История квартала на Фрунзе – часть 1

20 февраля 2019 года Президент Российской Федерации поручил Министерству культуры РФ и Правительству Московской области обеспечить сохранение исторического центра г. Королёва и включить дома, связанные с жизнью и деятельностью конструкторов и ученых, создателей российской ракетно-космической техники, в реестр объектов культурного наследия. В центре наукограда Королёв расположен квартал в границах улиц Фрунзе, Лесная, Циолковского, Карла Маркса, в котором жили основоположники ракетно-космической отрасли, выдающиеся деятели космонавтики, руководители города, почётные граждане. Это был первый квартал, построенный специально для наших специалистов ракетно-космической отрасли.

Во исполнение поручения Президента Королёвское отделение МОО ВООПИиК подготовило и направило заявление о включении в реестр объектов культурного наследия квартала, ограниченного улицами Фрунзе, Циолковского, Карла Маркса и Лесная.Заявление было составлено на основе научно-исследовательской работы, включающей в себя работу в государственных, муниципальных, частных и ведомственных архивах, сбор, анализ и систематизацию воспоминаний очевидцев.

За время научно-исследовательской работы накопилось очень много интересных материалов, было совершено несколько открытий, найдены документальные подтверждения рассказов старожилов. Каждую неделю мы будем публиковать статьи, в которых детально описана история строительства исторического квартала на Фрунзе.

Так как же начиналось строительство космической столицы России?

★★★

Немецкая ракета Фау-2, подготовленная с помощью немецкого персонала британскими военными для тестового запуска на полигоне в районе Альтенвальде, Германия. Источник: Военный фотоальбом

Этиловый спирт и жидкий кислород были компонентами топлива для первой в мире баллистической ракеты дальнего действия – ракеты Фау-2 (V-2 или А-4). Разработанное немецким конструктором Вернером фон Брауном 15-метровое одноступенчатое изделие совершило свой первый боевой запуск 8 сентября 1944 года по Парижу, вечером того же дня – по Лондону.

Последствия падения немецкой ракеты Фау-2 на район Лондона Ист Хэм (East Ham). В результате взрыва ракеты были разрушены четыре дома, погибло 6 человек, 15 пострадали. Источник: Военный фотоальбом.

Ракета оставила после себя воронку диаметром 10 метров, убила троих и ранила 22 человека. Несмотря на низкую боевую эффективность, ракета Фау-2 стала новым видом оружия, против которого столь же эффективных средств у Союзников ещё не было.

В 1944 – 1945 годах советские специалисты вывозили из Польши и Германии детали ракет Фау-2 в Советский Союз, где молодые конструкторы работали над определением основных характеристик и общего вида немецкого «чудо-оружия». Работа была настолько упорной, непростой и срочной, что трудиться приходилось и в праздничные дни.

Василий Павлович Мишин вспоминает:

«Как тогда было положено, работали мы без выходных и праздников. 7 ноября праздновали очередную годовщину Октября, а мы весь праздник провели взаперти. Обломки «Фау» сложили в актовом зале НИИ-1, где мы и сидели под замком. Спас праздничное настроение Л.А. Воскресенский – будущий главный испытатель королёвской фирмы. «Давайте, – говорит, – потребуем, чтобы нам выписали спирт – для протирки оптических осей».

Во время испытаний Р-1 (советская копия Фау-2). Слева направо: Л.А. Воскресенский, С.П. Королёв, П.В. Цыбин, Н.Н. Смирницкий. НИИ-88, 29 июля 1949 г. Источник: Н.С. Королёва «Сергей Павлович Королёв . Мой отец» книга 2

За последующие годы на жарких полигонах в ночных раздумьях появится не одна такая крылатая фраза.

После Победы в Великой Отечественной войне Советский Союз направил в Германию специалистов, которые занимались изучением трофейной немецкой техники: Б.Е. Черток, А.М. Исаев, В.П. Глушко, С.П. Королёв, В.П. Мишин, Л.А. Воскресенский и многие другие инженеры, имеющие опыт работы с реактивным вооружением.

Советские сотрудники института RABE (февраль 1946 года). Слева направо: сидят Воскресенский, (?),, Бакулин, Харчев, Мишин, Победоносцев, стоят: Пилюгин, Мрыкин, Чижиков, Будник, Королёв. Источник: «В.П. Мишин. Записки ракетчика».

★★★

В феврале 1946 года Л.М. Гайдуков и С.П. Королёв были вызваны в Москву на встречу с секретарём ЦК КПСС Г.М. Маленковым. После этой встречи был организован институт «Нордхаузен» в Германии. Л.М. Гайдуков стал директором, С.П. Королёв главным инженером, а В.П. Глушко возглавил отдел по изучению двигателей Фау-2. Институт работал вплоть до возвращения советских специалистов на родину в 1947 года.

На фото, сделанном Валентином Глушко — генерал Л. М. Гайдуков и полковник С. П. Королёв в институте «Нордхаузен», Германия, 1946 год. Источник: D3.ru

5 марта 1946 года Уинстон Черчилль произнес речь в Вестминстерском колледже в Фултоне, вошедшую в историю как спусковой крючок к началу «Холодной войны».

★★★

А в подмосковном Калининграде в марте 1946 года – сложная ситуация. Возвращающиеся из эвакуации граждане не могли заселиться в свои дома, так как в них уже жили сотрудники Грабинского ЦАКБ и другие, уже вернувшиеся горожане. Жилищный вопрос стоял крайне остро.

В четверг 14 марта 1946 года на заседании Калининградского Исполнительного Комитета Совета депутатов трудящихся обсуждался вопрос «Об отводе земельного участка под застройку 5-ти 2-х этажных домов Тресту №54 в черте ул. К. Маркса, Сталина, Фрунзе».

Аэрофотосъёмка Калининграда и Костина с немецкого самолёта-разведчика. 1942 г. Источник: Паствью.

Участок, надо признать, был крайне подходящим. Во-первых, на его месте были только лесной массив и пара нежилых зданий, что упрощало застройку, ведь расселение для освобождения земельного участка не требовалось. Во-вторых, рядом уже был построен пятиэтажный дом с предприятиями обслуживания на первом этаже, а значит, городская инфраструктура была уже сформирована.

Но после обсуждения вопроса товарищами Пользиным, Коровиным, Сочневым, Колобановым, Карпихиным и председателем Калининым, исполком решил:

«В целях сохранения зелёных насаждений в центре города, подобрать другой участок под строительство домов Треста №54, сохранив зеленый массив в квартале ул. Фрунзе, К-Маркса, и Сталина для развертывания культурных мероприятий в весенне-летний период».

Казалось бы, война завершилась, жилищная проблема остра как никогда, разве может идти речь о «мероприятиях в весенне-летний период»? Мы можем лишь предполагать, являлась ли указанная причина реальной, или были ещё какие-либо основания для отказа. История умалчивает и о том, что происходило в период с четверга 14 марта по понедельник 25 марта, однако…

Председатель исполкома Калининградского городского Совета 
Николай Иванович Калинин
(июль 1943 – декабрь 1947 г.)
Председатель исполкома Калининградского городского Совета
Николай Иванович Калинин
(июль 1943 – декабрь 1947 г.)

На заседании Калининградского Исполкома 25 марта 1946 года градоначальники вернулись к рассмотрению вопроса «Об отводе земельного участка под застройку 5-ти 2-х этажных домов Тресту №54». Высказывались товарищи Коровин, Колобанов, Халкина, Карпихин и председатель Калинин.

Решили: «Изменить решение исполкома от «14» марта 1946 г. Об отводе земельного участка Тресту №54 под строительство 5-и домов, учитывая планировку, близость подводки канализационной и электросетей и отвести под застройку домов Тресту №54 земельный участок в квартале ул. Фрунзе, Сталина, Карла Маркса общим размером 200х225 м с последующим утверждением на Исполкоме планировки строительства». 

Но что произошло? Разве 14 марта тех же оснований не было? Почему 14 марта те же основания не стали причиной согласования? Что изменилось?  Вопрос пока открытый.

Дмитрий Федорович Устинов – Нарком вооружения СССР
Фото конца войны.

В то же время, в Совете министров СССР в сжатые сроки было подготовлено историческое постановление. 13 мая 1946 года постановлением Совета министров СССР «О реактивном вооружении» было положено начало новой ракетно-космической отрасли. При Совете министров Союза СССР был создан Спецкомитет по реактивной технике, возглавляемый Г.М. Маленковым, а на базе Завода №88 был создан Научно-исследовательский институт-88 и конструкторское бюро.

Пункт 31 Постановления Совета министров СССР от 13 мая 1946 года
Источник: История Королёва.

Рассмотрим пункт 31 этого постановления:

В целях обеспечения жильем переводимых в СССР немецких специалистов по реактивной технике, поручить тов. Вознесенскому предусмотреть в планах распределения выделение до 15 октября 1946 г. 150 разборных финских домов и 40 рубленых восьмиквартирных домов по разнарядке Специального Комитета по реактивной технике».

Любопытно, но в самом постановлении уделяется внимание созданию жилья именно для немецких специалистов. А о жилье для советских специалистов пока ни слова.

Но где строить жилье? В письмах письмах министра вооружения Д.Ф.Устинова в адрес заместителя председателя Совета Министров СССР Л.П. Берии подчеркивается, что в деле создания реактивного вооружения Министерство рассчитывает именно на Завод №88 как имеющий преимущества перед другими заводами министерства. Расселение немцев вблизи нового НИИ кажется целесообразным и логичным.
В четверг 16 мая 1946 года министр вооружения Д.Ф. Устинов подписывает приказ о создании Государственного союзного головного научно-исследовательского института 88 (НИИ-88), ставшего ведущим ракетным исследовательским институтом нашей страны.
На четвертый рабочий день после приказа Устинова о создании НИИ-88, во вторник 21 мая 1946 года заместитель министра Вооружения СССР Николай Дмитриевич Агеев направил директору Завода №88 Александру Дмитриевичу Каллистратову и директору ГСПИ-7 Г.А. Дунаеву письмо следующего содержания:

АГЕЕВ Николай Дмитриевич – заместитель Министра вооружения СССР (1902-1958). Источник: Информационный сайт 2

«Согласно постановлению Правительства в распоряжение Министерства вооружения в ближайшее время должны прибыть для работы 2000 иностранных специалистов. Кроме того, Министерство Высшего образования обязано этим постановлением правительства выделить Министерству вооружения 500 специалистов.


Для обеспечения иностранных специалистов жильем правительство предусмотрело в своём постановлении выделение 150 финских сборных и 40 сборных восьмиквартирных домиков отечественного производства.

Для выполнения решения Правительства ПРЕДЛАГАЮ: тов. Г.А. Дунаеву:

1) Составить проектное задание и технический проект посёлка для иностранных специалистов и жилого строительства для наших специалистов.

2) Проектное задание по посёлкам комплексно представить мне на утверждение 1 июня [за 10 дней. — прим. авт.] сего года.

3) Оформить выделение местными организациями земельного участка для строительства посёлков в районе завода №88. Место строительства для наших специалистов определить в общем посёлке завода №88. (Выделено и дописано: Каллистратову и Дунаеву — прим. авт.);

4) Договор на проектные работы заключить с ОКСом завода №88.
5) В связи с необходимостью срочного представления Правительству мероприятия по выполнению вышеуказанного постановления Вам надлежит:

a) Сделать схематичную планировку 2-х посёлков. Коэффициент семейности для иностранных специалистов принять 1,3, для наших специалистов 1,5. При планировке посёлка для иностранных специалистов учесть, что все бытовые вспомогательные здания как-то: магазины, баня-прачечная, столовая, парикмахерская и другие должны разместиться в посёлке. Посёлки должны быть благоустроены во всех отношениях, с водопроводом, канализацией, электроосвещением, хорошими дорогами, тротуарами и озеленением.

b) Определить стоимость строительства и потребовать в строительных материалах, рабочей силе и транспорте с учетом окончания всех работ к 1 января 1947 года. Отдельно также определить стоимость оборудования всех помещений жилья и соц. культбытовых зданий мебелью и другим оборудованием и инвентарем.

Все перечисленные предварительные материалы предоставить мне на рассмотрение к 23 мая с.г. 

Тов. Каллистратову: Заключить договор на проектно-изыскательные работы по посёлкам с ГСПИ-7. ГУКСУ предусмотреть в 1946 году финансирование всех работ по строительству посёлков в титульном списке капитальных работ по заводу №88. 
Н. Агеев

Письмо Агеева касается двух посёлков в г. Калининграде – это Жилпоселок в квартале №23 (квартал на Фрунзе) и Финский посёлок, названный так из-за преобладающих в его застройке каркасно-щитовых финских домиков. В письме отчетливо слышатся слова «срочно» и «некогда», некогда ни готовить проект, ни рассуждать о месте, всё должно быть готово как можно скорее, так как и в пункте 32 постановления Совета министров ясно сказано: «Считать работы по развитию реактивной техники важнейшей государственной задачей и обязать все министерства и организации выполнять задания по реактивной технике как первоочередные», а ответ за промедление придется держать перед самим Берией*.

Сталин, Маленьков, Берия. Конец 40-х, Источник: Всё о Второй мировой.

Интересно и то, что в письме Агеева прямо указывается на необходимость обособления посёлка для немцев (о создании полноценной инфраструктуры) и о включении посёлка для наших специалистов в городскую среду, что подчеркивает разницу подхода Министерства ко временному жилью для спецконтингента и к постоянному жилью для отечественных специалистов.

Александр Дмитриевич Каллистратов
Александр Дмитриевич Каллистратов – директор ленинградского завода «Арсенал» (1939—1942), директор завода № 88 (1942—1946), исполняющий обязанности начальника НИИ-88 (1946), директор ДСК-160 (1947—1959)
Источник: Википедия

Директору Завода №88 А.Д. Каллистратову поручено обеспечить нужное решение Исполкома горсовета в оперативный срок. Распоряжение землей находится в компетенции Московского областного исполкома, который проводит землеотвод по установленной Советским законодательством процедуре.
Письмо заместителя министра вооружения подписано во вторник 21 мая, а уже 24 мая на заседании Калининградского Исполкома рассматривался вопрос «Об утверждении проекта строительства 16-ти шлакобетонных домов Тресту №54 Министерства Вооружения.

«Решили: 1. Утвердить проект строительства 16 шлакобетонных 2-х этажных домов Тресту №54, согласно прилагаемого генплана участка, разработанного ГСПИ-7.

2. Предложить Тресту №54 внести в проект плана строительства подсобных помещений (сараи) на территории черного двора. 

3. Просить Мытищинский райсовет утвердить решение Калининградского Исполнительного Комитета».

В целях скорейшего начала работы нового НИИ участок в центре города, который ранее хотели оставить для весенне-летних мероприятий, был передан под строительство квартала для советских специалистов. Почему? Вероятно, по этому участку было проще и быстрее принять решение, ведь по нему уже с марта шла работа, и была подготовлена исходная документация.

Проектом предусматривалось строительство 16-ти шлакобетонных 2-х этажных домов, что было реализовано в финальном проекте, но не из шлакобетона, а преимущественно из силикатного кирпича. Указывается, что проект строительства разрабатывал Государственный Союзный проектный институт №7 Министерства Вооружения СССР (ныне ОАО «Ипромашпром»). Институт специализировался на проектных работах по восстановлению разрушенных предприятий, строительству новых предприятий, имеющих высокое значение для обороны страны. Заказчиком проекта строительства 1946 года выступил Завод №88.

Фрагмент Генплана Жилпосёлка – квартала №23
Май 1946 г.

Но прежде чем строить дома, нужно провести землеотвод. Этот вопрос находится в компетенции Московского областного исполкома. В период с 24 мая по 17 июня между областными ведомствами велась активная переписка, по вопросу отвода земельного участка под стройку. В приложениях к внутренней переписке всегда указывалось как решение Исполкома от 24 мая, так и решение от 25 марта о строительстве всего 5 домов.

17 июня 1946 года Решением Исполнительного комитета Московского областного совета депутатов трудящихся №1045 «Об отводе Государственному Союзному строительно-монтажному тресту №54 Министерства вооружения СССР земельного участка в Мытищинском районе под жилищное строительство» решил отвести Тресту №54 Министерства вооружения СССР земельный участок площадью 4 га в г. Калининграде под строительство двухэтажных каменных домов.

Решение Исполкома МособлСовета №1045 от 17 июня 1946 года об отводе земельного участка Тресту №54 Министерства вооружения СССР.

Указанное решение было направлено в Управление делами Совета министров СССР, Совету министров РСФСР и другим организациям республиканского и областного уровней. В период с середины июня по середину августа 1946 года работал специальный Технический совет по строительству квартала.

9 августа 1946 года приказом министра вооружения Главным конструктором изделия №1 (Баллистической ракеты дальнего действия) был назначен С.П. Королёв, в этот же день из Германии вернулись В.П. Мишин и Л.А. Воскресенский, которые 10 и 11 августа знакомились с материально-технической базой НИИ-88. Подбором кадров для отдела баллистических ракет дальнего действия до возвращения из Германии С.П. Королёва занимался В.П. Мишин, который набирал специалистов из ведущих советских ВУЗов.
16 августа 1946 года директором НИИ-88 был назначен Л.Р. Гонор. 26 августа министр вооружения утвердил структуру НИИ-88, в котором юридически утверждено создание отдела 3 СКБ (специальное конструкторское бюро) НИИ-88. 30 августа 1946 года начальником отдела 3 был назначен С.П. Королёв.

В.П. Мишин пишет в своих воспоминаниях:

В.П. Мишин

«Первыми трудностями, с которыми мне пришлось столкнуться в НИИ-88, являлись:
– комплектование отдела №3 специалистами, близкими к ракетной технике;
– предоставление жилой площади в Подлипках;
– необходимость общей индексации на русском языке документации по ракете «Фау-2» в различных наркоматах.

Сложное положение, назревавший разлад между союзниками не давали возможности организациям, занимавшимся традиционным вооружением, выделить опытных специалистов для работ по ракетной технике».

В день назначения Льва Рувимовича Гонора директором НИИ-88 на заседании городского Исполкома 16 августа 1946 рассматривался вопрос «Об утверждении решения Тех.совета по строительству жилых домов Трестом №54. Городской исполком решил, что «предъявленный проект планировки Жилого квартала по ул. Сталина, Карла Маркса и Фрунзе, составленный ГСПИ-7 Министерства вооружения под строительство 15-ти жилых двухэтажных домов утвердить со следующими замечаниями:

1. Со стороны улицы Сталина оформление квартала изменить в соответствии с кварталом по улице Фрунзе, т.е. дома т. №18 поставить на углы, а дома т.№11 поставить взамен №18. 
2. Представить на утверждение проект водопровода и канализации.
3. Представить проект утилизации домового мусора.
4. Тресту №54 принять долевое участие в строительстве водопровода и расширении очистных сооружений в связи с недостатком воды в существующих зданиях и систематическом спуском неочищенных сточных вод в реку Клязьму, без чего строительство жилого квартала в целом к эксплуатации допущено не будет». 

Таким образом, число домов по проекту первой очереди изменилось сначала с 5-ти на 16, а в августе с 16 на 15, а внесение изменения в проект застройки определялись решением Исполкома городского совета. По первому проекту первая очередь строительства включила 16 двухэтажных домов и детский сад-ясли. Второй очередью строительства предусматривалось оформление южного (парадного) фасада квартала. Но об этом мы поговорим во второй части нашей статьи.

ОГРОМНОЕ спасибо за помощь в подготовке статьи и материалов к ней Марине Косаревой, Сергею Борисовичу Мержанову, Галине Ивановне Маношкиной, Марии Мироновой, Ольге Мельниковой и другим гражданам, которых я не могу упомянуть пока открыто. 

*В воспоминаниях Сергея Александровича Афанасьева – министра общего машиностроения СССР можно проследить последствия доклада о промедлении ракетных дел у Лаврентия Берии:
«Однажды Устинов вызвал меня из цеха утром и сказал, чтобы я был готов через час вылететь в Москву. Зачем, по какому вопросу – ничего не сказал. Прилетели в Москву в Министерство, а затем поехали в Кремль на совещание к Берии. Рассматривался вопрос неудовлетворительного освоения двигателей на заводе. Берия сказал, чтобы доложил Устинов. Но последний ответил, что двигатели ведёт начальник Технического управления министерства, он же начальник цеха двигателей, пусть он и доложит – и всё переложил на меня.
Я стал докладывать, рассказал о трудностях освоения новых материалов, испытательных стендах, которые отставали со строительством, о ходе освоения деталей сборки, изготовления оснастки, необходимых мерах и сроках.
«Когда будет работающий двигатель и пойдёт серия?» – спросил Берия.
Я сказал, что утверждённым планом подготовки производства двигатель будет через восемь месяцев. Это вызвало гнев Берии. Он стал кричать. Совещание закончилось, все стали выходить, и я вышел из кабинета в приёмную. Секретарь Берии сказал, чтобы я остался. Я сел. Все проходили мимо меня и уходили, в том числе и Устинов. Последним выходил заместитель министра Иван Герасимович Зубович, который непосредственно вёл ракетную технику. Он подошёл ко мне и сказал: «Пойдём».
Но секретарь запретил уходить, сказал, что есть указание Берии товарища Афанасьева задержать. Возбуждённый И. Г. Зубович вернулся в кабинет, дверь была немного приоткрыта, я слышал кое-что из разговора. Он сказал Берии, что Афанасьева нельзя убирать, у него все нити двигательного производства, это приведёт к провалу двигателей ещё на два года как минимум.
Затем он вышел из кабинета, схватил меня за руку и потащил на выход. В таком состоянии я вместе с Иваном Герасимовичем выбежал через Спасские ворота из Кремля. Меня он предупредил, чтобы я не заходил домой, а ждал у храма Василия Блаженного машину и на этой машине, никуда не заезжая, уехал на юг, на завод. Что я и сделал».

Источники:

  1. Василий Павлович Мишин. Записки ракетчика / редактор-составитель И.Б. Афанасьев. – М. : Фонд «Русские витязи», – 2017. – 568 с.
  2. Вершинина Л.П. «Рождение Ракетно-космической отрасли Советского Союза. 1944 – 1947 гг.: сборник научных статей. – Киров : Кировская областная типография, 2016. – 136 с.
  3. Р. Позамантир, С. Мержанов, Л. Бондаренко, Ю. Сороколетов. «Калининград – Королёв. Полвека, ставшие эпохой: Т2» – М. Московский журнал. История государства Российского, 512 с.
  4. Книга-альбом «Сергей Александрович Афанасьев. Создатель отечественной космической отрасли» / авторы составители: М.А. Лукичёв, А.Е. Шестаков, Я.В. Нечёса, Н.М. Шаульская. Издательство «РМП», М. 2018.
  5. Статья подготовлена на основании архивных документов из муниципальных, государственных, ведомственных архивов.

Читайте также:

1 комментарий

  1. Превосходно интересный и важный материал, благодарю Вас обоих, Игорь, Галина Ивановна! Судить о ценности этого исследования можно хотя бы уже по количеству просмотров… Так держать! Будем ждать продолжения.

Добавить комментарий

Войти с помощью: