110 лет со дня рождения Сергея Павловича Королёва

12 января 1907 года (30.12.1906 по старому стилю) родился Сергей Павлович Королёв. Выдающийся конструктор и организатор. Человек, без преувеличения легендарный. Сергей Павлович смог настроить вектор развития науки и техники таким образом, чтобы третьей мировой войны не было, а человечество ориентировалось на мирный космос. Его ближайшие соратники, товарищи, коллеги, просто те, кому довелось с ним встречаться описали его личностный портрет как организатора, как конструктора, как общественного деятеля, как человека. Мне кажется, именно личностные качества Сергея Павловича во многом определили вектор развития нашей страны. Здесь я бы хотел представить наиболее интересные очерки современников о Сергее Павловиче Королёве.

Иван Михайлович Черепанов — первый секретарь КГ КПСС г. Калининград

(1964-1968)

Первый секретарь ГК КПСС г. Калининград

Обком партии в декабре 1964 года дает Калининградской (ныне Королёв) городской партийной организации рекомендацию избрать меня первым секретарем городского комитета КПСС. Для меня это было испытание на прочность при высшем напряжении физических и духовных сил. В Калининграде — превеликая концентрация «оборонки», которой я ранее не занимался. Там был С. П. Королев! Дух захватывало на городской партийной конференции, где состоялись мои смотрины и именины. Нервничал, переживал, сокрушался. Мое состояние подметил С. П. — так тогда «конспиративно» коллеги нарекли Сергея Павловича Королева. В президиуме конференции нас разместили рядом. Случайность? Конечно, нет. Авторитет С. П. в городской парторганизации был по достоинству велик. Рядом с ним, значит его поддержка. Но я тогда этого, как следует, не понимал. Находился в состоянии «невесомости».

Вот в этот момент Сергей Павлович неожиданно предлагает вместе с ним выйти из президиума для короткой беседы. Опять же на виду у всех делегатов партийной конференции! Я лишь потом оценил этот шаг воистину великого человека. Зашли на задворки сцены Дворца культуры, где проходила конференция. Даже присесть негде. Остановились у концертного рояля. С. П. ошарашивает простейшим вопросом: «Как здоровье?». Отвечаю — болезни мне неведомы. Собеседник поясняет: не сомневайтесь, коммунисты города секретарем горкома партии вас изберут. Но какая это ответственность. Сколько сил потребуется на этом посту. Здоровье нужно иметь отменное. И далее — совет: «Не разбрасывайтесь в работе. С самого начала определите две-три самые крупные задачи и решите, обязательно решите их до конца».

Вернулся я в президиум конференции (опять же с С.П. Королевым) одухотворенным. Действительно, все состоялось для меня благополучно. Был избран членом горкома, а затем первым секретарем городского комитета КПСС. Но «пятиминутка» общения с Королевым оставила глубокий след. Возросло чувство ответственности за право возглавить многотысячный отряд коммунистов.

Как-то мы расположились рядом на одном из культурных мероприятий во Дворце культуры. Его сцену с одной стороны окаймлял мозаичный сюжет из сказок Бажова. Сергей Павлович поинтересовался, какое впечатление вызывает Данила-мастер, творящий сказочно красивую малахитовую вазу. Я хорошо знал, что Сергей Павлович душу вложил в создание великолепного Дворца, его архитектуру и оформление. Решил подыграть чувствам истинного творца нашего городского храма культуры. Отозвался, что и мастер Данила, и его творение в мозаичной картине выглядят великолепно. Последовал ответ: «Да вы всмотритесь в замах руки Данилы. Он сейчас разобьет свою вазу!». И действительно, замах молотка по резцу у творца был занесен «из-за плеча». Вот какова наблюдательность общей, хорошо исполненной картины! Мелочь? Не скажите. Это одно из достоинств разносторонне одаренного человека.

Тот самый Данила-мастер в 2016 году

В этом же разговоре в перерыве выступлений участников художественной самодеятельности Сергей Павлович поведал мне, что увлекается сбором фотографий В. И. Ленина. Пояснил: скульптор, живописец, кинорежиссер не свободен от стилизации образа. «А я хочу видеть Ильича на фото, где он реален».

Тогда же поинтересовался у Сергея Павловича его любимым занятием в редкие часы отдыха. «Люблю порыться в книгах. К концу дня они из шкафов перемещаются на пол, а я, сидя на ковре, с наслаждением листаю и перечитываю свои книжные сокровища».

Библиотека С.П. Королёва в доме-музее в Москве

Запомнилась последняя встреча с Сергеем Павловичем. Незадолго до своей кончины он поздно вечером подъехал ко мне в горком партии. Интересовался работой бюро горкома, жизнью города. Для меня его интерес был понятен. Значительная часть его рабочего времени протекала и командировках.

В здании ГК КПСС сейчас располагается Королёвский городской Суд

Неожиданно озадачил меня своим намерением: «Посажу человека на Луну и перейду на академическую научную деятельность». В то время Королевым активно велась работа по созданию ракеты «Н-1» для доставки человека на ближайшую спутницу Земли. Специалисты знают, что это был, пожалуй, единственный незавершенный крупный королевский проект. Но, повторяю, работа по лунной программе интенсивно пелась и настрой главного конструктора вроде бы обретал реальные временные рамки. Однако в полной мере осознать суть затронутого вопроса, ради которого он, очевидно, и заглянул «на огонек» в горком, понять не мог. Решил чем-то обострить разговор на «заданную тему». Высказался в том смысле, что подобный поворот событий невероятен. Последовал вопрос: «Почему?». Ответил: «Сергей Павлович, такие одержимые люди, как Вы, свое дело не бросают. Да у Вас и надежного преемника нет». Последовало удивление: «Как нет, а Мишин?».

Не буду воскрешать весь этот вечерний разговор. Но когда через несколько недель пришла весть о кончине Королева, обожгла мысль: уж не завещание ли таким образом было им сделано на всякий случай. Сергей Павлович в то время решился на операцию и в его манере было предусмотреть любую нештатную ситуацию. Но, оговариваюсь, это всего лишь мое предположение. При рассмотрении кандидатур на его замену упомянутый разговор я довел до обкома и ЦК КПСС. Думаю, что он был принят во внимание.

С. П. Королеву всегда были понятны нужды города. Как-то в беседе с ним затронул острые общегородские проблемы, заметив, что возглавляемая им организация должна уделять этим проблемам больше внимания. Сергея Павловича сказанное явно задело. Он достал из кармана записную книжку и на первых ее страницах показал мне свои заметки. Они включали все крупные нужды города. «Вот, смотрите, товарищ секретарь, мою памятку о городе. Мне нужны определенные условия для постановки этих вопросов в соответствующих инстанциях. Эти условия наступают тогда, когда мой коллектив берется и решает крупные государственные задачи». Привел не дословный ответ главного конструктора космических систем, но смысл передаю точно. Вклад С. П. Королева в развитие города неоценим.

Памятно, как заместитель Главного конструктора по капитальному строительству Г. В. Совков появился у нас в Калининграде. Однажды ко мне последовал телефонный звонок от Сергея Павловича Королева:

— Иван Михайлович, мне крайне необходим предприимчивый, грамотный заместитель по капитальному строительству. Без него трудно решать многие вопросы на полигоне и на предприятии. Да и в городе такой человек будет полезен. У меня есть подходящая кандидатура».

– Сергей Павлович, любую Вашу кандидатуру на указанный пост горком партии поддержит. Решайте, но предварительно познакомьте меня с Вашим избранником.

Далее последовал диалог, каковым С. П. «изящно» вовлекал меня в окончательное решение, как оказалось, весьма деликатного вопроса:

— Мне дал согласие работник «Академстроя» Георгий Васильевич Совков. Строитель сильный, но, Иван Михайлович, у него есть партийное взыскание…
— Хорошо, считайте, что и при этом Ваш выбор горком партии поддержит.
— Но Вы знаете, у него строгий выговор…
— Считайте, что и при этом обстоятельстве горком партии возражать против назначения товарища Совкова Вашим заместителем не будет.
— Но, Иван Михайлович, строгий выговор Совкову объявлен Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС.

КПК при ЦК! Для меня — грозовое предупреждение. Если б знал, конечно, согласовывать такую кандидатуру на пост заместителя Главного конструктора себе ни в коем случае не позволил. Однако С.П. завел меня далеко и вспять дорогу перекрывало собственное самолюбие. Забрать ранее данное согласие, значило позорно смалодушничать. Не смог я себе позволить такое, поэтому ответил: «Сергей Павлович, коль скоро Вам такой Совков нужен, принимайте его со всеми хвостами. Согласие горкома партии подтверждаю».

Г.В. Совков на фото слева. фото 1971 года

 

Александра Андреевна Пустовойтенко – председатель Исполкома горсовета Калининграда (1964-1975)

А.А. Пустовойтенко и Б. А. Родионов

Я получила возможность узнать его ближе не только по четким и лаконичным выступлениям на заседаниях парткома при обсуждении различных вопросов, но и в личных беседах.

Такие беседы он любил и втягивал в них людей легко и как-то очень просто. Ему, кажется, было интересно все, что касается жизни и труда людей. Буквально светились в этом человеке доброта и сердечность. Когда наши места на заседании парткома оказывались рядом, он мог задать самые неожиданные вопросы, например: «Что нового произошло в классе?» (Моя младшая дочь, придя из школы, с юмором рассказывала некоторые «зарисовки из школьной жизни», и Сергей Павлович смеялся, когда я ему иногда их пересказывала.)

С.П. Королёв и Ю.А. Гагарин

Очень внимательно слушал, когда я ему говорила о трудностях воспитания детей в раннем возрасте. Однажды он горько заметил: «Я, к сожалению, был лишен этих трудностей». Я попыталась перевести разговор на другую тему, но он не поддержал меня, а продолжал, но не в личном, а более широком плане. Высказал ряд мыслей о создании в школах и дошкольных учреждениях города условий для всестороннего воспитания детей.

Очень уважительно и, я бы сказала, сочувственно, говорил о труде учителя и воспитателя детского сада. О труде женщин были противоречивые высказывания, но о женщине-матери всегда говорил сочувственно и озабоченно. «А женщинам-матерям я бы считал возможным дать хотя бы второй выходной день и на один час короче рабочий день» (тогда не было еще пятидневной рабочей недели).

Высказывал свои соображения о шефстве предприятий над школами: не сводить шефство к покраске полов и стен, а помочь учителю глубже познать каждого ребенка, выявить его склонности, таланты и помочь их пробудить и развить. Помочь выбрать профессию и определить свое место в жизни. Высказывался он и о внедрении в школьную работу технических средств, о необходимости увеличить число детских технических станций и привлечь в качестве инструкторов талантливых инженеров и умельцев из рабочих: «Мы должны вместе со школой готовить новое пополнение наших производственных коллективов. Полностью перекладывать эту работу на учителя нельзя. Надо считать школьного учителя почти прямым участником наших производственных дел и соответственно помогать ему и заботиться о нем». Говоря все это, Сергей Павлович упрекал работников подшефных школ, что они мало проявляют инициативы в постановке конкретных вопросов перед предприятиями.

Запомнились мне заседания парткома. Шел уважительный, но очень взыскательный разговор. Тон задавал Сергей Павлович. Мне кажется, у него не было чувства боязни, что кто-то обидится за критику. Говорил негромко, как будто вел доверительный разговор с сидящими в зале, мысли излагал четко, пробуждая в людях искреннее желание лучшим образом выполнить то, что им предлагалось.

Аркадий Викторович Ганкевич – конструктор приборного отсека корабля «Восток»

Евгений Александрович Тумовский — секретарь парткома КПО «Энергия» в 50-е годы

В вопросах распределения жилья С. П. Королев никогда не прибегал к давлению на общественные организации. Хотелось бы привести такой пример. Сергей Павлович пригласил на работу в КБ доктора технических наук из Киева. Нужна была квартира. После решения «треугольника» предприятия Сергей Павлович попросил меня выступить на заводском комитете профсоюза и разъяснить членам завкома производственную необходимость такого шага. Он хотел, чтобы распределение всех квартир было гласным.

Энергия С. П. Королева проявлялась буквально во всем. Его можно было видеть почти ежедневно на сборке, он бывал в проектных и конструкторских подразделениях, часто выезжая в ЦК КПСС, в Министерство, к смежникам. Собирал Совет главных конструкторов. Решал множество организационных, технических и научных проблем. Выступал на партийных активах и заседаниях по производственным вопросам. Всех, кто плохо работал, допуская ошибки в результате беспечности и халатности, он считал своими личными врагами. Ругал жестко, хлестко, применяя железную логику, но приказами о наказании не увлекался,

Он болезненно переживал уход сотрудников, особенно специалистов» из КБ. Вспоминается такой случай. Молодой инженер-исследователь Р. после отработки положенного молодому специалисту срока подал заявление об уходе. Основной причиной была удаленность работы от места жительства. Сергей Павлович вызвал к себе Р., отругал его и предложил взять заявление обратно. Р. не согласился и сказал, что серьезно намерен уйти из КБ. Королев был страшно возмущен: «Уходить в такой момент, с такого предприятия! Это дезертирство! Ему не место в комсомоле!»

Сергей Павлович оставался выше и мелочных обид, и бессмысленных амбиций, хотя по своей натуре был самолюбив и собственное достоинство держал высоко.

Лето 1957 г. Идет подготовка к пуску первого искусственного спутника Земли. Несмотря на огромную производственную нагрузку, Сергей Павлович активно занимается и социально-бытовыми делами предприятия. В одно из воскресений он предлагает секретарю парткома и председателю завкома профсоюза выехать в загородный пионерлагерь. Секретарь парткома пригласил и меня в эту поездку.

В пути Сергей Павлович подробно расспрашивал о пионерском лагере. Его интересовало буквально все: сметная стоимость, расходы на обслуживание, количество детей в каждой смене. На некоторые вопросы его заместитель не мог ответить. Тогда С. П. Королев сердился и объяснял, почему те или иные сведения важны. В разговоре я не участвовал, но с интересом следил за диалогом. «Ну и дотошный»,-думал я тогда о Сергее Павловиче. Правда, иногда мне приходилось выручать зама, когда шел разговор о вожатых и отрядах. Но это еще больше сердило Королева. «Вот что, уважаемый,-обратился он к заместителю,-прошу иметь в виду, я требую от всех своих подчиненных самой полной осведомленности о предмете их труда. В следующий раз к докладу готовьтесь».

Лидия Тимофеевна Самошина — врач

В регистратуре здравпункта раздался звонок по одному из телефонов. Регистратор Зинаида Ивановна перепутала трубки: подняла одну и машинально положила на другой аппарат. Еще раз зазвонил телефон. В трубке раздался голос Сергея Павловича: «Кто позволил вам трубку бросать, когда делают вызов? Человеку плохо — сестру прислать!» Зинаида Ивановна растерялась, предложила позвать меня, но он заявил, что врачи не нужны, требовал немедленно прислать медсестру. Дежурила медсестра Анна Михайловна. В ее дежурство больше всего бывало происшествий. Зинаида Ивановна прибежала ко мне, все объяснила, она была испугана. Медсестра была в отчаянии: впервые кричал С. П. Королев на медицинских работников. Я велела медсестре быстро собраться, взять с собой сумку и, вопреки указанию Королева, поехала вместе с медсестрой.

Когда вошли в приемную, увидели много людей. Через несколько минут из кабинета одного из своих заместителей вышел Сергей Павлович и направился ко мне. Вежливо поздоровался. Я стала объяснять, как произошла ошибка. Он был очень взволнован, не выслушав меня, повернулся и ушел опять в кабинет. Мы ждали. Королев вышел вновь и сказал: «Ничего не нужно, больного отправили самолетом».

По его внешнему виду я поняла, что плохо было с ним. Проверила пульс и спросила, есть ли у него сердечные лекарства, не нужен ли нитроглицерин, и добавила:

— От вас пахнет валидолом.

— Ох, уж мне эти сельские врачи! — отозвался он и тихо попросил никому не говорить об этом. Ему действительно сейчас лучше, все у него есть. Просьбу я выполнила. Ему предстояло вести совещание, ничто не должно было его отвлекать, даже внимание к его здоровью. На вопрос, что с Королевым, я отвечала, что грипп. Это успокоило собравшихся на совещание.

Если Сергей Павлович назначал время для уколов, то опаздывать было нельзя. За все время один раз мы опоздали на 10 минут. У Нины Васильевны ребенок заболел скарлатиной. Я решила направить другую медсестру, думая, что уговорю Сергея Павловича, но не смогла я его убедить. Послали за Ниной Васильевной, она была на другом объекте. «Скорая» задержалась. Когда мы пришли, совещание начиналось. Пришлось ждать окончания. После совещания он подошел к нам и сказал: «Сами себя наказали, нужно приходить вовремя».

Однажды, как всегда, мы пришли к назначенному времени. На этот раз Сергей Павлович разговарил дольше. Очевидно, у него было немного свободного времени, но мы еще не знали, что видим его в последний раз. Он стал говорить, что человеку очень мало отводится времени, что мало можно успеть сделать за это короткое время, поделился с нами, что спит только 4 часа, что устает и мало может уделить времени тем, кто приходит с просьбой. Был очень задумчив. Мы стали собираться, пожелали ему доброго здоровья. Он попросил немножечко задержаться. Вернулся с подарками. Когда он мне протянул коробочку, на которой было написано «Чайка», я испугалась. Точно такую же коробочку протянул он Нине Васильевне. Ничего не ускользнуло от его внимательного взгляда. «Вы посмотрите, Нина Васильевна, на Лидию Тимофеевну, можно подумать, что я подарил ей бомбу». Он открыл коробочку, в ней лежали часы с цепочкой. Часы были заведены. Увидев мою реакцию, он извинился и сказал, что цветы засохнут, духи выдохнутся, а ему хочется, чтобы о нем иногда вспоминали.

Часть материалов взята из книги «С.П. Королёв. Ученый. Инженер. Человек. Творческий портрет по воспоминаниям современников»

Читайте также:

error: