— Это же ваш Королев! (Продолжение)

Союзники на ракетном полигоне
Вот как пишет Георгий Александрович Тюлин в своих мемуарах:
«В Гамбурге мы пробыли около двух суток, причём в Куксхафен на запуск прибыли примерно за два часа до старта, в течение которых познакомились с технической позицией, где до этого готовилась ракета; со стартовой позицией, где уже была ракета установлена и шла заправка, и с бронированной машиной управления пуском «Панцерваген». Вся стартовая команда состояла из немцев в военной форме, но без погон. Изредка среди них оказывался британский офицер. Демонстрацией командовал английский генерал, достаточно любезно нас приветствовавший».

korolev2
Как теперь известно, первый пуск 3 октября не состоялся. Все делегации прибыли 15 октября, это был уже третий пуск. Но и этот пуск оказался неудачным, и делегации покинули полигон. Предстояло провести вечер и ночь в Гамбурге.
Самая представительная делегация (24 человека) была от США. Победоносцев сразу же выделил специалиста-ракетчика
В. Пиккеринга из Калифорнийского технологического института, в будущем второго директора лаборатории, разрабатывавшей «лунники» и межпланетные станции. Кроме него были неизвестные Говард Зайферт — специалист по ЖРД и морской офицер Грейсон Меррилл — будущий руководитель программы «Поларис». Французскую делегацию никто не знал, считалось, что они приехали просто отдохнуть!

В гостинице «Альтона»
Делегации были поселены в гостинице «Альтона». Для Сергей Павловича это, наверно, был самый свободный день. Берлин он особо и не видел, да и город был ещё в многочисленных развалинах. А Гамбург значительно отличался: большинство развалин было убрано, парки и скверы купались в зелени. Даже около разрушенных домов были высажены цветы! Гостиница тоже удивляла чистотой и порядком, правда Королёв сразу же отметил незнакомый запах кофе и табака. Да и в номере всё было необычно: на кровати большие длинные подушки, а на окнах задвижки — запоры, которые сразу закрывают раму сверху и снизу одним поворотом ручки. Кстати, я тоже видел такие запоры, и меня до сих пор интересует, как это сделано.

Современный вид гостиницы "Альтона"

Современный вид гостиницы «Альтона»

На следующий день опять за ними приехала машина, и советская делегация снова поехала на полигон «Альтенвальде». Англичане считали главным в нашей делегации Юрия Победоносцева, однако руководитель от англичан Камерон всё время пытался показать генералу Андрею Соколову отдельные узлы и агрегаты ракеты, которые лежали на складе в разобранном виде. Королёв впервые видел ракету «Фау-2» полностью в собранном виде, и она произвела на него впечатление, как пишет Я. Голованов в книге «Королёв: факты и мифы»). Конечно, нет никакого сравнения с ракетой, которую они делали в ГИРДе и запускали в Нахабино, но зато путь был правильный. Только жалко было упущенного времени!

На смотровых площадках

backfire021
На полигоне «Альтенвальде» немецкие строители устроили два деревянных помоста с перилами: один небольшой, он был ближе к пусковой установке — для официальных представителей делегаций, другой большой, несколько поодаль, за оградой из колючей проволоки — для остальных членов делегаций и корреспондентов (фотография эта сохранилась). На первом помосте командовал генерал-майор Камерон, сюда были приглашены советские офицеры высокого ранга (видимо Соколов, Победоносцев, Тюлин и Глушко), здесь же находились переводчики и кинооператоры. Надо отдать должное англичанам — все события тех дней они снимали на плёнку, после чего был смонтирован фильм, копию которого получила каждая делегация (интересно было бы найти эту копию у нас!).
С.П. Королёва не включили в список на первую смотровую площадку. Поэтому он был на втором наблюдательном пункте и мог увидеть ракету только на миг, когда она поднялась над деревьями и ушла в облака.

Капрал Фибах
О подготовке ракеты к запуску и о капрале Фибахе, командире немецкой пусковой команды, члены советской делегации, по всей вероятности, говорили в гостинице вечером.  С.П. Королёв не мог хорошо видеть работу стартовой команды, но важность её слаженной работы при пуске члены нашей делегации могли оценить достаточно высоко! На первом пункте находились: Камерон, Соколов, Победоносцев и другие официальные представители делегаций, а капрал Фибах подходил и докладывал Камерону о готовности ракеты к пуску. Вероятнее всего все данные о нём узнал Ю.А. Победоносцев, который был в это время на первой смотровой площадке, хорошо видел подготовку к старту и слышал доклады. Интересно, что ему же потом и пришлось заниматься дальнейшей судьбой этого капрала. После того, как с Фибахом были проведены беседы «нашими товарищами» из разведки, он дал согласие работать в институте «РАБЕ» в Берлине. Спустя полгода именно Победоносцев контрабандой на своей машине по горным дорогам, минуя английские пограничные посты, вывез его из английской оккупационной зоны в Берлин.

Воспоминания Хуцеля
А вот как пишет в своих воспоминаниях немецкий специалист-ракетчик Дитер Хуцель (из книги «Ракетный центр Третьего рейха»):
«Британцы великодушно относились к немецким ракетчикам (военному подразделению, работавшему с «Фау-2», срочно-служащим, техникам, офицерам).
Когда я приехал в Лагерь-А (это британский лагерь для немецких военнопленных в Альтенвальде, близ Куксхафена), было сравнительно мало работы, связанной с анализом, зато штат, занимающийся запуском ракет, был щедро укомплектован.
2 октября 1945 года британцы осуществили первый запуск ракеты на Балтике. Он оказался успешным. Те, кто находился в Лагере-С, проинформировали нас о времени запуска. С поляны возле нашего места проживания мы ясно видели, как ракета уходит в небо в почти точно установленное время. Всего через два дня произвели второй успешный запуск. Однако, позже стало известно, что ракета не достигла максимальной дальности. 15 октября произошёл третий и заключительный запуск «Фау-2» в рамках операции «Ответный огонь», он прошёл без существенных трудностей…»

Для справки: ракета «Фау-2», разработки Вернера фон Брауна
— высота 14 м;
— масса 12,5 т;
— боеголовка 1 т;
— топливо: этанол, вода, жидкий кислород;
— максимальная скорость 1,6 км/сек;
— дальность полёта 320 км;
— максимальная высота вертикального подъёма 209 км.

Владимир МАЛЫХ, историк, краевед

Источник: Газета «Калиниградка» № 84 от 2 августа 2016 г.

(Начало в «КП» № 83, от 30 июля 2016 г.)

Читайте также: