Ветеран невидимой войны

«Поздно вечером звонит мне домой начальник секретной части Владимир Павлович Ходцев и сообщает: Звонил Министр просил утром срочно прислать ему копию Вашего письма Л.В. Смирнову и ничего не говорить Вам. Что мне делать? Несомненно, выполнять приказ Министра. За информацию спасибо, — спокойно ответил я, ожидая в ближайшее время резких и справедливых претензий от Афанасьева по поводу того, что не прислал копию письма в министерство. Подумалось: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей!» «Так это было…» Мемуары Ю.А.Мозжорина

Владимир Павлович Ходцев

Владимир Павлович Ходцев знал в институте почти всех, если не каждого второго, то уж точно – каждого третьего! И в этом была заслуга не его положения «начальник первого отдела», а просто его человеческие и профессиональные качества. Это теперь говорят — «он был контактный человек». С ним можно было поговорить на любые темы, он мог без затруднений поддержать любой разговор: от рыбалки и автомашины до последних телевизионных передач или последней книги, полученной по сдаче макулатуры. В начале шестидесятых, мы молодые специалисты, окончившие различные, хорошо известные ВУЗы страны, пришли в институт, а он уже работал там с 1951 года. За это время прошел путь от руководителя спецгруппы до начальника первого отдела головного отраслевого института.


Большинство из нас было приняты в подразделения, которые занимались общеотраслевыми проблемами, связанными с развитием и совершенствованием ракетно-космической техники. Тематика была разная, информации было много, как отечественной, так и зарубежной, поступавшей даже по спецканалам! Отдельные специалисты по охвату и глубине знаний в той или иной области были не ниже, наверное, некоторых главных конструкторов. А это напрямую было связано с режимом секретности. Это сейчас подобные сведения относятся к конфиденциальной информации, а в ту пору она квалифицировалась не ниже «сов. секретно» (Для тех кто не знает. В то время существовало четыре уровня секретности: самая низшая – для служебного пользования, затем — секретно, сов. секретно и самая высокая – особой важности «ОВ»!). Почти все документы, которыми мы пользовались, была под грифом «сов. секретно», а готовые материалы выходили под грифами «сов. секретно» и «ОВ» (особой важности).

Ходцев-начальик 1-го отдела НИИ-88 6 октября 1953 г. в своем кабинете

Когда на институт возложили задачи проведения технико-экономического анализа новых изделий и разработку сводного плана финансирования НИР и ОКР, проводимых в отрасли – режим секретности неизмеримо возрос. Отдельные справки готовились вообще в одном экземпляре под грифом «ОВ», а некоторые сведения или названия, или адреса вписывались от руки уже после печати!

Но мы были молодые, и как нам казалось, все делаем правильно! Евич А.Ф. в своих воспоминаниях «Бутылка шампанского» хорошо описал наше состояние в то время. Но каково было Владимиру Павловичу! Он не давил на нас, но воспитывал: одного убеждением, другого своим примером, а третьего просто постоянным контролем! А это было не просто, так как у него были еще и свои сотрудники – целый отдел, состоящий на 90 % из женщин. Как я уже заметил, мы были разные: одни уже, обучавшись в институтах, были приучены к порядку работы с закрытой документацией, а другим (гуманитариям и математикам) было невдомек, почему такие строгости. Зачем, спрашивается, нужно убирать документы со стола в чемодан, если я выхожу покурить, или на минуту куда-надо… А как он был прав, говоря нам, если не ты утратишь документ, то у тебя его могут «утратить» другие! В связи с этим можно вспомнить, тот нашумевший в институте случай, когда у одной сотрудницы отдела технико-экономических исследований пропала сов. секретная книга. Ей грозил вполне реальный срок тюремного заключения на 5 лет! Только благодаря авторитету Ю.А.Мозжорина, влиянию А.Г.Мрыкина и человеческому отношению со стороны В.П.Ходцева, удалось спасти её. А Владимиру Павловичу пришлось пропустить всё это через себя – недоглядел! Сейчас можно с уверенностью сказать, что именно он научил нас уважать дисциплину, прекрасно понимая, что в такой работе важна любая мелочь, как бы она не была скучна и обыденна! Не лишен он был и юмора. Кто делал секретные чертежи, должен помнить, какой максимальный размер листа ватмана можно было «засекретить». Не «А1», а размер стола Ходцева, но не больше!

Владимир Павлович родился 21 июня 1924 года в семье крестьян в Тамбовской области, село Второе Богородское. Семья была большая – пять детей: три брата и две сестры. Владимир Павлович был старший из братьев. В начале 30-х годов семья переезжают в наш город (тогда поселок Подлипки). Братья были спортивные, вспомните известного футболиста Николая Ходцева. Владимир тоже занимался легкой атлетикой и лыжами.

В 1941 году после окончания школы он поступает на работу слесарем на завод № 88, но проработал немного. Уже в марте 1942 году добровольцем поступает в армию и его направляют в 18 истребительный батальон войск НКВД (Наркомат внутренних дел), который в августе 1942 года входит в состав Отдельной мотострелковой бригады Особого назначения при НКВД СССР. Основу этих батальонов составляли слушатели и преподаватели Высшей школы НКВД. Из них был сформирован штаб и командование батальонов. 18 истребительный батальон создавался в Мытищах. В него вошли рабочие Мытищинского вагонного завода, завода № 8 в Подлипках, фабрики «Пролетарская победа» и др. В основном это были партийные и комсомольские активисты. Эти батальоны бросали в места прорывов фашистами линии фронта, а также для охраны и защиты особо важных стратегических объектов. В директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) было написано:

«… действуя отдельными подразделениями, мелкими группами и индивидуально, вести разведывательные и диверсионные действия на важнейших коммуникациях противника, а также ликвидировать вражескую агентуру», впоследствии добавилось

«… участие в развитии и расширении партизанского движения, создании подполья, сплочение патриотов в тылу врага». Первые дни формирование бригады происходило на стадионе «Динамо» в Москве. Теперь там установлена мемориальная доска из белого мрамора.

Ходцев справа

Бригада имела в своем составе около 25 тысяч красноармейцев и командиров, из них две тысячи иностранцев – немцев, австрийцев, испанцев, американцев, поляков, чехов, болгар, румын и даже китайцев и вьетнамцев. Специально подбирались лучшие советские спортсмены, лыжники, боксеры, бегуны, да и вообще, развитые физически и выносливые молодые ребята из которых формировались диверсионные группы для забрасывания в тыл врага. К осени 1942 года в тыл врага было заброшено 58 специальных отрядов. Как правило, такие отряды были основой для организации партизанских отрядов или действовали по специальным заданиям совместно с уже существовавшими партизанскими отрядами. В 1943 году Ходцев В.П. в составе спецгруппы был заброшен в тыл врага в партизанский отряд знаменитого Медведева. (Кто заинтересуется, то в книгах Д.Медведева: «Это было под Ровно» и «Сильные духом» можно прочитать, как это все было). Как и в фильме «Подвиг разведчика» ему тоже пришлось дважды конвоировать на самолете в Москву из-за линии фронта фашистских офицеров, захваченных разведчиками. Войну он закончил в Прибалтике в Вильнюсе и Паневежисе уже в должности шифровальщика штаба.

После демобилизации в 1950 году Владимир Павлович возвращается домой в Подлипки и в 1951 году поступает на работу в НИИ-88, в должности начальника спецгруппы, затем начальником 1 отдела цеха, заместителем начальника 1 отдела, а потом начальником 1 отдела всего института. В 1973 году был откомандирован на работу в Центральный аппарат Министерства оборонной промышленности СССР, где проработал до выхода на пенсию в 1987 года в должности заместителя начальника 1–го Управления. Эта работа была совершенно другого уровня важности и ответственности, хотя все равно как бы на передовой! Ответственность огромная — свыше 500 предприятий и организаций и на каждом свой первый отдел! Десяток Главных управлений и Управлений и в каждом тоже свой первый отдел!

Непосредственная работа с документами для министра и его замов, причем важность этих документов очень высокая. Бывали случаи, когда он сам брал пакет с документами и вез их в Совет Министров, Госплан или еще, куда было нужно только его присутствие, куда только его могли пустить! Естественно были люди, которых интересовало содержимое многих этих документов. Поэтому приходилось быть очень внимательным. На войне, как на войне!

 Ходцев В.П. — заместитель начальника 1 Управления Министерства оборонной промышленности СССР

Постоянная самодисциплина и ответственность не только за себя, но в большей степени, за сотни людей – ‘это передовая! Ведь с того момента, когда он был призван в армию и до выхода на пенсию, он постоянно находился на этой «передовой» в той невидимой войне по защите интересов государства и обеспечению сохранности государственной тайны. Недаром же он был награжден рядом медалей и орденов, среди которых — Отечественной войны II степени и Знак почета.


Председатель общества краеведов В.Малых

Источник: газета «Калининградская правда», 7 мая 2011 г.

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: