Замкнутый «Крог»…

Наш неутомимый краевед, Владимир Алексеевич Парамонов, всегда в поиске интересных фактов и новых имен. Вновь и вновь он удивляет нас новой находкой на страницах газет и исторических журналов.

            «Следы коллекции Сапожникова»

Листая свежий номер за сентябрь 2018 г.  «Московского журнала» №9 (333), вдруг заметил хорошо известную фотографию В.Г. Сапожникова в статье Марии Дмитриевны Смирновой «Загадки Звенигородского чина». Она меня заинтересовала. Какая связь? Вот что я прочитал: «В дневнике родственника отца Дмитрия, профессора Н.С. Поспелова (Поспелов Николай Семенович (1890-1984) – языковед, доктор филологических наук, профессор МГУ – В.П.), мы обнаружили запись от 27 января 1928 года, которая, возможно, проливает свет на появление в соборе икон Звенигородского чина: «Сегодня Митя хоронил своего приятеля – 79-летнего православного  немца художника Анатолия Карловича Крога. Он под впечатлением рассказов своей няни в 18-летнем возрасте перешел в православие, потом долго служил художником у Сапожниковых, составлял рисунки для облачений. Мите он подарил замечательный старинный иконостас»».

Сапожников Владимир Григорьевич (1843 — 1916)

И далее Мария Дмитриевна Смирнова пишет : «Владимир Григорьевич Сапожников был известным фабрикантом, владелец парчового и шелкоткацкого предприятия на Новой Басманной улице (и у нас в Куракине, ныне г. Королёв – В.П.). С 1852 года фирма Сапожниковых исполняла заказы придворного ведомства на облачения для духовенства и на ткани для отделки дворцовых апартаментов. Владимир Григорьевич имел старообрядческие корни. Как отмечал Г.И. Вздорнов (Вздорнов Герольд Иванович – советский и российский учёный, специалист в области истории древнерусского искусства и культуры – В.П.), имя Андрея Рублёва, подобно именам других древнерусских изографов, впервые стало известно русскому образованному обществу в XIX веке, когда возник, а затем начал быстро расти интерес к произведениям древнерусского искусства, в том числе иконописного. Не будет ошибкой утверждать, что произошло это благодаря старообрядцам. В среде приверженцев «древнего благочестия», собиравших реликвии дониконовской эпохи, Андрея Рублева чтили, поскольку его авторитет был утвержден Стоглавным собором 1551 года. Рублевские иконы староверы всегда считали чудотворными. В первой половине XIX века к этим иконам коллекционеры относились с повышенным пиететом. Семья Сапожниковых, вполне вероятно, не являлась здесь исключением. Мы не знаем, какими предметами древнерусского искусства она владела, однако известно, что Владимир Григорьевич активно участвовал в выставках, и среди представленных им вещей фигурирует покров на раку святого благоверного князя Александра Невского, выполненный для владимирского Богородице-Рождественского монастыря. Известно также, что В.Г. Сапожников входил в число  душеприказчиков П.М. Третьякова. Скончался он в 1916 году, большую часть его имущества после революции национализировали. Вдова Елизавета Васильевна осталась без крова над головой и средств к существованию. А.К. Крог приютил её у себя – в результате оставшееся имущество Сапожниковых попало к нему. Как следует из дневниковых записей Н.С. Поспелова, чтобы помочь вдове деньгами, Крог продал свой дом на Саввинской улице в Звенигороде и, возможно, именно тогда подарил священнику старинный иконостас: по времени это приблизительно совпадает с обнаружением Звенигородского чина».

            «Сверим даты»

Дача Крога в Звенигороде. В настоящее время — музыкальная школа им. Танеева

Что же известно в Звенигороде о художнике Кроге. Поиски привели меня на страницы газеты «Звенигородские ведомости» №5 от 28.01.2017г., где была опубликована статья «В наступающем году можно начинать отмечать 120-летие здания музыкальной школы».  Вот отрывки из статьи заместителя директора по научной работе Звенигородского музея, а также казначея Успенского собора, Дмитрия Седова: «…20 декабря 1986 года в своей речи, приуроченной к 25-летию музыкальной школы (сейчас в доме Крога размещена Звенигородская детская музыкальная школа им. С.И. Танеева – В.П.), председатель Звенигородского отделения ВООПИиК, Л.П. Разумовская отметила, что здание построил как дачу московский художник-архитектор Крог в 1891 году. Также она упомянула, что после революции в здании размещалась контора Райпотребсоюза, уездный комитет комсомола, классы начальной школы, жилые помещения. 1891 год дата постройки не подтверждается никакими достоверными источниками. В паспорте на объект культурного наследия – главный дом усадьбы – была сделана более осторожная широкая датировка памятника последней четвертью XIX века. Надо отметить, что сохранившийся в архиве комплекс источников по истории жилых домов старого Звенигорода еще не был достаточно изучен. Архивные дела, в которых хранится информация о постройке домов, в прежние годы были просмотрены отдельными исследователями лишь наполовину. Поэтому зачастую при постановке исторических строений города на учет в качестве памятников истории и культуры специалисты пользуются единственным доступным методом – визуальным анализом.

Уточнение датировки при изучении мною дел архивного фонда долго не находился проект усадьбы Крога. Так что я уже и не ожидал обрести дату постройки этого примечательного сооружения, ведь специальные дела сохранились далеко не за все годы. Но при изучении одного из последних непросмотренных мною дел долгожданный ответ неожиданно явил себя. В деле 1897 года, собравшем в себя прошение звенигородцев о постройке новых домов и о перестройке старых, заявление строителя интересующего нас дома датировано сентябрем. Зарегистрировано оно в канцелярии Звенигородского городского старосты 8 сентября. В заявлении московский цеховой Анатолий Карлович Крог испрашивает разрешения на постройку деревянного одноэтажного дома, «при нем крыльцо, терраса, ворота и забор, сарай, коровник и погреб, с покрытием всего железом».

Разрез дома А.К. Крога. ЦИАМ.

Согласно существовавшей тогда юридической норме, исполняющий обязанности городского старосты Ширяев 9 сентября отправляет заявление на рассмотрение уездному исправнику, оговорившись при этом, что со своей стороны препятствий к постройке не имеет. Исправник без всяких возражений 12 сентября возвращает заявление старосте. Таким образом, строительство дома было согласовано. Как видим, построить дом в Звенигороде в конце позапрошлого века было не так сложно. Трудно упрекнуть наших предков в бюрократических проволочках, затягивающих начало строительства. Отказы в выдаче разрешений в аналогичных делах встречаются крайне редко. Итак, проект был согласован в начале осени 1897 года. Однако не стоит сомневаться в том, что постройка дома, даже при условии начала его возведения сразу по согласовании, могла закончиться только в следующем году. Следовательно, объективная датировка усадьбы Крога – 1898 год»…

Дом усадьбы А.К. Крога.

И далее: «… Архитектура дома носит явные черты псевдорусского стиля, всё в его облике говорит об увлечении владельца русской стариной. В Государственном историческом музее хранится небольшой по содержанию документ, частично раскрывающий пристрастия владельца причудливого звенигородского особняка. Документ этот, называющий А.К. Крога художником и коллекционером русской старины, представляет собой охранную грамоту, выданную ему в сентябре 1920 года за подписями народного комиссара по просвещению А.В. Луначарского и председателя Всероссийской коллегии по делам музеев Н.И. Троцкой. Приведем текст охранной грамоты полностью: «Сим удостоверяется, что дом, принадлежащий художнику Анатолию Карловичу Крогу в гор. Звенигороде на Кожевенной улице, с находящимися в нем коллекциями древних икон, церковной утвари, старинной обстановки и парчи, находится под особой охраной Всероссийской коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины, а потому ни уплотнению, ни реквизиции не подлежит, и находящиеся в нем предметы не могут быть вывезены или взяты без ведома и разрешения означенной Коллегии».

Что представляла собой коллекция А.К. Крога? Какова ее судьба? И  что являла собой личность самого коллекционера?  — На эти вопросы еще предстоит найти ответы».

Мы тоже надеемся узнать судьбу коллекции Анатолия Карловича Крога!

Владимир Парамонов,член Союза краеведов России     

Литература:

1. М.Д. Смирнова. «Загадки Звенигородского чина». По поводу одной искусствоведческой дискуссии. «Московской журнал» №9 (333) — сентябрь 2018 г. стр. 51-57;

2. Дмитрий Седов. «Мой проект посвящен истории Звенигорода»
«Звенигородские ведомости» №21 от 28.05.2016 стр.10.

3. Дмитрий Седов «В наступающем году можно начинать отмечать 120-летие здания музыкальной школы».  «Звенигородские ведомости» №5 от 28.01.2017 стр.6-7.

4. https://arch-heritage.livejournal.com/2663192.html,
  сайт «Архитектурное наследие», статья «Исторический дом звенигородской музыкальной школы».

Читайте также:

комментария 2

  1. Маргарита:

    Я б таким исследователям, как Парамонов, Манохина, Прокуронов, Культин, Малых, Маношкина, Миронова, Мельникова и многим другим сразу, при жизни памятники ставила. Это ж просто жизнь кладётся ради сбережения вот такой информации!

    • Маргарита, я готов отдать тебе все свои светские награды. Ты заслуживаешь их больше многих иных за свой многолетний бескорыстный труд. Лично мне прижизненного памятника не надо, но готов взять деньгами на издание книги для нашего города.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *