Сапожниковы. Московские фабриканты. Судьба детей

Продолжаем публикации в сокращениях главы из книги Н.А.Некрасова и Г.И.Маношкиной «Сапожниковы. Московские фабриканты» http://historykorolev.ru/archives/9093 Род Сапожниковых. Часть 1.

Молодость Елизаветы Сапожниковой

С начала 1860-х годов, постепенно передавая дела фабрики в руки взрослеющих сыновей, Вера Владимировна стала уделять больше времени своей подрастающей дочери Елизавете. Ей, как девушке, предназначалась другая судьба. По достижении определенного возраста, для получения необходимых знаний, ей были наняты учителя. В конце 1850 – начале 1860 годов, на протяжении нескольких лет Лиза на дому получала образование с помощью приглашенных преподавателей. Учителем по словесности около 5 лет был известный в будущем историк и издатель журнала «Русский архив» Пётр Иванович Бартенев. Без сомнения и другие преподаватели Лизы были людьми хорошо образованными и подготовленными для своей службы.

Елизавета Григорьевна Мамонтова (урожд. Сапожникова)

Помимо курса наук и иностранных языков, юные девушки тех лет учились игре на музыкальных инструментах, пению, танцам и другим предметам на усмотрение родителей. Дав сыновьям хорошее образование, передав им дело отца в отличном состоянии, Вера Сапожникова решила заняться пошатнувшимся к старости здоровьем. Средства позволяли делать это на заграничных курортах, чем она и воспользовалась. В свои длительные поездки по Европе, заботливая мать брала и младшую дочь. Вот и весной 1864 года Вера Владимировна с дочерью Лизой вновь выехали заграницу. Домой в Москву они собирались приехать только в начале зимы. Но Вера Владимировна не спешила возвращаться из заграницы. Вдобавок ко всему, именно за границей решилась судьба ее дочери Лизы. В дороге, Сапожниковым встретился человек, который в течение нескольких месяцев стал им близок и дорог. Это был Савва Иванович Мамонтов.

Савва Мамонтов

По возвращении матери и дочери Сапожниковых и Саввы Мамонтова в Москву, начались положенные перед свадьбой визиты родственников жениха и невесты.

Наконец, день свадьбы был назначен на 25 апреля 1865 года. Само торжество должно было пройти в подмосковной усадьбе Мамонтовых – Киреево.

Усадьба Киреево

Итак, весной 1865 года один из членов семьи Сапожниковых покинул отчий дом напротив Красных ворот. Однако Елизавета уехала от него не так уж и далеко. Ведь выделенная И.Ф. Мамонтовым молодой семье для самостоятельной жизни городская усадьба на Садовой-Спасской улице, была достаточно близко от родительского крова. Да и снятая на лето Верой Владимировной дача в Покровском-Стрешнево была на расстоянии 11 с половиной верст от усадьбы Мамонтовых – Киреево. Для Саввы Мамонтова, которому надо было ездить каждый день в контору в Москву, было удобнее жить на даче тещи. Так что с 18 мая 1865 года молодая семья Мамонтовых жила с Верой Владимировной. Туда же, навестить мать и сестру, наезжали из Москвы Александр и Владимир Сапожниковы.

После свадьбы Елизавета Григорьевна Мамонтова захотела получить доставшийся по разделу на ее долю капитал. Но она продолжала находиться под опекой, хотя еще в сентябре 1864 года ей исполнилось 17 лет. В мае 1865 года она попросила назначить своим попечителем мужа – Савву Мамонтова. После этого назначения Елизавета Мамонтова уже могла просить Сиротский суд выдать принадлежащие ей банковские билеты на сумму в 30000 рублей серебром и накопившиеся за несколько лет проценты. Полученные ценные бумаги и деньги и были частью ее приданого.

Видимо выдав дочь замуж за богатого жениха, Вера Владимировна решила не скромничать и в 1865 году переписалась из 2-й купеческой гильдии в 1-ю. Тем более, что благосостояние семьи Сапожниковых и их близких продолжало расти.

Последние годы жизни Веры Владимировны

С середины-конца 1860-х годов Вера Владимировна полностью отошла от дел и, находясь на заслуженном отдыхе, думала в большей степени о своих внуках. Тем более, что дочь Елизавета, время от времени, отдавала ей на содержание кого-нибудь из своих трех сыновей. Ведь 15 октября 1870 года у нее родился третий сын названный Всеволодом. Как и при рождении первых двух, бабушка присутствовала в доме Мамонтовых и при появлении на свет третьего внука. Она же стала и его крестной матерью, а крестным отцом старший брат Саввы – Фёдор Иванович Мамонтов.

Зима 1871-72 года была трудной как для родителей Мамонтовых, так и для бабушки Веры Сапожниковой. Второй внук Андрей (Дрюша) имел врожденную болезнь почек, и жизнь его в холодной Москве висела на волоске. Врачи советовали везти его как можно скорее в теплый климат. Родители решили исполнить этот совет, а помочь им в этом была готова и Вера Владимировна. Она бралась взять к себе, на время поездки, самого младшего внука Воку (Всеволода). В конце зимы 1872 года Мамонтовы с двумя старшими детьми поехала заграницу, а Вока остался в доме бабушки у Красных Ворот. Живя в Италии, Елизавета Григорьевна чуть ли не каждый день получала письма от матери с подробным описанием жизни своего младшего сына. Вока стал любимцем всей семьи Сапожниковых, а особенно к нему благоволил дядя Володя. 30 мая 1872 года Мамонтовы приехали в Москву и Вока, проведя у бабушки более трех месяцев, вернулся к родителям и братьям.

В воспоминаниях Елизавета Мамонтова писала, что летом 1872 года часто возила детей к бабушке в Любимовку. Во время жизни на даче у Сапожниковых мать и дочь решили: осенью везти всех детей в Италию. Но тут возникла проблема – отец детей Савва Мамонтов никак не мог оставить свою коммерцию и сопровождать жену и детей в поездке. На помощь пришла Вера Владимировна. Чтобы обеспечить за внуками надлежащий уход в дороге, она также собралась в дальнюю дорогу. В середине сентября 1872 года большая компания из женщин и детей, через Киев, Вену и Женеву отправилась в южные, теплые края. Поселившись в Риме, Вера Владимировна проводила время в прогулках с внуками в городских парках, вместе с дочерью с удовольствием осматривала достопримечательности: памятники Древнего Рима, многочисленные храмы и художественные галереи. В ноябре в Рим приехал Александр Сапожников. Через несколько дней после этого Вера Владимировна в сопровождении сына выехала в Россию.

До конца жизни Вера Владимировна Сапожникова была связана с семьей своей дочери Елизаветы Мамонтовой. Ведь старшие сыновья занимались коммерцией и жили своей жизнью. Они долго не женились и, следовательно, детей у них не было. А ее так и тянуло к внукам в семью дочери. А после того, как в 1870 году на деньги, выделенные в приданое Елизавете, Мамонтовы приобрели недалеко от Троице-Сергиевой Лавры имение Абрамцево, Вера Владимировна не только навещала там любимых внуков, но и посещала Лавру на богомолье.

Помимо фабричных и семейных дел, Вера Владимировна занималась и общественной жизнью в Москве. Она была почетной попечительницей Московского мещанского женского училища, председателем Мариинского Дамского комитета Общества попечения о больных и раненых воинах, попечительницей Николаевского дома призрения вдов и сирот купеческого сословия. Вера Владимировна Сапожникова была известна в Москве и как щедрая благотворительница. Она завещала Московскому купеческому обществу 11500 рублей, 10 тысяч из которых предназначались для учреждения стипендий в его благотворительных заведениях, а полторы тысячи на содержание Андреевской богадельни. Вера Владимировна прожила достойную жизнь, одна, после смерти мужа, воспитала троих прекрасных детей, твердой рукой вела фабричные и домашние дела, и, передав сыновьям управление фабрикой, наслаждалась жизнью в окружении любимых детей и внуков, которым посвятила остаток жизни. В 1877 году ей было только 54 года, казалось бы, впереди было10-20 лет жизни в окружении родных и близких. Но, неожиданные для нее, события в семье быстро свели ее в могилу.

В самом начале 1877 года женился ее средний сын Владимир. Судя по тому, что венчание происходило не в приходском Петропавловском храме на Новой Басманной улице, а в военной полковой церкви, священнослужители которой не подчинялись Московской духовной консистории, на этот брак Вера Владимировна разрешения давать не хотела, а может быть и не дала.

Дело было в том, что женой Владимира Григорьевича стала его близкая родственница – двоюродная сестра Елизавета Васильевна Якунчикова (1856-1937). Ее отец – Василий Иванович Якунчиков первым браком был женат на Екатерине Владимировне Алексеевой – родной сестре Веры Сапожниковой.

Между двоюродными братом и сестрой была разница в возрасте в 13 лет. Владимир знал Елизавету с первых лет ее жизни.

По мере взросления, он привязывался к ней, а когда она превратилась в молодую девушку, полюбил ее. Она ответила ему взаимностью. Старшие родственники обоих семей были категорически против этого союза, но молодые люди настаивали на своём, и им пришлось смириться. 23 января 1877 года, в Троицкой церкви 2-го гренадерского Ростовского полка на Садовой — Спасской улице состоялся обряд венчания Владимира Сапожникова и Елизаветы Якунчиковой.

Елизавета и Владимир Сапожниковы

Не успела Вера Владимировна отойти от одного серьезного испытания, как через три месяца ее ждало настоящее горе. Весной все того же 1877 года, ее старший 35-летний сын Александр неожиданно заболел детской болезнью – скарлатиной. В то время это была очень опасная хворь, не только для детей, но и для взрослых. Промучившись несколько дней, 15 апреля 1877 года, потомственный почетный гражданин и мануфактур — советник Александр Григорьевич Сапожников скончался.

В метрической церковной книге, в записи об отпевании души покойного, в графе причина смерти, было записано: воспаление в мозгу. 18 апреля он был похоронен на кладбище Ново — Спасского монастыря.

Эта смерть очень тяжело подействовала на Веру Владимировну. В начале лета она слегла в постель. Видимо дочь Елизавета Мамонтова забрала ее в свой дом на Садовой — Спасской. Через два с половиной месяца после смерти сына, а именно 30 июня 1877 года умерла и Вера Владимировна Сапожникова. Она также была похоронена на фамильном участке кладбища Московского Ново — Спасского монастыря.

Александр Григорьевич Сапожников

Расскажем более подробно об Александре Григорьевиче Сапожникове. Сведений о нем сохранилось не так уж и много. Он не оканчивал гимназию и университет. Очевидно, мать считала, что для ведения торговых дел и получения необходимых для жизни знаний, достаточно будет занятий и с домашними учителями. И действительно, Александр стал удачным коммерсантом и образованным человеком. Московский 1-й гильдии купец, потомственный почетный гражданин Александр Григорьевич Сапожников, несмотря на молодость, активно занимался не только делами московской и основанной в 1875 году куракинской фабрик, но и общественной жизнью. Он состоял членом Московского отделения совета торговли мануфактур при министерстве финансов.

Александр Григорьевич Сапожников

С 1870 по год смерти Александр Григорьевич избирался выборным Московского Биржевого общества, с 1873 по 1877 год гласным Московской городской думы. В 1871 году он выступил в роли соучредителя Московско-Ташкентского товарищества для содействия русской шелковой промышленности, а в 1873 году Московского торгово-промышленного товарищества.

По воспоминаниям современников Александр Сапожников, как и большинство богатых молодых купцов, имел массу увлечений. Его двоюродный брат Владимир Сергеевич Алексеев, хотя и был гораздо моложе его, и из-за этого не входил в круг его близких знакомых, но в своих воспоминаниях написал об одном увлечении своего старшего родственника: Александр Григорьевич пользовался успехом у женщин, но серьезно относился к браку. У него была девушка, с которой он хотел связать свою жизнь. Его невестой считалась Александра Коншина (1852-1903) – дочь Владимира Дмитриевича Коншина (1824-1915), богатого купца, совладельца с братьями Павлом и Сергеем Михайловичами Третьяковыми крупного Торгового дома. После неожиданной смерти жениха, через некоторое время она вышла замуж за его родственника – Николая Александровича Алексеева.

М.А.Некрасов и Г.И. Маношкина

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: