Где вы, «островки памяти»?

Наш город Королёв накануне своего  80-летия. Он растет ввысь, заполняя высотки людьми, которым мало знакома история этих мест. Не знаю, как им, жителям «спальных районов», но нам бы хотелось зацепиться за островки памяти, которые ещё хранят  что-то о другом измерении.

Платформа Подлипки появилась в начале 20 века благодаря дачным поселкам «Сапожниково» и «Ново — Перловка». Через землю сельца Куракино, которая принадлежала владельцу шелкоткацкой фабрики Сапожникову и граничила с севера с пустошами Вилы и Подлипки, прошла Щелковская ветка  Московско – Ярославской ж.д.

пст. Подлипки. Из брошюры «Новые дач. поселки «Сапожниково» и «Ново — Перловка». 1912 г.

Вот этот отрезанный от основных владений участок земли Сапожников Владимир Григорьевич решил превратить в дачный поселок. Поверенным по продаже участков стал кандидат права Александр Яковлевич Вейнрауб. Предполагалось разбить примерно на  50 участков. Перспектива открыть здесь остановку поезда для удобства отдыхающих была бы ничтожно мала, если бы наследники Перлова Николая Семеновича, последнего из братьев Перловых владельца пустошей Вилы и Подлипки,  не согласились превратить и их землю в дачный поселок. Все это делалось в чрезвычайной спешке. Они смогли от своего имени добиться 2 июня 1912 года разрешения от Лесоохранительного комитета на превращение лесных владений в дачный поселок под  названием «Ново-Перловка» [1]. Выпустили брошюру с фотографиями прорубаемых проспектов, передали обществу благоустройства два причудливых деревянных домика своего имения, предназначенных ранее для птиц, но которых можно сравнить с дворцами.

Рекламный проспект

Наметили место для общественного парка с прудами. 12 октября того же года уже была договоренность с А.Я. Вейнраубом о продаже вновь создаваемого дачного поселка. 12 ноября подписана купчая у Старшего нотариуса [2].

План пос. Сапожниково и Ново — Перловка. 1912 г.

Освящение вокзала состоялось 9 декабря 1912 года. Вот, что писала газета «Московские ведомости» № 288, с.3 от 13 (26) декабря: «На 19-й версте Щелковской ветки Северной ж.д. недавно образовались два поселка под названием «Сапожниково» и «Ново — Перловка». Владельцы этих поселков — А.Я. Вейнрауб и Г.В. и Н.В. Сапожниковы ещё раньше, в целях развития подмосковного расселения, было возбуждено в надлежащих сферах ходатайство о сооружении вокзала при платформе «Подлипки» и о включении её в число станций с остановками всех пригородных поездов.  Ходатайство было удовлетворено, возникло небольшое красивое здание вокзала, и 9 декабря явилось своего рода праздником для терпевших большие неудобства поселочников; в этот день состоялось торжественное освящение и открытие вокзала, над зданием которого после молебствия взвился освященный флаг. На торжество владельцами поселков было приглашено много гостей,  которым был предложен завтрак» [3].

Вы не думайте, что Вейнрауб был настолько богат, что сразу смог бы рассчитаться с Перловыми? Нет! Он взял деньги в банке, надеясь быстро продать участки. Все бы так и случилось, если бы не война. Продажа остановилась! Если ещё в 1913 году он смог продать 14 участков, то только 5 участков  в 1914 г.[4]. А деньги банку надо возвращать. Вот тогда, после трудных поисков покупателя, он принял решение продать английскому акционерному обществу «Бекос» часть  земли под строительство Казенного завода военных самоходов вопреки требованиям уставов дачных поселков – никаких заводов и фабрик вблизи. Это общество по договору с царским правительством стало строить завод. Выкупили и оставшуюся землю под рабочий поселок [5]. Увы, хотя дачных участков было продано около 120, дач построено всего около 50. Почему около…? У краеведа Шкляева была цифра — 53 дачи, но в архивах я видела иную. Когда сюда приехал Орудийный завод, то муниципализировано, а проще говоря, конфисковано  49 дач. Это был не лучший период в истории нашей страны. Комиссии ходили по поселку, определяли размер дач,  причисляя тем самым их к «барским», которые надо было отобрать. Живешь в поселке постоянно, размеры скромные, нет другого жилья – оставляли. Но, в конце концов, все дачи были переданы Орудийному заводу, а дачникам были предложены дачи в Тайнинке. Только те, кто успел устроиться на завод, смогли остаться в своей даче.

Кто же надеялся в начале 20 века наслаждаться ароматом соснового леса и близостью реки, т.к. обещали возить к реке на конке? Их оказалось не так уж много, и скупали они участки ближе к платформе – поезда не докучали своим прибытием, да и это было в то время сравнимо с развлечением. Покупателями были, конечно, состоятельные люди — в большинстве своем коммерсанты: директор Товарищества А.Я. Балина  Балин Н. А., управляющий Рябовской мануфактуры Никитин  М.И., владелица Соколовской мануфактуры Соколова Ю.И., жена фабриканта Русакова , коммерсант Макаров С.С., жена кондитера Бачаева, жена помощника начальника Московского почтамта Федотова Е.Н., провизоры  Гуттаковский А.Ф. и Онгирский Г.К., артисты театра Незлобина. Купили участки профессора Лазаревского института Аттай Михаил Осипович, Варшавского — Лебедев Иван Васильевич, доктора медицины Маиков С.Ф., Холмогоров Сергей Гаврилович и член Московской Городской Думы Присяжный поверенный Холмогоров Михаил Гаврилович с женой [6].

Какие же дачи смогли сохраниться в быстро растущем городе? Их немного.  Вдоль железной дороги, ближе к современному рынку  Фрунзенского тупика, была дача Макарова Сергея Семеновича. Она называлась «дальней» и включала  два дома, большую конюшню, каретный сарай и другие важные в дачной жизни постройки. Одна из дачных построек долгое время использовалась под гранитную мастерскую (недавно снесена). Две «ближние» дачи по Лермонтовскому проспекту (сейчас  ул. Карла Маркса) —  третья и четвертая от линии ж.д. Одна сдавалась сотрудникам «Бекос» в аренду и состояла из 11 комнат.

Здесь, как вы видите, от платформы идет Мариинский проспект (ныне ул. Калинина), далее —  Лермонтовский проспект (ныне ул. Карла Маркса), следующий  – Тургеневский (сейчас ул. Фрунзе). Пройдем по Лермонтовскому проспекту. От полотна ж.д. первая и вторая дача по правой стороне под № 65 и 64 принадлежали потомственной почетной гражданке Смирновой Александре Павловне. Две другие № 63 и 62 — Макарову, о котором я говорила выше. Следующая дача под № 61 – служащему банка Сахарову Александру Васильевичу. Участок под № 60 куплен  Шеффер Иваном Францевичом. Еще одна дача под № 59 продана Крылатову Ивану Яковлевичу. Все эти участки имели одинаковые площадь и размеры. А участок под № 58 разделен между двумя владельцами — женой кондитера, Бачаевой Пелагеей Васильевной, и  Афониным  Федором Андреевичем, но он был одним из трех участков, расположенных перпендикулярно Александровскому проспекту (ныне ул. Циолковского) [7]. Если наложить эту карту на современную, то получается, что сохранившийся деревянный дом и ещё один небольшой,  рядом расположенный, в котором была долгое время лаборатория детской поликлиники, куда мы носили анализы своих детей,  это постройки Шеффер Иванович Францевича.

Одна из дач на участке Шеффер И.Ф.

Когда приехал Орудийный завод, то стала проблема размещения рабочих и служащих. Так вот в одной даче Шеффер проживали: архитектор завода Самойлов А.В. с женой Марией, дочерью Ниной 7 лет, Антипова, Белякова,  а на другой даче жили сам Шеффер с женой (он стал работником завода), Юдина, Хромов, Терновская, Ларионова и Федорова [8]. Как видите, здесь проживали ещё не имевшие семью молодые люди.

Самойлов Анатолий Васильевич

Самойлов уволился вскоре, в апреле 1919 года, с Орудийного завода, но некоторое время все-таки проживал здесь. Но в памяти жителей этот дом называется — дачей Спиридонова. Почему? После войны из Усть – Катава в Подлипки на вновь создаваемый НИИ-88 приехала группа специалистов, среди которых был и Спиридонов Алексей Сергеевич.

Спиридонов Алексей Сергеевич

В Википедии вы можете ознакомиться с его послужным списком. Скажу только, что после командировки в Германию, где он знакомился с разработками в области ракетной техники, его служба стала тесно связана с космической отраслью. Он стал Главным инженером Седьмого и Шестого Главного Управления. В 1948-49 годах работал Главным инженером НИИ-88, где первым директором был Л.Р. Гонор. Поселился на даче по ул. К.Маркса. С 1953  по 1959 год Алексей Сергеевич,  сменив М. К. Янгеля, оставался на посту директора НИИ-88. В 1959 году по состоянию здоровья покинул этот пост, но остался в Институте на должности старшего инженера в подразделении, которое в 1966 году перешло к НИИ измерительной техники (НИИИТ).

Дача Шеффер-Спиридонова ещё хранит былой облик. Ул. Карла Маркса дом 10а. 1960-е годы

Когда началось строительство новых многоэтажных домов и по улице Карла Маркса, Спиридонов не пожелал переезжать куда-либо — остался жить здесь. Но именно поэтому, соседний дом № 12 при строительстве имел только три подъезда, а не четыре, как должно быть по плану.

Ул. Карла Маркса в сентябре 2017 г.

Он любил поработать на огороде, выходя часто в дачном одиянии (семейные трусы или тренировочные), и не хотел, чтобы из окон соседних домов кто-то наблюдал за ним, поэтому в торцах домов нет окон, а дачный участок обнесён высоким забором.

Дача с каменной пристройкой. 2017 г. сентябрь. Фото И.Гришина

А. С. Спиридонов скончался 21 июля 1976 года после тяжёлой болезни. Похоронен на Невзоровском кладбище.  Проживала семья Спиридоновых на даче Шеффер и после смерти Алексея Сергеевича.

Дача зимой. 2017. Фото Гришина.

Этот неожиданный островок памяти первых дач поселка надо превратить в музей. Ведь где-то должна быть экспозиция с предметами быта дачников, потом сменивших их рабочих МОЗ, где-то услышать рассказ об известном в советское время архитекторе  Анатолии Васильевиче Самойлове и Спиридонове Алексее Сергеевиче [9].

Под такой вывеской продолжает своё существование дача Шеффер-Спиридонова.

Повезло и даче под № 74 на пересечении Александровского и Лермонтовского проспектов, где жил владелец дач. поселков А.Я.Вейнрауб, которую разобрали и перенесли на ул. Лермонтова Финского поселка, выросшего на южной окраине города в 1947 году.

Дача № 74 А.Я. Вейнрауба на Финских.

Ещё возможно сохранить для памяти поколений и три дома рабочего поселка на ул. Ленина.

Один из ещё сохранившихся домов рабочего поселка МОЗ на ул. Ленина. Фото И.Гришина. 2017 г.

Только нужно волевое решение администрации, чтобы встретить 100-летие приезда в 1918 г. Орудийного завода, 80-летие образования (в 1938 г.) города Калининграда сохраненными и восстановленными  дачами, чтобы можно было показать жителям и гостям первые постройки в Подлипках. Это было бы прекрасным подарком к ближайшим юбилеям и всем последующим.

Правда, есть ещё несколько деревянных дач, перенесенных на Финский поселок после войны. Иные спрятались под сайдинг, а другие ещё можно увидеть, но это уже частные дома, в которых живут люди.

Источники:

[1] ОХД до 1917 г.Фонд 364.Опись 15. Дело 423. Лист 1.

[2] ОХД до 1917 года. Фонд 1077. Опись 1. Дело 250. Лист 2-4.

[3] газета «Московские ведомости» № 288, с.3, от 13 (26) декабря. Найдена заметка Марцевичем Ю.П.

[4] ОХД до 1917 года. Фонд 262. Опись 46. Дело 174. Лист 4, 14.

[5] ОХД до 1917 года. Фонд 1077. Опись 1. Дело 250. Лист 2-4.

[6] ОХД до 1917 года. Фонд 1077. Опись 1. Дело 250. Лист 12 — 15.

[7] Там же.

[8] ЦГАМО. Фонд 6377. Опись 1. Дело 5. Лист 43об.

[9] Анатолий Васильевич Самойлов работал на ПОЗ, разработал план размещения ПОЗ в Нижнем Новгороде, составил проект расположения ПОЗ на площадка КЗВС в Подлипках.

Коренной житель города Калининграда — Королева, член Союза краеведов России Галина Маношкина.

172 просмотров всего, 10 просмотров сегодня

Читайте также:

error: