно, что на основании определения Московского Окружного Суда от 15 ноября 1916 года, об утверждении законных наследников к имуществу умершего В.Г. Сапожникова, они были распределены между вдовой и детьми. Причем к Елизавете Васильевне перешло 118 паев, а Вере, Екатерине, Наталье, Григорию и Сергею Сапожниковым досталось по 70 паев каждому[21].  В отсутствие Григория Владимировича фабриками, по-видимому, продолжал управлять один из оставшихся директоров Николай Николаевич Кукин. Местонахождение Григория Сапожникова в это время неизвестно, возможно, он находился в армии, при своей части. А вот после Февральской революции 1917 года Г.В. Сапожников находился в Москве и Любимовке и давал распоряжения, по крайней мере, на Куракинской фабрике. 28 сентября 1917 года, в помещении Товарищества в Верхних Торговых рядах на Красной площади в Москве состоялось последнее его собрание. Председателем Правления был избран Григорий Владимирович Сапожников. Директорами стали: Николай Николаевич Кукин, Елизавета Васильевна и Наталья Владимировна Сапожниковы.

О формальности избрания матери и дочери говорит тот факт, что жалование получали только два директора Правления: Сапожников и Кукин. Эта сумма составила за отчетный год 22 тысячи 500 рублей. К этому времени, на место умерших пайщиков, а в 1913 году умер и Михаил Фёдорович Сапожников, пришли новые владельцы паёв: Елизавета Ивановна Сапожникова, Александра Савишна Мамонтова и вдова Серафима Ивановна Сапожникова

После Октябрьской революции 1917 года обе фабрики Торгово-промышленного товарищества на паях «А. и В. Сапожниковы» были национализированы и на несколько лет прекратили свою деятельность.


Источники:

[1] ЦГА Москвы. Фонд 1001. Опись 1.Дело 1.

[2] Отчет о Всероссийской мануфактурной выставке 1870 года в Санкт-Петербурге. СПб. 1871г. стр. 40-41.

[3] ЦГА Москвы. Фонд 348. Опись 1.Дело 503.

[4] ЦГА Москва. Фонд 54. Опись 129. Дело 732.

[5] ЦГА Москвы. Фонд 54. Опись 129. Дело 1045.

[6] ЦГА Москвы. ОХНТД. Фонд 1. Опись 2. Дело 1. Ед.хр. 30.

[7] ЦГА Москвы. ОХНТД. Фонд 1. Опись 2. Дело 1. Ед.хр. 31.

[8] Путеводитель по всероссийской промышленно-художественной выставке 1882 года. Москва. 1882 г. стр. 36.

[9] Е.В. Полякова. Декоративные ткани А.С.Каминского и его сотрудничество с фирмой Сапожниковых. Архитектор Александр Каминский. (1829-1897). Образы времени в архитектуре второй половины ХIХ века. Материалы научной конференции. Москва. 2012г. Стр. 158.

[10] Предварительный отчет по участию России в Всемирной Парижской выставке в 1889 году. СПб. 1890 г. стр. 58,93.

[11] Отчет генерального комиссара русского отдела Всемирной Колумбовой выставки в Чикаго П.И. Глуховского. СПб. 1895. стр. 38-39.

[12] ЦГА Москвы. ОХНТД. Фонд 1. Опись 2. Дело 1. Ед.хр. 38.

[13] ЦГА Москвы. ОХНТД. Фонд 1. Опись 2. Дело 1. Ед.хр. 39.

[14] ЦГА Москвы. ОХНТД. Фонд 1. Опись 2. Дело 1. Ед.хр. 41.

[15] ЦГА Москвы. ОХНТД. Фонд 1. Опись 2. Дело 1. Ед.хр. 47.

[16] Каталог русского отдела на Всемирной Парижской выставке 1900 года. СПб. Стр. 291, 295, 375, 390, 404.

[17] Письмо Г.В. Сапожникова к Н.В. Поленовой. ОР ГТГ. Фонд 54. Оп 1. Д. 11691. Листы 1-2.

[18] Горбунова Н.М. Российская плавучая выставка в Восточном Средиземноморье в начале ХХ века. Восточный архив. № 2. 2013 г. стр. 22-27.

[19] ЦГА Москвы. Фонд 348. Опись 1. Дело 6.

[20] ЦГА Москвы. Фонд 54. Опись 54. Дело 17. Листы 4-27.

[21] ЦГА Москвы. Фонд 348. Опись 1. Дело 1.

Читайте также:

Добавить комментарий