Казённый завод военных самоходов в Подлипках в годы Первой Мировой войны

Строительство Казённого завода военный самоходов (КЗВС) (т.е. машин и транспортных средств с собственной тягой), осуществлялось АО «Бекос» на земле дачных посёлков «Сапожниково и Ново-Перловка». Посёлки, объединённые одной территорией, располагались в очень удобном месте: с севера границей посёлков была Щёлковская ветка Московско- Ярославско-Архангельской линии ж.д., с запада – Ярославская сухопутная дорога. Автор статьи провела исследование в фондах Центрального исторического архива Москвы (сейчас Центр хранения документов до 1917 г.) и изложила в хронологическом порядке период сооружения Казённого завода военных самоходов.

Редакция «Военная археология»

Война у порога…

Уже с начала ХХ  века в России нарушился размеренный уклад жизни, торговли: война с Японией, революционные волнения. На Россию надвигались и ещё более грозные испытания. Начавшаяся 1 августа 1914 года Первая мировая война потребовала громадных усилий государства и всех его жителей. Наш дачный посёлок Ново — Перловка (вблизи  современной стации Подлипки – Дачные по Щёлковской  ветке Ярославской ж.д.) жил ещё ожиданием наслаждения от жизни во вновь созданном дачном месте. Уже началась продажа участков под постройку дач, прорублены просеки, был выделен и обустраивался парк, создано Общество благоустройства поселка.

План пос. Сапожниково и Ново-Перловка. 1912 г. (из архива ЦИАМ)

Кандидат права А.Я. Вейнрауб, владелец поселка, купивший эту землю у Перловых в 1912 году, ещё не успев рассчитаться с банком (земля была заложена в Русско-Азиатском банке), терпел убытки. Продажа участков замерла из-за Первой мировой. А банк требовал возврата денег, хотя делал отсрочки и скидки. Но именно военное время позволило Вейнраубу продать землю под строительство Казенного завода военных самоходов (КЗВС), что категорически было запрещено Уставом любого дачного поселка – никаких заводов!

«Военное ведомство в заботе о возможно полном обеспечении армии движущимися повозками как ещё в период текущей войны, так и непосредственно за окончанием войны следующий период, когда явится необходимость в значительном возобновлении износившегося парка самоходов, подняло вопрос о постройке в России казенного завода военных самоходов, а также и создании частных заводов для той же цели.

Вопрос о частных заводах ныне, в силу высочайше утвержденного особого журнала Совета министров от 29 января с.г., осуществляется, причем военным ведомством уже дан заказ на 7500 самоходов, которые будут выстроены на специально для этой цели устраиваемых пяти частных заводах[1].

Главное военно-техническое управление (ГВТУ) в феврале-мае 1916 года подписало контракты на постройку пяти частных автомобильных заводов и одного за счет казны:

— в Москве — с «Торговым домом Кузнецова, Рябушинских и К˚» — для выпуска автомобилей FIAT 15 Ter в объёме 1500 машин в год;

— в Ярославле — с «Акционерным обществом воздухоплавания В.А.Лебедев» — для выпуска автомобилей Crossley 20/25HP в объёме 1500 машин в год;

— в Филях — с акционерным обществом Русско-Балтийского завода — для выпуска автомобилей Руссо-Балт С24/40 в объёме 1500 машин в год;

— в Рыбинске — с акционерным обществом «Русский Рено» — для выпуска автомобилей Рено в объёме 1500 машин в год;

— В Нахичевани — с товариществом «Аксай» — для выпуска автомобилей в объёме 1500 машин в год;

— в Мытищах — с «Британской инженерной компанией России и Сибири «Бекос» — на постройку «Казённого завода военных самоходов» (КЗВС) производительностью 1000 автомобилей в год.

Общая мощность новых заводов должна была составить 8500 автомобилей в год.

В Ярославле и Подлипках (близ Мытищ) должен был начаться выпуск автомобилей по лицензии с фирмой Кросслей.  Машиностроительная фирма братьев Кросслей (Crossley Brothers) уже в 1867 г. начала выпуск двигателей внутреннего сгорания, но только в 1904 г. приступила к изготовлению легковых машин. Впоследствии на «Кросслей» выпускали легковые и грузовые автомобили, автобусы, двигатели для самолётов, судов и локомотивов, но основные объёмы производства всегда приходились на военную технику, в том числе автомобильную.

В 1908 г. первые легковые машины «Кросслей» поступили в британские вооруженные силы, но основной военной продукцией в то время стало шасси 20/25HP с колесной базой 3152 мм, созданное для престижного легкового автомобиля. Но его широко использовали для легких армейских грузовиков, штабных машин, санитарных карет, прожекторных станций и т.д. В марте 1913 г. под индексом RFC эти машины были приняты на вооружение Королевского военно-воздушного корпуса. В 1917 г. усиленные варианты предполагалось собирать на заводе КЗВС[2]. («Казённый завод военных самоходов»).

Все началось с договора

«2 мая 1916 г. между Главным Военно-техническим Управлением (ГВТУ) и фирмой БЕКОС (Британским Инженерным Обществом Сибири «The Bretish Engineeriny Company of Russia and Siberia, LTD») был заключён договор «на сооружение казённого завода военных самоходов с полным его оборудованием, на изготовление на сказанном заводе в течение трёх лет его эксплуатации трёх тысяч самоходов и на производство ремонта  в течение того же срока до тысячи самоходов»[3]. Годовая производительность завода при 2870 рабочих часах:  тысяча самоходов и ремонт 300 самоходов.

Печать БЕКОС

Шильда БЭКОС

Договор предусматривал: расширение производительности завода на 50%, постройку отделения авиационных двигателей годовой производительностью до 240 шт., постройку при заводе посёлка на 1200 жителей (жилые дома, церковь, больница, школа, баня, общественное собрание, продовольственный магазин и здание поселкового управления).

«Площадь земельного участка под завод должна быть примерно 50 десятин.

Общество Бекос обязуется изготовить и доставить опытные шасси 1.09.16 г., провести испытания, устранить замечания и после повторных испытаний к 1.11.1916 г. сдать первую серию шасси. Следующие типы шасси обязуется выполнять из расчета 6 недель на каждый тип.

К концу 1916 г. должны быть закончены вчерне и покрыты заводские здания в том количестве, которое обеспечивает срок начала доставки самоходов, т.е. здания механического и сборочного цехов, и силовой станции. Все заводские здания должны быть закончены с полной отделкой к концу 1917 года. Жилые здания для служащих и рабочих — в 1917 году.

Работы по оборудованию завода должны проводить так, чтобы к 1 февраля 1917 г. начать работы в механическом цехе, а к 1июля 1917 г. изготовить 250 самоходов».

  Существовала программа для проектирования казенного поселка, в которой предусматривалось следующее (выписки):

  1. бесплатное обучение детей рабочих и служащих на заводе;
  2. бесплатное амбулаторное и госпитальное лечение рабочих и служащих;
  3. родовспомогательное отделение бесплатно для всех;
  4. за воду и канализацию особую плату по таксе. Электроэнергия по счетчику. В течение 5 лет вода и электроэнергия бесплатно.

Договор подписали от ГВТУ военный инженер, генерал-лейтенант Милеант; от  Общества  Бекос, директор-распорядитель, великобританский подданный Артур Гротье Маршалл, и  уполномоченный по сооружению завода, военный инженер-полковник Бобровский.

Технические условия предусматривали следующие  мастерские  и отделения: литейный, кузнечный, механообрабатывающий, жестяно-медницкий, механо-сборочный, сборочный, деревообделочный цех, малярный и обойный цеха, гаражи, ремонтный цех, мехлабораторию и мастерскую точных приборов, силовую станцию и заводоуправление. Здания и территория завода должны быть оборудованы водопроводом и канализацией, и предусмотрены квартирами для заводской администрации.

 «После многочисленных осмотров и выбора  местности было решено с одобрения ГВТУ приобрести участок земли в 50 десятин в 2 верстах от Мытищ и в 20 верстах от Москвы.

Москва является центром автомобильной Русской промышленности (заводы Рябушинского, Русско — Балтийский и Бекос). Близкое соседство такого большого города как Москва с его большим материальным рынком, удобными ж. д. сообщениями, большим количеством опытных мастеров и рабочих представляет значительные выгоды для завода.

При получении заказа на самоходы  Общество Бекос немедленно устроило мехотдел по разработке проекта шасси, для  чего пригласили как русских конструкторов, так и английских с завода  Кросслей. Предварительный богатый опыт нашего русского фронта  с автомобилями Кросслей и все  те  необходимые изменения и усиления частей автомобиля, о которых нам сообщил  Ст. Инспектор от ГВТУ полковник  Бобровский, были немедленно приняты к исполнению, причем все  изменения  были настолько многочисленными, что русский Кросслей  нисколько почти не будет похож на своего родителя »[4].

Оборудование должно поступать из Лондона. К выбранному месту его удобно было доставлять, так как вблизи проходила железная дорога Архангельск – Москва и  Ярославский тракт.

Выбор места одобрил 19.V.1916 г. уполномоченный технического отдела ГВТУ, военный инженер полковник Бобровский, но еще необходимо было провести изыскания о возможности  подачи на участок не менее 50 тыс. ведер воды, следовало пробурить не менее трех скважин глубиной 5 сажень и 25 шурфов в 1.5 сажень, проложить от станции Мытищи ширококолейную ж. д. ветку к заводу. Но самое главное надо было получить согласие на продажу  участка  владельцем Вейнрауб А.Я.[5]

1 августа 1916 г. были совершены купчие крепости между кандидатом права Александром Яковлевичем Вейнрауб (Птг. Б. Дворянская, 10) и доверенным лицом Артура Маршалл, Великобри-танским подданным, Иваном Васильевичем Вардроппер (Птг. М.Посадская, 10) о продаже 50  десятин 4 кв. сажен за 250 тыс. руб. и 110 десятин 531,1 кв. сажен за 350 тыс. руб.  со сроком платежа 2 года с 6% годовых и обеспечена залогом продавцу Вейнрауб того же имения по особой закладной крепости.[6]

 Лев Серк – архитектор завода

Лео Серк

Проект Казенного завода военных самоходов был составлен «Товариществом Гражданских и Инженерных сооружений Бр.  Э. и Л. Серк  и К°» к июню.     Руководили сооружением 34-летний архитектор Лев Акселевич и Бетге Курт Артурович. С 1 декабря 1916г. архитектор Серк  передает дела Бетге К.А. Главная контора АО Бекос и  Товарищество размещалось в то время в Петербурге.

Всего за предреволюционный период только в Петербурге Л.А.Серк построил свыше 50 производственных зданий: кабельный завод, завод «Электросила», цеха предприятия резиновой промышленности «Треугольник», в Херсоне – судостроительный и кабельный заводы, телефонный завод в  Нижнем Новгороде. В Москву он переехал весной 1918 года. С 1919 года – на преподавательской работе.

Имя Льва Акселевича Серка носит кафедра МИСИ «Архитектура гражданских сооружений». Он был талантливым педагогом, составителем учебников по архитектуре, членом научно-технической экспертизы Госплана СССР, членом президиума технического совета Министерства строительства предприятий тяжелой индустрии и др. Ушел из жизни Лев Акселевич 6 июня 1954 года[7].

Заводские кадры

Директором завода был назначен Великобританский подданный Вардроппер Иван Васильевич, директором заводских вспомогательных частей – Серк Петр Оскарович, заведующим хозчастью – Ленокс Егор Егорович, управляющий канцелярией – Дюпперон Александр Александрович, главный бухгалтер – Сазоненко Константин Константинович, закупками оборудования заграницей занимались Мюргед Эрнст Яковлевич и Нэвиль Норман Яковлевич.

Иностранных подданных союзных и нейтральных держав  разрешалось иметь в составе персонала в первый год не более 75%, в последующие годы — не более 30 %. Иностранных рабочих —  в первый год менее 40% , в последующие -20%.

В «Общем положении о служащих Общества «Бекос» говорилось:  «Может быть уволен немедленно, если доводом увольнения служит преступление или проступок против нравственности. В случае необходимости и крайней спешности дела никто из служащих не вправе отказываться от безвозмездного  исполнения работы и в сверхурочное время. Если эта работа превысит 7 часов, то оплата будет производиться  в полуторном размере. При отсутствии более 7 дней предоставить медицинское свидетельство. Предоставляется трехнедельный отпуск.  Может получить награду к Рождеству».

Строительством завода и поселка руководил гражданский инженер Евгений Иосифович Гонцкевич из  Петроградского АО «Гонцкевич и К°». Среди строителей были Красковский С.И., Смольские, Гипштейн С.К., Ястржебский  В.С., Фрик Э.Э.

В первую очередь строили жильё, пекарню, лавку, запланировали школу, церковь, больницу. Временно людей размещали на дачах, для чего с августа 1916 года заключались договора об аренде, чаще всего сроком на один год.  В аренду было сдано около 30 дач.

Дневник сооружения.

За  ходом строительства наблюдал Бетге К.А., который в течение двух лет — с 28 июля  1916 года по 25 июля 1918 года – вёл ежедневный дневник, отмечая в нём разного рода подробности (выписки в сокращениях)[8]:

28.07.16г.  Начало работ, разбивка осей ремонтного отдела, механичес-кого цеха, силовой станции.

09.08.16г. Проект ж/д ветки утвержден начальником  Службы пути.

31.08.16г. Земляные работы при ветке уже производятся на участке  завода.

01.09.16г. Ремонт конторы Гонцкевича почти закончен, строится жилой дом для десятников, пекарня, временная слесарная, водопровод. Ремонтируются дома для десятников, для инженера К.Бетге, для капитана Богомольца.

08.09.16г.  Несмотря на праздничный день, работа идет на ремонтном отделе, на ветке и по разбивке нивелировочной сетки.

09.09.16г.  Погода скверная, ливень целый день, до обеда работают, после обеда работа прекращается.

12.10.16г. На Ремонтном отделе начались асфальтовые работы, слой асфальта 3/4 дюйма.  Приступаю к перестройке северной части манежа, служащего до сих пор конюшней, барака для военнопленных. Строится ещё один дом для десятников. Погода великолепная, ночные морозы, температура ночь минус 3 град.

20.10.16г.  Прибыло 40 военнопленных.

01.12.16г.  Был в Москве с делами проданных участков на территории поселка и по вопросам составления генерального плана всего имения Бекоса.

05.12.16г. Производится подсчет материалов при участии военного инспектора, представителей  Общества Бекос и Гонцкевич и государственного контролера. Подсчитываются не только материалы, непосредственно относящиеся к заводским постройкам, но и материалы, которые пошли на вспомогательные здания.

15.12.16г.  Производится съёмка и нанесение профилей шоссе по просьбе инженера Рудского.

04.01.17г. Присутствуют директор завода и ст. инспектор, и после осмотра построек и карьера составляется акт на все сделанные работы с самого начала по 01 января 1917г.

06.02.17г.  Генплан, над составлением которого работали здесь на месте и на который нанесены все существующие здания, как вспомогательные, так и хозяйственные, закончен и передан инспектору для отправки в Петроград.

21.02.17г.  Работают 3 формы для приготовления бетонитовых камней. При каждой форме работают по 2 мастера, ежедневное производство каждой формы до 50 камней.

02.03.17г.  Работа на всем заводе приостанавливается в половине 8-го утра. Демонстрации рабочих при полном спокойствии. Выгрузка производится пленными. Митинг рабочих в Мытищах, от нашего завода депутатом выбирается  Р.С. Поссель, который выехал в Москву за инструкциями. Пока работа не возобновляется.

06.03.17г.  В 9 час утра рабочие выходят на работу, но депутацией из Мытищ работа в 12 час опять приостанавливается. В виду разногласия между рабочими из-за выбора депутата, латышские рабочие отчасти продолжают работу.

11.03.17г. Начинаются переговоры с Инженером Мытищинской водокачки  по вопросам водоснабжения завода.

13.03.17г. Производится подсчет красного кирпича. Оказывается, что кирпич Герасимова наилучший, который сейчас можно получить; кирпич Шапошникова и Челнокова из Ростокина — среднего качества.

25.03.17г. Праздники всю неделю.

05.04.17г. Работа отчасти начинается, русские плотники не явились, т.к. уехали на всю неделю в деревню.

12.08.17г.   Демонстративная забастовка всех заводских  и строитель-ных рабочих по поводу Всероссийского Московского  совещания.

02.12.17г.  Отправляются представители администрации, инспекции служащих и рабочих в Петроград для обсуждения создавшегося положения. Результатом совещаний является признание существования завода желательным и принятие мер для обеспечения его средством окончательного пересмотра договора.

02.0I.18г.  Решено до 15 приостановить работы Ремонтного отдела за неимением топлива и материалов. Подача электроэнергии вследствие недоставки нефти доводится до минимальных размеров. Начаты совместно с Технадзором подсчеты строительных  материалов, имеющихся в наличии на территории завода и на складе Общества «Сосны».

03.01.18г.  На совместном заседании решено приступить к достройке силовой станции, приспособлению к установке одного дизеля. Требуется остекление здания, и установить временные печи.

05.01.18г.  Работы приостанавливаются вследствие митингов строи-тельных рабочих. Причиной являются крайне ненормальные условия уплаты со стороны общества «Строитель», которые не в состоянии рассчитаться с рабочими. Средства черпаются из казны общества Бекос.

06.01.18г.  Праздники.

09.01.18г.  Праздники в память 1905г.

12.01.18г. До обеда рабочие «Строитель» не работают из-за собрания и митинга.

13.01.18г.  Утром открывается объединенное заседание Технадзора, администрации и представителей всех организаций рабочих и служащих. Создавшееся положение признается крайне ненормальным. Три комиссии: Строительная, Техническая и Финансовая. Найти путь для достижения реальных результатов и оправдания израсходованных сумм.

11.05.18г. Общее собрание по поводу голода.

30.05.18г.  Голод усиливается, т.к. хлеб всё ещё не выдается.

31.05.18г.  Деньги привезли.

25.07.18г.  Состоится пленарное заседание заводских организаций и администрации завода, на котором сделается сообщение о постановлении   Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ) о закрытии завода. Делегируется Комиссия  в Москву для установления подробностей и получения денег.

Чертеж КЗВС с усадьбой Перлова. В нижней части видна Ярославская сухопутная дорога. Под углом -Щёлковская ветка ж.д.

Один из корпусов КЗВС. Современный вид. (из кн. «К космическим высотам)

Помимо основных производственных цехов (литейный, слесарно – механический, кузнечный, отдел испытаний моторов и т.д.) завод имел своё паровозное депо и два недостроенных здания в посёлке для рабочих и служащих, две водокачки – по 300 и 75 вёдер в час, постоянный склад площадью 199,2 кв. сажени для автомобильных частей.

Жил. дом для служащих КЗВС (ул. Гагарина д. 5). арх. Лялевич М.С.

Жил. дом КЗВС. Совр. вид. Фото А.М. Бритикова

С осени 1917 года на заводе функционирует ремонтный отдел площадью 505,56 кв. сажени. В нем производится разборка, малая сборка отдельных механизмов, испытание двигателей и большая сборка. Оборудование на заводе было самое современное по тому времени — английское и немецкое: электромоторы, электрический сверлильный пресс «Бринелль», склероскоп «Шора» для испытания твердости металла, станки для испытания двигателей, магнето, свечей и масляных насосов, приспособления для шлифования коленчатых валов.

Однажды случилось так, что «автомобиль в четверг 17 октября 1917 г. в числе 8-ми других автомобилей в сопровождении команды солдат и, будучи ещё на ж/д платформе, занумерован нашим порядковым номером 356. В пятницу 20 октября прибывшие автомобили были сгружены. Согласно установившегося порядка, прибывающие автомобили со всеми запчастями до приемки их остаются на ответственности прибывшей команды. В данном случае автомобиль принят ещё не был. Солдаты — шоферы выехали на указанном автомобиле 20 октября вечером в Москву и более не возвращались. В субботу 21 этот автомобиль был арестован милицией, как принимавший участие в ограблении Завода»[9]. Этот автомобиль долгое время находился на складе завода военных самоходов и никому после ремонта не передавался.

По дорогам страны в то время перемешались в основном на лошадях. Поэтому не удивительно, что известен случай, когда лошадь бросилась на автомобиль, из-за чего оба и пострадали. Об этом  сообщил документ, хранящийся в архиве КВЗС: «21 февраля 1918г. лошадь крестьянина Волкова, испугавшись, бросилась в сторону автомобиля «Рекс-Симплекс», на каковом возвращались из Москвы: шофер Леонов, члены заводской контрольной комиссии Пронин и Садовников, а также кассир от конторы «Строитель» Лещинский. Лошадь — ударившись о крыло автомобиля – погнула крыло». 700 руб. уплатили крестьянину[10].

Дальнейшая судьба

Февральская революция 1917 года изменила ход событий. Сооружение завода согласно договору с Обществом  «Бекос» от 3.04.1917 года подлежало передаче из ГВТУ в ВСНХ. Но только через год, в апреле 1918-го поступает предложение о создании полномочной комиссии для принятия сооружения от ГВТУ.

«Октябрьская революция, вызвавшая денежный кризис и отсутствие на рынке некоторых материалов, поставила завод в весьма затруднительное положение. Невозможность получения денежных знаков заставило не только задержать выдачу зарплаты рабочим, но и воздержаться от приобретения различных материалов необходимых для работы завода. Особенно трудное положение создалось от невозможности приобрести топливо. Каменный уголь в связи с отсутствием в Московском регионе, не удалось получить. Отопление локомобиля пришлось перевести на дрова, которые быстро истощились. Нефть для двигателя на электростанции также не удалось приобрести. Создавшееся безвыходное положение, осложнившееся ещё сильными морозами, принудило Общество прибегнуть к крайней мере, а именно, приостановить большую часть работ с 3 по 15 января 1918 г.»[11].

Механическая подкомиссия весной 1918 г. выходит с предложением сделать упор только на ремонт автомобилей, приспособив для этого в течение 2-3 месяцев при затратах в 350 тыс. руб. некоторые уже построенные здания и в срочном порядке, в виду крайней необходимости, пустив токарный цех и кузницу[12].

Уайт-ТЕВО 1918

Уже 1 сентября 1918 года вышло из ремонта и отправлено с завода 59 машин, подготовлено к отправке – 5, частично отремонтировано – 6,  находятся  в ремонте – 202,  на складе – 60. Что составило 332 автомобиля.

1-я и 7-я авиароты. 1914-1916 White. из арх. И.Баранцева

Это были самоходы «Уайт» грузоподъёмностью полторы, две, три и пять тонн. На 150-ти и 180-ти пудовые устанавливались цистерны. Вначале, но в малом количестве, ремонтировали грузовики фирмы Джефф и санитарные машины фирмы Кросслей.

Уайт-ТАD

Ремонт машин продолжался, но судьба завода была уже решена. Было предложено  передать территорию Орудийному заводу, эвакуированному из Петрограда.

«Комиссия… осмотрела ряд заводов, причем, наиболее подходящим в техническом и экономическом отношении являлся завод «Бекос», ныне казенный завод самоходов.

Заводских зданий – 6, почти законченных, 3 – на 50 %; имеются старые существующие, не заводского типа, постройки – 14. Вспомогательные постройки – сараи и навесы – 35».[13]

Поэтому проводились работы по подготовке к передаче КЗВС Петроградскому Орудийному заводу. В актах подробно описывались постройки и пригодность оборудования к работе.

Уайт-ТВС 1917

Находящиеся в ремонте машины направляли на другие заводы. Было отправлено на завод АМО 262 грузовика, на 2-й Государственный Автомобильный завод – 5, на завод Гантер – 1 и 3 легковых, передано Петербургскому Орудийному заводу – 3 и 1 легковой автомобиль.

До декабря 1918 года передавалось Петербургскому орудийному заводу (ПОЗ) не только заводское имущество, но и движимое имущество: столы, табуретки, кровати, занавески, шкафы, чайники, стаканы, медикаменты из приёмного покоя завода Бекос, телефонные аппараты, предметы из столовой, канцелярии, уборной, кухни и прочие мелочи[14]. Этот процесс длился до декабря 1918 года.

Так у полустанка Подлипки, где уже была сделана для КЗВС ветка железной дороги, стали выгружать эшелоны с оборудованием  Петроградского орудийного завода.  Таким образом, вместо автомобилей в Подлипках через некоторое время стали выпускать орудия.

Казенный завод военный самоходов (КЗВС) просуществовал недолго – с июня 1916 г. по декабрь 1918 г., но именно на его промышленной площадке разместился Орудийный завод, эвакуированный из Петрограда, переименованный в завод № 8, затем     № 88, НИИ-88, Особое конструкторское бюро (ОКБ-1) Королева и Ракетно- космическая корпорация  (РКК) «Энергия» им. С.П. Королева.  Корпуса КЗВС по-прежнему стоят, но служат уже космической отрасли.

член Союза краеведов России, Галина Маношкина,

Статья опубликована в журнале «Военная археология» № 5(38) 2015 г. стр. 38-44.

см. также http://lina7352919.livejournal.com/5874.html

http://korolew.livejournal.com/11195.html

[14] ЦИАМ ф.1077 оп. 1 д. 274

[13] РГАЭ Ф. 2097 оп. 6 д. 202

[12] Там же д. 252

[11] Там же д. 254

[10] Там же д. 271

[9] ЦИАМ ф. 1977 оп. 1 д.267

[8] Фонд 1077 оп. 1 дело 3

[7] Маклакова Т.Г. – Архитектурная школа МИСИ-МГСУ. Москва 1997 г.

[6]  Там же д. 250

[5]  Там же д. 250

[4]  ЦИАМ ф. 1077 оп. 1 д.3

[3] ЦИАМ Ф.1077 оп.1 дело1

[2] МаношкинаГ.И.  «Судьба дачных поселков купцов Перловых» 2014 г. стр. 172- 173.

[1] Источник: Военная промышленность России в начале ХХ века. Сборник документов. «Новый хронограф» М. 2004,стр. 72-77. Архив: РГИА Ф. 1276.Оп.12.Д.302.Л.2-8.  http://istmat.info/node/26288

 

Читайте также:

error: