Пастернак в Болшеве

Автор — Александр Балакин

Подмосковье Борис Пастернак любил. По литературным и житейским делам, он не раз посещал многие уголки Московии. Ездил в Сафонтьево под Новым Иерусалимом, в Карзинкино (Очаковская платф. Киевской ж/д), Александровку по Белорус. ж/д, Давыдково, в 1936 г. приобретает дачу в Переделкино (Киев. ж/д). Северо-восток Московии в жизни Пастернака – особая для нас тема. Перечислим места северо-востока Московии, связанные с БП: Райки (Щелково), Тарасовка, Спасское, Братовщина, Мутовки, Загорянка, Болшево.

Б.Л. Пастернак (10.02.1890-30.05.1960)

Болшево

В письме к Е. Б. и Е. В. Пастернакам (728) в сер. июня 1935 Б.Пастернак упоминает:

«… тем не менее сняли мы дачку под Москвой, невдалеке от Болшева, в Загорянском, чтобы быть, на всякий случай, недалеко от Москвы.».

В письме родителям (733) 16 июля Б.Пастернак упоминает 2 дома отдыха:

«…в первый дом отдыха (в конце мая) мне, наверное, следовало поехать одному, а я поехал с Зиной, и там только мое здоровье ухудшилось, затем, в середине июня, когда я поехал в другой, на этот раз один, меня, не давая мне возможности от этого отказаться, послали за границу».

Первый дом отдыха ЦЕКУБУ(КСУ) – в Узком, второй – в Болшеве, недалеко от Загорянки, где снимала дачу З. Н. Пастернак.
В письмах Б.Пастернака обнаруживаем, что он несколько раз бывал в «Сосновом бору». Первый раз – в июне 1935, второй – в июле-августе 1935, третий – зимой (февраль-март) 1953 г. Но возникает немало вопросов, на которые не всегда легко ответить.

Сплетение судеб
Многие судьбы людей, живших в разное время на болшевской земле, неразрывно связаны с судьбой семейства Пастернаков. О некоторых семьях речь пойдет ниже. Попытаемся кратко изложить их связь между собой.

В первых числах ноября 1939 Борис Пастернак ездил к Цветаевой в Болшево (точнее трудно установить, это лишь версия). Вскоре она съехала с дачи в пос. «Новый Быт». Он регулярно помогал ей, её родным. После гибели МЦ он много помогал и переписывался с А. И. Цветаевой, А. С. Эфрон.
20 октября 1952 г. БП с обширным инфарктом миокарда увезли в Боткинскую больницу, где он пробыл до 6 января. Из письма Б.Пастернака Ариадне (1208):

«12 янв. 1953 г. Аля, Алечка! Ты и твои слова все время были со мной. Я – дома, скоро с Зиной поеду в санаторий. Все время чувствую сердце, теряюсь, до каких границ распространять осторожность, всякое ли сжатие, укол и пр. принимать за предупредительный сигнал, но тогда можно с ума сойти…». С 4 февраля по 20 марта он в Болшеве.

Зеленовод
В 1930-х годах здесь был поселок бывших политкаторжан. У дома №16 памятная доска, говорящая о том, что здесь жила Фигнер Вера Николаевна (1852-1942), ранее почитаемая как легендарная фигура героического революционного периода.
Сталинские репрессии 1930-х прошли своими гусеницами и по этому поселку. Были и здесь аресты в конце 1930-х, но подробности этих событий малоизвестны. Чтобы как-то стереть (вытравить из сознания людей тех лет) это название — его переименовали в безобидное Зеленовод (называли так ДСК, поселок, улицу), и оно прижилось, и всем это название нравится.
В 1944-1974-е годы в доме №10 жили летом (точнее снимали жилье на лето, дачный сезон) Елизавета Яковлевна Эфрон и Зинаида Митрофановна Ширкевич. Здесь бывали А. С. Эфрон, Р.Б. Вальбе, А. И. Цветаева, Дмитрий Журавлев и множество других лиц, актеров, знакомых Эфронов.
В парижском издании писем Ариадны Эфрон (Письма из ссылки. 1948-1957. YMCA-PRESS, Paris, 1982) найдем одно письмо Ариадны, помеченное «Болшево, 20 августа 1955» :

Дорогой Боренька, сейчас разбираю мамины стихи, и захотелось мне напомнить тебе этих «Магдалин» — все те же волосы, о которых ты мне говорил и те же грехи!
Крепко тебя целую, и Лиля и Зина тоже шлют привет. Твоя Аля…»

Это одно из первых упоминаний о Болшеве в западной печати в 1980-е годы.

Поливановы

Семейство Поливановых хорошо известно в научном и культурном мире России. Константин Михайлович Поливанов (1904-1983) и Маргарита Густавовна Поливанова (урожд. Шпет; 1908-1989) хорошо были знакомы с Б.Пастернаком. Жена их сына Михаила (1930-1992), Анастасия Александровна Поливанова (переводчик), в своих воспоминаниях коснулась дружбы своей матери, Марины Казимировны Баранович, и Б.Пастернака. Именно её мама перепечатывала «Доктора Живаго» частями и по многу раз с 1946 по 1955 год. Из воспоминаний М. К. Поливанова(1991):

«Новая моя встреча с «Доктором Живаго» произошла уже в другую эпоху. Умер Сталин. Был арестован Берия. Мы жили с новорожденной дочкой и с Мариной Казимировной на даче в Болшеве. В августе Борис Леонидович прислал туда окончание романа – начиная с жизни в Варыкине и встречи с Ларой…»

Вспоминает Е. Б. Пастернак (о событиях 1953 года):

«Папочка был в болшевском санатории. Воспользовавшись случаем, когда Поливановы отвозили туда Марию Степановну Волошину, я присоединился к ним. Помню, как машина внезапно остановилась на площади у Яузского моста, как мы с Константином Михайловичем долго, почти не веря в успех, чинили ее посреди дороги. Приехав в Болшево, мы увидели папочку, который гулял после обеда. Я кинулся к нему,– меня поразила неестественная сдержанность его жестикуляции. Он еще избегал резких движений, потому что все время чувствовалось сердце. В его лице что-то изменилось, глаза стали не такими яркими и большими. Он тут же заметил мой взгляд и сказал: «А, глаза,– да они изменились после инфаркта, погасли». Мы медленно ходили по круговой дорожке, он с сочувствием повторял, чтобы я не огорчался тем, что у меня не получается и тем, что происходит вокруг, но постарался с доверием и заинтересованностью относиться ко всем изменениям жизненных обстоятельств. Надо было возвращаться в Москву. Константин Михайлович подкачивал спустившее колесо машины. Боря нагнулся, как будто хотел ему помочь. Предварив наш испуг, сказал, что, к сожалению, слишком хорошо знает сам, что этого ему нельзя. Мы поцеловались, и он медленной, такой не похожей на прежнюю, походкой направился к своему корпусу».

Вспоминая свои встречи с Е.Б. Пастернаком я всегда пытался узнать больше о посещении Б. Пастернаком нашего края, но он постоянно отвечал, что не может ничего добавить к тому, что им написано в его воспоминаниях.
По воспоминаниям старожилов Поливановы долгие годы снимали дачу-дом доктора Самойло Владимира Александровича в Новых Горках. Раньше был Лесной проспект, затем Лесная улица, а с 1964 г. – Хвойная улица, дом 11. Именно в этом доме был в 1949 г. Борис Пастернак (точнее пока не установлено).

Болшевские письма

Болшевские письма и произведения Б. Пастернака – интересная тема для исследования и публикации. Именно благодаря некоторым письмам мы узнаем подробности о его пребывании на болшевской земле. Их не так много (опубликовано 11 писем; для сравнения – опубликовано более 1700 писем Б. Пастернака, из них более 530 написаны в Переделкино), но они заслуживают нашего пристального внимания. Письма Бориса Пастернака – З. Н. Пастернак (736,737) с датами «14 авг.1935» и «осень 1935»(скорее конец августа). На последнем примечание З. Н. Пастернак: «Письмо написано из Болшева, санатория ученых, в Загорянку, где жила я с детьми». Отрывок из этого письма:

«Сюда понаехало много нового народу. Из прежней крайности я ударился в новую: стал резок и груб и уже обидел одну отдыхающую, когда она мне пролепетала что-то про вдохновенье. Приехал поэт Сурков. А черный англичанин, друг Капицы, оказался всемирной знаменитостью. Это Диррак, один из творцов послеэнштейновской микромеханики, про которого мы с Гарриком читали в книге Джинса. Надоеда Гандольфи прислала ко мне своего зятя. Он пришел ко мне во время работы, очень витаминный молодой человек, с которым трудно было разговаривать, так от него пахло луком. Перенес его на 7 часов, пригодится для волейбола.
Ляля, думаешь ли ты обо мне, знаешь ли и любишь ли меня?
Всегда и весь твой Б.
Третий день купаюсь, но когда пробую делать гимнастику, вижу, как съехал вниз против прошлого года. Но, в общем, мне лучше, наконец лучше душевно, ура, ура и тра ра ра ра».

6 сентября 1935 Б. Пастернак «только что приехал в город» (Москву).

В конце октября 1952 у Б.Пастернака был инфаркт и он 2,5 месяца пролежал в больнице. Читаем в открытке Н. Табидзе 31 янв.1953:

«На днях, 4-го февраля собираемся с Зиной в санаторий Болшево под Москвой. Союз писателей был незаслуженно мил со мной, без просьб с моей или Зининой стороны достал бесплатно одну путевку на два месяца для меня и на один, первый месяц для Зины со мною».

Два письма поэту Николаю Асееву: 5 и 27 февраля 1953 г.(1215), в последнем он сообщает, что пробудет тут до 20 марта.

«Чтением твоего «Гоголя» обновил наше пребывание в Болшеве. Живем в лесу, разузоренном 35-градусным морозом. Ясность, скованная безветрием, но благодаря красоте и завороженности как бы сама унесенная неведомо куда. Это, вероятно, постоянное и самое общее свойство красоты, что, находясь перед глазами и оставаясь на месте, она всегда уводит куда-то вдаль. Это и главная черта твоей поэмы…» (1215 -5.2.1953).

27 февраля и 7 марта 1953 – два письма Бориса Пастернака Г. И. Гудзь, жене В. Т. Шаламова, который в 1952 г. освободился из заключения, но жил в маленьком поселке в Якутии около Оймякона и работал там фельдшером в больнице.

«Дорогая Галина Игнатьевна. Здешний мой адрес до 20-го марта следующий: ст. Болшево Ярославской ж.д. Санаторий Академии наук СССР Сосновый бор, мне… Мне гораздо лучше, начал работать. Здесь очень няньчатся со всеми и, в частности, со мной, но тут довольно шумно и я плохо сплю. От души Вам всего лучшего. Ваш Б.П.»(27.2.1953)
«Нынешнее трагическое событие застало меня тоже вне Москвы, в зимнем лесу, и состояние здоровья не позволит мне в дни прощанья приехать в город. Вчера утром вдали за березами пронесли свернутые знамена с черною каймою, я понял, что случилось. Тихо кругом. Все слова наполнились до краев значением, истиной. И тихо в лесу…»(7.3.1953 – речь идет о смерти Сталина).

Также известны и опубликованы другие письма из Болшево в 1953 году: А. И. Цветаевой(1216) -15.02; А. С. Эфрон (1217) – 15.02; В. Ф. Асмусу (1218) – 3.03; А. А. Фадееву (1220) – 14.03; Р. И. Махновой (1221) – 16.03.1953 г.

«…Мне лучше. Я стал работать, засел за окончание Живаго. Приехав сюда, я вспомнил, как я тут прожил месяц летом в 1935 году и что как-то зимой перед Отечественной войной или во время ее Вы были тут вместе с Ириной Сергеевной. Она замечательно описывала ощущение свежего воздуха при переходе из Вашего корпуса в столовую или на прогулке. Она говорила, что заставала холодный столб его на крыльце за дверью, где он безотлучно оставался в ожидании от выхода к выходу. Нас поместили в том же втором корпусе, где я тогда жил, почти в той же комнате. Из моего окна виден однооконный занесенный снегом домик, из которого тогда выходила в белом халате с папиросой меж пальцев, Зинаида Владимировна Курвиц. Я хотел ей написать отсюда…» (3.03.1953)

Кстати, И. С. Асмус провела в Болшевском санатории 2 недели в дек. 1942 г. З. В. Курвиц – врач санатория в Болшеве, Р. И. Махнова – врач-терапевт, в 1946-1963 гг. работали в санатории.
Смерть Сталина по-разному отозвалась в душах людей. 12 марта 1953 г. в «Правде» опубликована статья А. Фадеева «Гуманизм Сталина» (о принципиальном отличии его гуманизма от всех форм христианского и старого классического гуманизма). После её прочтения Б. Пастернак пишет Фадееву 14 марта.

«…Как поразительно была сломившая все границы очевидность этого величия и его необозримость! Это тело в гробу с такими исполненными мысли и впервые отдыхающими руками вдруг покинуло рамки отдельного явления и заняло место какого-то как бы олицетворенного начала, широчайшей общности, рядом с могуществом смерти и музыки, могуществом подытожившего себя века и могуществом пришедшего ко гробу народа.
Каждый плакал теми безотчетными и несознаваемыми слезами, которые текут и текут, а ты их не утираешь, отвлеченный в сторону обогнавшим тебя потоком общего горя, которое задело за тебя, проволоклось по тебе и увлажило тебе лицо и пропитало собою твою душу…»
.

В октябре 1952 в Москве у него случился инфаркт миокарда. С той поры ему часто приходилось подлечиваться в различных лечебных учреждениях. После 1958 г. (публикации «Доктора Живаго» и присуждения Нобелевской премии) его положение резко ухудшилось. Ему угрожали лишением гражданства и высылкой из страны. Союз писателей СССР 27 октября поспешно исключил Б.Пастернака из своих рядов. 30 мая 1960 года Поэт скончался. 9 декабря 1989 г. Нобелевская медаль была вручена в Стокгольме его сыну Евгению Борисовичу Пастернаку.

Увы, ни главного, ни ахматовского и пастернаковского корпуса уже нет (полностью разграблены и сожжены в 1997-1999 годах). Нет памятной доски на этом месте, нет будущего у него, но история остается и уничтожить её никто не в силе.
Возможно наличие и других болшевских писем Б. Пастернака.

Маршрут литературной экскурсии (вело-пешеходная экскурсия была проведена мной всего лишь несколько раз в 1990-е и 2000-е годы):
Ст. Болшево – ул. Цветаевой (быв. Свердлова, пос. Новый Быт) – дом-музей М. Цветаевой (д. 15) – Цветаевский парк – ул. Гражданская – ул. Зеленовод – берег Клязьмы – церковь Косьмы и Дамиана – дом-музей С. Н. Дурылина – ж/д ст. Болшево (фрязинская платф.) – ж/д ст. «Фабрика 1 Мая» – комплекс быв. санатория АН СССР «Сосновый бор» — «Новые Горки»- ул. Хвойная (быв. Лесной пр-т) -ул. Мира (быв. Луговой пр-т) – ж/д ст. Валентиновка. Продолжительность 4-6 часов. Это информация для любителей пеших прогулок.
В обзор писем включены материалы из фондов автора и др. источников (в скобках указан № письма в собрании сочинений Б.Пастернака).

Автор — Александр Балакин

Литература
Б. Л. Пастернак Полное собрание сочинений. Тома 9,10. Письма. М.: Слово, 2005
А.С. Балакин. Болшевские письма. Калининградская правда. №75, 23 июня 1993 г.
А.С. Балакин. Тропой Пастернака. Королёв, 2008.
А.С. Балакин. Сплетение сердец (С. Дурылин — Б. Пастернак – сестры Цветаевы). Королёв, 2011.

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: