Семейная жизнь Сапожниковых. Гл.2. ч.1

Продолжаем публикации в сокращениях главы из книги Н.А.Некрасова и Г.И.Маношкиной «Сапожниковы. Московские фабриканты»:

 http://historykorolev.ru/archives/9093 Род Сапожниковых. Гл.1. Часть 1.

http://historykorolev.ru/archives/9259. Род Сапожниковых. Гл.1. Часть 2. Судьба детей.

После смерти Веры Владимировны семья ее сына Владимира прочно обосновалась в доме на Красноворотской площади. В распоряжении членов семьи Сапожниковых было два жилых дома и несколько флигелей. Летнее время они проводили в Любимовке, прекрасной подмосковной усадьбе, в живописной местности на берегах реки Клязьмы. Материально Сапожниковы были обеспечены на долгие годы вперед, дело Владимира Григорьевича процветало, так что предпосылок для создания большой и дружной семьи было предостаточно. Но, по меркам того времени, у Елизаветы Васильевны и Владимира Григорьевича Сапожниковых детей было не так уж и много, всего шестеро: три сына и три дочери.

Рождение детей и начало их воспитания

Первенец, названный в честь умершего брата Александром, родился 16 мая 1878 года. А 28 мая этого же года, младенец был крещен в Петропавловской церкви на Новой Басманной улице. Его крестными родителями стали: дедушка по линии матери – коммерции советник, потомственный почетный гражданин Василий Иванович Якунчиков и тетя по линии отца – жена потомственного почетного гражданина Елизавета Григорьевна Мамонтова[1].

30 сентября 1880 года родилась, а 12 октября была крещена дочь, названная в честь бабушки – Верой. Восприемниками при крещении стали: коммерции советник, потомственный почетный гражданин Василий Иванович Якунчиков и жена потомственного почетного гражданина Елизавета Григорьевна Мамонтова[2]. А 9 мая 1882 года родился и 23 мая был крещен третий ребенок в их семье, дочь Екатерина. Крестными отцом и матерью стали все те же В.И. Якунчиков и Е.Г. Мамонтова[3].

С появлением в семье трех маленьких детей, развлечения в доме Сапожниковых отошли в сторону. Владимир Григорьевич занимался своим торговым делом и общественной работой, и пока дети были маленькими, лишь со стороны наблюдал за их взрослением. Все заботы о воспитании детей легли на плечи Елизаветы Васильевны. Она деятельно взялась за это дело. Себе в помощь, для кормления, присмотра и обучения детей, она наняла кормилицу, нянек, а позднее гувернанток, в том числе и англичанку. Как правило, если приглашенные в дом для присмотра за детьми служители, проявляли себя с хорошей стороны, то они быстро становились близкими семье людьми, и жили в доме своих нанимателей по несколько лет. Одна из них Елизавета Даниловна Беодон прожила в доме Сапожниковых и верно служила ее членам около 20 лет.

Сестры Вера, Екатерина и Наталья. Частное собравние

В самом конце весны 1883 года, в семье Сапожниковых произошло очередное пополнение. 25 мая этого года в Любимовке родилась, а 18 июня была крещена в Космодемьянской церкви села Болшево третья дочь Наталья. По традиции, восприемниками при крещении ребенка стали: дедушка Василий Иванович Якунчиков и её тетя Елизавета Григорьевна Мамонтова. Но при этом церковном обряде был и еще один человек. Второй крестной матерью выступила жена академика живописи Наталья Васильевна Поленова.

Воспитание детей

Елизавета и Наталья Васильевны, урожденные Якунчиковы были рождены от одной матери и относились друг к другу с наибольшей теплотой среди своих братьев и сестер. Зимой 1883-1884 годов Поленовы уехали в Рим. В начале лета 1884 года Поленовы вернулись в Россию, а ещё  в начале мая Сапожниковы переехали в Любимовку.

Слева-направо: сестры Мария, Зинаида, Вера, Ольга и их мать Зинаида Николаевна Якунчиковы. Конец ХIХ века. Частное собрание

Имение при селе Любимовка было поделено между Алексеевыми и Сапожниковыми на две части. В обоих находились большие дома-дачи, где члены родственных семей проводили лето. Чуть ли не каждый день они встречались, общались, проводили время вместе. Праздники и торжества одной семьи, автоматически становились поводом принять в них участие для другой. Вот и когда Анна Сергеевна Алексеева (1866-1936) приняла предложение руки и сердца коммерсанта и потомственного почетного гражданина Андрея Германовича Штекера, то Сапожниковы восприняли как должное свое участие при помолвке и позабыли сообщить об этом событии другим родственникам, в частности Наталье Васильевне Поленовой, которая через свою матушку приходилась Алексеевым двоюродной родней.

Пристань у дома Сапожниковых в Любимовке. Конец ХХ – начало ХХ века.
Музей-заповедник В.Д. Поленова.

Что же касается катания на лодке, то 130 лет назад река Клязьма была полноводнее, чем сейчас, к тому же плотина на Куракинской фабрике создавала запруду в районе Любимовки – Жуковки по ней можно было кататься не только на маленьких, но и на больших лодках. На берегу реки, около дачи Сапожниковых была обустроена пристань, а семьям Алексеевых и Сапожниковых принадлежало несколько лодок, которыми они с удовольствием пользовались для водных прогулок.

Не забывали Сапожниковы в это лето, и навещать своих родственников Мамонтовых в их имении Абрамцево, расположенном по той же Ярославской железной дороге. Впрочем, и Елизавета Григорьевна с младшими девочками Верочкой и Шурочкой бывали частыми гостями в Любимовке у своих родственников.

Итак, совместно с Сапожниковыми, в августе 1885 года на даче в Любимовке жила Елизавета Даниловна Беодон. Дворянка по происхождению, из-за бедности, она была вынуждена пойти на службу к Сапожниковым в качестве гувернантки к их маленьким детям. Она быстро стала своим человеком не только для детей, но и для взрослых и всю последующую жизнь была связана с этой семьей. Екатерина Константиновна Дудина – жена Василия Сергеевича, и члены ее семьи, в которую очевидно входила и Мария Матвеевна, снимали дачу в Жуковке и были частыми гостями в Любимовке. Третьяковы Павел Михайлович и Вера Николаевна с детьми жили совсем рядом с Любимовкой в усадьбе Куракино. Леля Риба – дочь чеха по национальности Иосифа Риба, домашнего учителя музыки в родственных семьях Третьяковых и Мамонтовых. Семейство Риба проводила лето где-то в окрестностях Любимовки и Елена Иосифовна была частым гостем Сапожниковых.

Итак, 22 февраля 1888 года, в семье Сапожниковых родился пятый ребенок, сын, названный в честь своего деда – Григорием. Восприемниками при крещении были: коммерции советник и потомственный почетный гражданин Василий Иванович Якунчиков и жена гвардии полковника, вдова Анна Владимировна Кисловская, урожденная Алексеева.

Через две недели после рождения ребенка, Елизавета Сапожникова опять была занята делом.

Наталья Поленова с Митей и Катей. 1888 год. Музей-заповедник В.Д. Поленова

В самом начале осени 1889 года Василий Дмитриевич Поленов собрался на лечение в Париж. Чтобы в этом путешествии его сопровождала жена, Елизавета Сапожникова предложила взять их маленьких детей: Митю и Катю, к себе в дом. Поленовы согласились, и на даче в Любимовке оказалось сразу 7 детей, в возрасте от полутора до 11 лет. За ними, помимо Елизаветы Васильевны, присматривал целый штат нянек и гувернанток обоих семей. Можно себе представить, что творилось в доме Сапожниковых в это время.

Прожив с мужем некоторое время в Париже, Наталья Васильевна вернулась в Москву и, приехав в дом сестры, нашла своих детей веселыми и здоровыми. Получив в детстве хорошее музыкальное образование, Елизавета Сапожникова и Наталья Поленова любили не только сами поиграть на фортепиано, но и послушать хорошее исполнение музыкальных произведений на концертах.

Весной 1890 года за границу поехала уже сама Елизавета Васильевна. Ее сводная сестра Ольга выходила замуж, а свадьбу было решено справлять не где-нибудь, а в Париже. Расстаться со всеми детьми Сапожникова не могла и поэтому с собой взяла старших: Сашу и Веру. Поездка дочери имела еще одну цель. Она была больна, правая рука получила какое-то повреждение и Веру хотели показать заграничным докторам. Младших же: Катю, Наташу и Гришу, взяла на это время в свой дом Наталья Поленова. Желание ехать в Дивонну – французский город в Альпах, было связано как раз с надеждами на излечение дочери Веры.

Местный доктор взялся лечить больную руку Веры, но на прохождение процедур требовалось много времени, и вместе с 9-летней девочкой заграницей осталась Елизавета Даниловна. А Елизавета Сапожникова, оставив дочь на попечение гувернантки, поспешила в Москву к своим младшим детям.

За время, проведенное в доме Поленовых, Катя, Наташа и Гриша Сапожниковы привыкли к двоюродным брату и сестре: Мите и Кате. Чтобы они не забывали этой дружбы, Наталья Васильевна возила своих детей в гости в Любимовку. Но вот для Поленовых наступило время ехать в только что приобретенное ими имение на берегу реки Оки – Бёхово.

В это лето1891 г. среди гостей Любимовки Сапожниковых были сводные сестры ее хозяйки – Маша и Вера Якунчиковы. В соседней Любимовке – Алексеевых, у Константина Сергеевича Алексеева, будущего Станиславского и его жены Марии Петровны родилась дочь Кира. Мария Константиновна Киричко – управляющая усадьбой Сапожниковых Любимовка, вернулась с курорта минеральных вод в Старой Руссе.

Важное событие в семье Сапожниковых произошло в конце весны 1898 года. 11 мая 1898 года, у Владимира и Елизаветы родился шестой ребенок – сын Сергей. Вероятно, это стало неожиданно для родных, и может быть и не вовремя для родителей. Ведь Владимиру Григорьевичу уже было 54 года, а Елизавете Васильевне 42. Тем не менее, все с радостью отнеслись к появлению нового члена семьи Сапожниковых. 24 мая состоялось крещение младенца, а восприемниками стали его братья и сестры: Александр и Григорий, Вера и Наталья Владимировичи Сапожниковы.

Сами родители наверняка были довольны рождением сына. Когда он появился на свет, они еще не знали, что через несколько лет им предстоит лишиться горячо любимого первенца и забота о его маленьком брате значительно облегчит им горечь утраты.

Александр Владимирович Сапожников

Старший ребенок в семье Сапожниковых – сын Александр рос крепким и здоровым мальчиком. Получив солидное домашнее образование, 1 сентября 1897 года, будучи 19-летним юношей, он поступил в 8-й, последний класс Императорского Московского Лицея, созданного в честь Цесаревича Николая. Такой странный, на первый взгляд, метод обучения применялся для того, чтобы мальчик, а затем юноша, не получая вредных для его дальнейшей жизни знаний (в основном революционных) в гимназии, мог однако получить документ, позволяющий поступить в высшие учебные заведения. Всю учебную программу Лицея до выпускного класса, Александр прошел в своём доме, с приходящими учителями, поэтому и вступительные экзамены в 8-й класс сдал без напряжения.

Сапожников Саша. Частное собрание

Однако в лицее Александр Сапожников учился без должного рвения. Возможно из-за того, что был приходящим учеником, то есть в отличие от других воспитанников жил у себя дома, а не в лицейском общежитии. В его выпускном аттестате зрелости, полученном весной 1898 года, количество троек – 6, превышало число четверок – 5, а пятерок не было вообще.

Сразу после окончания выпускных экзаменов в лицее, летом 1898 года Александр подал прошение о принятии его в число студентов юридического факультета Императорского Московского университета. Сдав вступительные экзамены, с 1 сентября 1899 года потомственный почетный гражданин Александр Владимирович Сапожников стал студентом 1-го курса Московского университета. Успешно закончив обучение за первый учебный год, летом 1899 года он съездил в Казань и Чистополь. И в этой поездке, а может быть и раньше, с ним что-то случилось. Александр больше не думал об учебе. В августе 1899 года Александр Сапожников подал в университетскую канцелярию прошение о разрешении ему выезда заграницу. Его желание было удовлетворено. Вернувшись в Москву, он какое-то время ходил на лекции в университет, но в марте 1900 года, молодой Сапожников опять подал прошение о выдаче ему заграничного паспорта. Одной из причин, по которой он мог бросить учебу в самое неподходящее время, было желание помочь родным в случившимся с ними несчастье. У сына его тети Марии Васильевны Якунчиковой-Вебер – Степана был обнаружен туберкулез. В марте 1900 года мать с ребенком, мужем и бабушкой – Зинаидой Николаевной Якунчиковой находились в Париже. Надо сказать, что Якунчиковы очень серьезно отнеслись к болезни маленького Степана. В начале 1900 года туда же приехал сам Василий Иванович Якунчиков, собиралась ехать Наталья Васильевна Поленова.

Получив заграничный паспорт, Александр Сапожников тут же уехал в Париж, из которого живым уже не вернулся. В апреле в столице Франции весна была уже в самом разгаре, но в ночное время холода еще возвращались на улицы. Видимо молодой, разгоряченный Александр уже не опасался коварной погоды и сделал это напрасно. Он заболел воспалением легких и через несколько дней – 7 апреля 1900 года скончался. Отпевание прошло 10 апреля 1900 года в Свято-Троицкой Александро-Невской церкви в Париже. Тело Александра Сапожникова, для предания земле, было отправлено на родину в Москву[5].

Смерть молодого, полного сил 21-летнего сына Александра, больно ударило по его родителям. Елизавета Васильевна от нервного потрясения получила тяжелейшую депрессию и несколько лет ездила на заграничные курорты, пытаясь найти душевное равновесие. Но надо было жить дальше для других детей, трех старших дочерей, 12-летнего Гриши и маленького 2-летнего Сережи. Ведь 20-летняя Вера, 18-летняя Екатерина и 17-летняя Наталья находились в возрасте, когда родителям наступало время подумать о выдаче их замуж. Но видимо эта трагедия так отразилась на Владимире и Елизавете Сапожниковых, нанесла такую душевную рану, как им, так и сестрам Александра, что о возможных женихах в их семье даже и речи не было.

Мария Васильевна Якунчикова – Вебер

К тому же, через некоторое время, в семье Якунчиковых случилась новая неприятность. Оказалось, что туберкулезом маленький Степан заразился от своей матери – Марии Васильевны. Началась длительная борьба за ее жизнь. За время болезни ее посетили во Франции, а затем и в Швейцарии все члены семьи Якунчиковых, в том числе и Елизавета Васильевна. Но и приехав домой, она продолжала думать о больной сестре.

Мария Васильевна Якунчикова-Вебер. Конец ХIХ века. Частное собрание

К началу 1902 года надежд на выздоровление Марии Васильевны больше не было. Врачи сказали ее ближайшим родственникам, что жить ей осталось несколько месяцев. Елизавета Васильевна, совсем недавно пережившая смерть сына-первенца, получила эту новость от сестры Натальи Поленовой, находясь заграницей, судя по названию курорта, в Испании.

В конце весны 1902 года Елизавета Сапожникова приехала в Швейцарию, где провела несколько недель или месяцев и неоднократно виделась с сестрой Марией. В конце лета или осенью этого года она вернулась в Москву, где болезни опять завладели ею. 12 ноября она писала мужу сестры Льву Николаевичу Вебер: Мария Васильевна Якунчикова умерла 14 (27) декабря 1902 года в пригороде Женевы – Шен-Буржери, куда ее еще весной перевезли муж Лев Николаевич Вебер и сестра Наталья Васильевна Поленова. Вся семья Якунчиковых вновь погрузилась в траур.

Описание домовладения, в котором жила семья Сапожниковых

Отнюдь не главным, но интересным фактом из жизни семейства Сапожниковых, является описание московского домовладения, в котором они жили, начиная с 1838 года. Тем более, что до настоящего времени ни одно из жилых строений принадлежащей им городской усадьбы не сохранилось. Лишь из архивных документов можно почерпнуть сведения имеющие отношение к жилищу Сапожниковых. Авторам этой книги удалось таковые найти.

На 1901 год, все жилые постройки домовладения Сапожниковых, имеющего границы по Новой Басманной улице, Сапожниковскому (современному Красноворотскому) проезду, Каланчевской улице, Жеребцовскому (ныне безымянному) переулку и железнодорожным путям Московско-Курской железной дороги, были канализированы и снабжены водопроводом. А вот взятое из архивного документа описание всех жилых и хозяйственных построек этой городской усадьбы за исключением зданий, предназначенных для фабричного производства:

Дом № 5 по Сапожниковскому проезду, в котором жила семья Сапожниковых. 1930-е годы. Гос. музей архитектуры им. Щусева.

Дом № 1.

По Ново-Басманной улице одноэтажный дом, частью деревянный, частью каменный, на каменном жилом подвале, и с двумя нежилыми пристройками со двора, для сходов и теплых сеней.В доме № 1 квартира г-на Четверикова (в подвале – 4 комнаты, на 1 этаже: в каменном – 3, в деревянном – 2). Во дворе при доме № 1 каменное одноэтажное, нежилое строение, в наем.

Дом № 2.

В доме № 2 коровник на одну корову и конюшня на две лошади; каретный сарай и сарай для дров. Кроме того, на этом же дворе каменное одноэтажное, нежилое строение для погреба.

Дом № 3.

На том же дворе, на левой стороне, деревянный двухэтажный дом на каменном фундаменте, с каменным нежилым подвалом со сходом в оный, с деревянным одноэтажным теплым крыльцом, двухэтажной нежилой пристройкой для сеней и принадлежностей. Последней пристройкой дом связан с домом № 4. В доме № 3: 1 этаж квартира г-жи Медведниковой – 9 комнат. При квартире нежилой подвал; 2 этаж – квартира артельщика, фабричная рисовальня и квартиры служащих – 8 комнат.

Дом № 4.

По Сапожниковскому проезду, за палисадом, каменный трехэтажный дом, на каменном подвальном этаже, с каменной одноэтажной нежилой пристройкой для крыльца и каменной трехэтажной нежилой пристройкой для сеней. В доме № 4: подвальный этаж – комната лакея и камера духового отопления; фабричный склад; кухня людская, две кладовых. 1 этаж – контора парчевой и шелковой фабрики – 5 комнат, в нежилой пристройке вход в контору; 2 этаж – квартира г-на Дудина – 5 комнат, квартира г-на Кукина – 4 комнаты, общие сени; 3 этаж – квартиры служащих –10 комнат, общие сени.

Дом № 5.

По Сапожниковскому проезду за палисадом налево от дома № 4 деревянный одноэтажный дом, на каменном подвальном этаже с антресолями и деревянной одноэтажной нежилой пристройкой для схода. В доме № 5 квартира владельца. В каменном подвале –12 комнат; в деревянном этаже – 15 комнат; в деревянных антресолях – 8 комнат.

Дом № 6.

По тому же проезду, налево от дома № 5, каменный двухэтажный дом, частью жилой, частью нежилой, с каменным нежилым подвалом и сходом в оный. В доме № 6: 1 этаж – жилая часть: кучерская – 2 комнаты, комната форейтора; нежилая часть: конюшня на 6 стойл к квартире владельца; кладовые к квартире владельца – 2 комнаты; 2 этаж – квартира г-на Васильева – 4 комнаты; квартира г-на Новосельского – 4 комнаты.

Дом № 7.

Во дворе к дому № 6 примыкает каменное, одноэтажное жилое строение в коем: дворницкая – 1 комната.

Дом № 8.

Во дворе позади дома № 5 деревянное одноэтажное жилое строение в коем дворницкая – 1 комната.

Дом № 9.

Во дворе позади дома № 6 каменное двухэтажное, нежилое строение с открытой чугунной лестницей. В доме № 9: 1 этаж – конюшня на две лошади и каретный сарай, погреб; 2 этаж – сеновал.

Дом № 10.

Во дворе с правой стороны дома № 9, деревянное, одноэтажное, нежилое строение, с навесом, в коем коровник на 1 корову. Кроме того во дворе каменное одноэтажное строение для погребов.

Дом № 11.

На углу Сапожниковского пр. и Каланчевской улицы двухэтажный дом, низ каменный, верх деревянный, с двухэтажной пристройкой, низ коей каменный жилой, верх деревянный нежилой. В доме № 11: 1 этаж каменный – квартира электротехника г-на Зуева – 2 комнаты; квартира г-на Фейге – 2 комнаты; общие сени. 2 этаж деревянный – квартира учителя Побединского – 2 комнаты, фабричное училище – 2 комнаты.

В смешанной пристройке: сени, 1 этаж, каменный, жилой –дворницкая; 2 этаж деревянный, нежилой[6].

Надо заметить, что Владимир Григорьевич с женой предпочитали жить в старом деревянном одноэтажном, с антресолями доме (№ 5), который в 1838 году приобрел еще его отец Григорий Григорьевич. И хотя к 1901 году Сапожниковы приобрели два соседних домовладения с господскими домами, а средств и места на строительство нового комфортного дома у них было в достатке, ни Владимир Сапожников, ни его жена Елизавета, и в мыслях не держали покинуть старый дом, в котором они прожили всю сознательную жизнь.

Письма Екатерины и Натальи Сапожниковых.

Женитьба Григория Сапожникова

Несчастья, связанные с утратой близких родственников, продолжали сопровождать семью Сапожниковых все первое десятилетие ХХ века. 6 апреля 1907 года умер отец сестер Елизаветы Сапожниковой и Натальи Поленовой – Василий Иванович Якунчиков. 27 декабря того же года скончалась племянница –Вера Саввишна Самарина, урожденная Мамонтова. А в следующем 1908 году, 28 октября ушла в мир иной сестра мужа и близкая подруга обеих сестер – Елизавета Григорьевна Мамонтова, урожденная Сапожникова.

На смену ушедшим старшим членам родственных семей приходили молодые. В начале ХХ века во взрослую жизнь вступили дети Владимира и Елизаветы Сапожниковых. Именно из их переписки продолжим черпать сведения о дальнейшей семейной жизни. Сохранились письма Екатерины и Натальи Сапожниковых. Вера же, скорее всего из-за болезни (повреждение руки), писем не писала.

Первое письмо датировано 14 июля 1911 года и написано Екатериной Сапожниковой из далекого Лондона. Каким же ветром занесло туда 29-летнюю незамужнюю даму? Этой поездке предшествовала целая история, но не с ней, а с братом Григорием. Еще в письме от 21 июля 1901 года Елизавета Васильевна писала, что ее старший сын имеет нелюдимый характер. По воспоминаниям современников, Григорий предпочитал жить в одиночестве в специально построенной для него избушке, стоящей в лесу недалеко от усадьбы родителей в Любимовке. Но все-таки он встретил человека, которого полюбил. К большому огорчению отца и матери, этой девушкой оказалась молоденькая горничная Елизаветы Сапожниковой – дочь крестьянина Дмитровского уезда Московской губернии Елизавета Ивановна Самарина.

В архиве удалось найти паспортную книгу женщин, работающих на Куракинской фабрике в 1906-07 годах. В ней есть запись и о дочери крестьянина Елизавете Ивановне, без фамилии, 14 лет.

В графах книги указано, что она поступила на работу еще в середине 1904 года, но не на фабрику, а в число прислуги в дом Сапожниковых в Любимовке. До этого момента, Лиза родилась и жила в селе Братовщина Дмитровского уезда Московской губернии (современный Пушкинский район Московской области). О том, что она имела фамилию Самарина можно догадаться из других записей той же и последующих паспортных книг. В паспортную книгу 1906-07 годов была внесена и Прасковья Александровна Самарина, живущая в том же селе Братовщина. А в книге 1909-1910-х годов, помимо Прасковьи Самариной, была записана и Пелагея Ивановна Самарина, крестьянка из того же села. Вполне возможно, что она была сестрой Елизаветы[7].

Когда крестьянская девочка Лиза поступила в прислугу к Сапожниковым, она была малограмотной или совсем не умела читать и писать. Елизавета Васильевна пристроила ее на учебу в Куракинское фабричное начальное училище, которое она и окончила в 1907 году. Всем выпускникам училища, на память дарилась книга религиозного содержания. Такой подарок, подписанный попечительницей учебного заведения Елизаветой Сапожниковой, получила и Лиза Самарина.

Книга, подаренная Елизавете Самариной после окончания Куракинской школы.
Частное собрание.

Понятно, что родители Григория были против того, чтобы их сын – продолжатель миллионного торгового дела, женился на дочери простолюдина. Но тот проявил твердость, видимо любовь молодых была чрезвычайно крепка. Владимиру и Елизавете Сапожниковым пришлось смириться с выбором сына. Они согласились на их бракосочетание, но с условием, что Елизавета проведет вдали от родины пару лет, для того, чтобы получить надлежащее образование и научиться хорошим манерам. Возможно, она втайне надеялись, что за это время Григорий забудет свою возлюбленную. Местом жительства для Елизаветы Самариной была избрана Англия. Вместе с ней в далекое путешествие поехала и Екатерина Сапожникова.

Два года проведенные заграницей не прошли даром. В Москву вернулась не уехавшая из нее крестьянская дочь, а молодая барышня, прекрасно владеющая хорошими манерами, иностранными языками и прочими знаниями, дающимися в молодости дворянским детям. После ее возвращения выяснилось, что Григорий Сапожников в своих чувствах к ней не охладел и его родители, скрепя сердце, согласились на их союз. Все родственники и знакомые интересовались этим необычным браком.

30 января 1913 года в Москве состоялось бракосочетание потомственного дворянина Григория Владимировича Сапожникова и дочери крестьянина Елизаветы Ивановны Самариной.

Болезнь и смерть Владимира Григорьевича Сапожникова

Между тем, в самом конце марта 1914 года в семье Сапожниковых случилось несчастье. Владимира Григорьевича хватил удар, он был парализован, не мог двигаться и говорить. Переписки того времени не сохранилось и подробности печального события неизвестны, но, без сомнения, это было большим потрясением для всех членов семьи Сапожниковых и их родных.

Болезнь Владимира Сапожникова произвела на многих его знакомых сильное впечатление. Бывший в 1908-1913 годах московским губернатором Владимир Фёдорович Джунковский (1865-1938), хорошо знавший Сапожникова по совместной деятельности на благо просвещения, написал в своих воспоминаниях по этому поводу:

«В первых числах апреля я получил тревожное известие, глубоко меня опечалившее. В.Г. Сапожников, председатель совета Императорской практической академии коммерческих наук, юбилей которого так недавно справляли, тяжко заболел. Его постиг удар, вся левая сторона и язык оказались парализованными. В его годы трудно было поправиться, и я считал это огромной потерей для академии, помимо того, что я глубоко его сожалел как человека, жаль было страшно и его почтенную семью»[8].

Но, со временем, жена и дети Владимира Григорьевича привыкли к его болезненному состоянию, и помогали, чем могли. После удара, речь и нормальное движение не восстановились, поэтому за ним требовался постоянный уход. Приспособившись к болезни отца, жена и дети продолжили вести привычную для них жизнь.

28 июля 1914 года началась Первая мировая война в которой Российская Империя приняла активное участие. Она коснулась в той или иной мере каждую российскую семью. Затронула она и Сапожниковых. Старший сын Григорий был мобилизован в действующую армию, вот только дата его призыва остается пока неизвестной. Младший сын Сергей к концу войны достиг призывного возраста, но, по слабости здоровья, был комиссован.

Но бывали и радостные минуты в начинавшееся тяжелое время. 2 ноября 1914 года Владимир и Елизавета Сапожниковы были обрадованы появлением на свет внучки, дочери Григория и Елизаветы, названной в честь бабушки – Елизаветой. Хоть на какое-то время в доме напротив Красных ворот забыли о болезни главы семейства и тяготах войны.

1916 год в семье Сапожниковых был богат на значимые события. Причем трагических, приносящих душевную боль, было гораздо больше хороших.

Более 30 лет в доме Сапожниковых жила Елизавета Даниловна Беодон. Начиная с первенца Александра, она занималась воспитанием детей Владимира и Елизаветы Сапожниковых. Особенно близка она была с Верой, с которой неоднократно ездила на лечение заграницу. Когда дети Сапожниковых стали взрослыми, она переехала в семью Поленовых и занималась воспитанием их младших дочерей Оли и Наташи. Но доживать свой век Елизавета Даниловна вернулась к Сапожниковым и те с радостью ее приняли, настолько она стала своей в их семье. Дворянка, домашняя учительница она прожила длинную жизнь. 22 января 1916 года, в московском доме Сапожниковых, Елизавета Даниловна Беодон скончалась на 92-м году жизни от кровоизлияния в мозг. Местом ее упокоения стало Введенское иноверческое кладбище.

Через месяц, в дом Сапожниковых, на смену горечи от потери друга, пришло удовлетворение и радость, от появления на свет нового члена семьи. 29 февраля 1916 года родилась, а 20 марта была крещена в Петропавловской церкви, что на Новой Басманной улице, девочка, названная Александрой. Ее отцом был состоящий на действительной военной службе потомственный дворянин Григорий Владимирович Сапожников, а матерью его жена Елизавета Ивановна. Крестными родителями при крещении стали дядя и тетя младенца: Сергей Владимирович Сапожников и девица Наталья Владимировна Сапожникова[9].

Но недолго рождение второй внучки радовало старших Сапожниковых. Владимир Григорьевич так и не отошел от поразившей его более двух лет назад болезни. Новый удар случился в самой середине лета. 16 июля 1916 года действительный статский советник, потомственный дворянин Владимир Григорьевич Сапожников скончался в возрасте 73 лет, от паралича сердца.

Проводить усопшего в последний путь, помимо родных и близких, пришли многие видные жители Москвы. О траурных мероприятиях предшествующих похоронам, писал в своих воспоминаниях В.Ф. Джунковский:

«16 июля я получил печальное известие о кончине Влад. Григ.Сапожникова, председателя Совета академии, после тяжелой, длившейся более двух лет болезни. Отпевали его 19 июля на Новой Басманной, в храме св. Петра и Павла, где он состоял церковным старостой. Литургию и отпевание совершил преосвященный Трифон. От Академии отдать последний долг почившему собрались в храме и.о. председателя Совета Долгов С.М., члены Совета В.В. Усачёв, А.А. Ильин, К.Н. Томилин, инспектор академии А.В.Казаков, преподаватели и воспитанники Академии, погребение состоялось в Новоспасском монастыре»[10].

Третья потеря в семейном окружении Сапожниковых случилась в начале осени 1916 года. 12 сентября умер брат Елизаветы Сапожниковой и Натальи Поленовой – Владимир Васильевич Якунчиков. Это печальное событие было омрачено недостойным поведением их младшего брата Николая Якунчикова, который чуть ли не сразу после похорон стал предъявлять своё право на наследуемое имущество старшего брата.

Григорий Владимирович Сапожников. 1910-е годы. Музей-заповедник В.Д. Поленова.

В декабре 1917 года, уже при новой – Советской власти, Григорий Сапожников еще распоряжался постройками в усадьбе Куракино. Казалось бы, какой смысл переезжать на дачу в Любимовке зимой? Но из более позднего по времени заявления Григория Сапожникова в земельный комитет Мытищинского райкома стало известно, что в декабре 1917 года Екатерина Владимировна поступила на службу в детский приют в селе Болшево и до начала осени 1918 года жила на даче в Любимовке. Но уже с начала 1918 года «Белая дача» Сапожниковым не принадлежала и Григорий Владимирович, живущий в ней со своей семьей и сестрой Екатериной, с начала июня арендовали ее у земельного комитета Мытищинского райкома. Лишь в начале августа 1918 года служащий на Куракинской фабрике Г.В. Сапожников переехал в Москву, до октября того же года в ней жила еще Екатерина Сапожникова, а после дача была занята кружком любителей сценического искусства, состоящим из работников Куракинской фабрики и окрестных поселений[11].

М.А.Некрасов и Г.И. Маношкина

Источники:

[1] ЦГА Москвы. Фонд 203. Оп. 776.Д. 783. Метрические книги Петропавловской церкви на Новой Басманной. Листы 10об-11.

[2] Там же лист 182об.-183

[3] Там же. Лист 327об-328

[5] ЦГА Москвы. Фонд 418. Опись 312.Дело 826. О поступлении в Московский университет Александра Сапожникова 1898-1900 годы. Листы 1-15.

[6] ЦГА Москвы Фонд 179. Опись 62. Дело 616. Листы 1-41. Об оценке владения принадлежащего потомственному почетному гражданину Сапожникову В.Г., 11 мая 1901 года

[7] ЦГА Москв. Фонд 348. Опись 2. Дело 5. Стр. 127, 265. Дело 13.

[8] В.Ф. Джунковский. Воспоминания. Москва. 1997г. Т. 1-2.Том 2. стр. 300.

[9] ЦГА Москвы. Фонд 2126. Опись 2 Дело 165. Листы 141об.-142.

[10] В.Ф.Джунковский. Воспоминания. Москва. 2015г. Том 3.

[11] ЦГАМО. Фонд 3981. Опись 4. Дело 9. Лист 10.

Читайте также:

Добавить комментарий